Смарт-карты - тема модная, да и цифры достаточно впечатляют. Однако речь в этой статье пойдет о том, как отечественная компания "АйТи" (которая, кстати, в западных источниках фигурирует как Information Technology Company) на равных участвует в серьезном и перспективном международном проекте, причем результаты совместной деятельности одинаково успешно внедряются и в Америке, и в России.

Известно, что российские специалисты на Западе в цене, а некоторые отечественные разработки получили признание на внешнем рынке. Мы писали об успехах ABBYY, "Элвис+", "Параграф", "Эльбрус 2000". И все же опыт "АйТи" особый. Дело в том, что Smart-City "возводится" совместно добрым десятком фирм. Число участников растет буквально с каждым визитом на посвященную проекту Web-страницу. Среди них есть и крупные международные компании, например GemPlus, и небольшие, типа PTI; самостоятельные, как Debitek, и принадлежащие гигантам компьютерной индустрии: английскую ICL приобрела японская корпорация Fujitsu, а VeriFone куплена Hewlett-Packard. Для одних компаний Smart-City - это главное направление деятельности: скажем, у PTI упоминание о нем можно встретить на первой же странице Web-сервера. Для других же это лишь один из бесчисленных проектов; так, на узле GemPlus соответствующую информацию пришлось искать посредством функции Search. В списке участников проекта есть еще одна компания из СНГ - украинская ИНТ.

Ирландские корни и сибирские заказчики

Исследовательский центр ICL ITCentre находится в Дублине, столице Ирландии. За спиной центра - финансовая мощь и традиции родительской корпорации Fujitsu. ICL ITCentre поставляет свои услуги и технологии заказчикам из 70 стран. Smart-City - не единственный продукт этого современного центра, проводящего широкий спектр исследований, но, судя по всему, важнейший. Именно здесь архитектура Smart-City зародилась и сделала свои первые шаги; до сих пор центр играет важную роль в ее разработке.

Российский след в истории Smart-City тянется с 1993 года. Тогда глава "АйТи" Тагир Яппаров вместе со своими друзьями-партнерами путешествовал по Восточной Сибири в поисках новых проектов. В одном из тамошних банков рассматривали возможности работы с карточками. Банк заказал "АйТи" провести исследование возможностей применения соответствующих технологий в России и мире. Яппаров, здраво рассудивший, что у его компании, до того времени не работавшей в этой области, нет возможности провести исследование на должном уровне, обратился к своему другу-американцу Биллу Манжино, у которого был большой опыт реализации международных проектов такого рода. Манжино работал в Японии, Нигерии и других странах, в основном в области систем автоматизированного проектирования и производства. Тагир сказал своему приятелю: "В большой международной корпорации ты многого достиг, но там у тебя есть определенный потолок. Давай попробуем. Имеется работа, и она оплачена. Нужно разобраться с карточками".

Билл составил план действий, провел маркетинговое исследование, попытался определить, какие решения наиболее подходят для России, и пришел к выводу, что магнитные карточки - это пройденный этап, и следует заниматься смарт-картами, как в плане общей стратегии, так и в рамках конкретной системы, которую предстояло реализовать.

Работа началась. Были приобретены необходимые инструментарий и оборудование, а программисты "АйТи" получили задание разобраться и сделать пилотный проект - небольшую систему, которую можно было бы демонстрировать потенциальным заказчикам. И она была создана; в окошке DOS появлялись рисунки: банк и магазин, между которыми ездил курсор - автомобильчик с крутящимися колесиками. Можно "пойти" в банк, нажать кнопку и, воспользовавшись устройством чтения смарт-карт, начислить на карточку какие-то деньги; "переместившись" в магазин и нажав кнопку там, оплатить "покупку"; при этом с карточки деньги списывались.

Обзор рынка смарт-карт, который подготовил Манжино, помог выйти на тот самый исследовательский центр ICL, который в то время занимался разработкой системы для ирландского банка ACC. Система тогда существовала в виде пилотного проекта - она строилась на Access и Visual Basic; использовались в ней карточки GemPlus и старое поколение терминалов VeriFone. Билл решил, что пора действовать.

Было подключено еще несколько американцев, которые как технологи составили задание, а программистов "АйТи" отправили в командировку в Ирландию, где за пару месяцев они создали программное обеспечение POS-терминалов, после чего был реализован прототип системы. Его описание представили тому самому банку, который заказал исследование. Однако в банке, посмотрев его, сказали, что пока не готовы к внедрению подобной технологии.

Спираль раскручивается

Однако определенная работа уже была проделана. Чтобы привлечь внимание новых заказчиков, Яппаров отправился в очередную поездку по стране. В компании "Пурнефтегаз" концепцией заинтересовались. В 1994-м, спустя год после начала реализации проекта, приступили к обкатке первой версии системы. Внедрение системы, обучение всех клиентов (всего было выдано 100 карточек) и продавцов, которых разбивали на группы по десять человек в каждой - все было организовано Биллом на западный манер. В помощь Манжино, которому уже не хватало времени и сил в одиночку продвигать этот проект в России, подключился Вайнштейн.

Настало время создать более основательное, хорошо масштабируемое решение. Перед программистами ITC ICL было поставлено задание разработать на платформе Unix/Sybase вторую версию системы, которая бы функционировала в архитектуре клиент-сервер. Российские программисты занялись реализацией широкого спектра устройств Card Accepting Device - то есть терминалов и иного оборудования, которое непосредственно работает с карточками. Фактически за "АйТи" осталась клиентская часть системы (front office), а за ITC - внутренняя часть системы (back office).

Постепенно складывалась организационная структура и в "АйТи". К моменту, когда поставили вторую версию системы в "Пурнефтегаз", группа разделилась на две части. Программисты перестали общаться с клиентом непосредственно, появились группы поддержки, тестирования, внедрения и так далее. На тот момент в отделе было пять программистов, четыре человека занимались внедрением и поддержкой.

Образованная Биллом Манжино специально для реализации этого проекта компания PTI (Product Technology Inc.; не следует путать ее с другой американской фирмой, Production Technology Inc.) первое время работала почти исключительно на российском рынке. Лишь с 1996 года PTI начала развивать свой бизнес и в Соединенных Штатах - и довольно успешно. Принимала активное участие в выставках, в 1997 году даже выпустила смарт-карту участника выставки CardTech/SecureTech. Сегодня бизнес, связанный с производством смарт-карт, в США развернулся по-настоящему.

"До сих пор было так: в России реализуются проекты, развивается конкуренция, организуется тендер, - рассказывает Вайнштейн, - словом, жизнь бурлит, а в США в это время поговаривают, что это, конечно, классная технология, но, наверное, Америка к ней не готова. Обойдемся пока магнитными картами, раз у нас коммуникации дешевые. Конечно, в Европе, где услуги связи дороже, это имеет смысл".

В этом году ситуация изменилась радикально. "Симфония решений" - таков был девиз выставки CardTech/SecureTech. Все заговорили об инсталляциях, готовых проектах. Америка проснулась. Но уже в 1996 году PTI начала формировать собственную инфраструктуру в расчете на американские проекты. В компании появились первые программисты, и постепенно часть разработок была перенесена из Ирландии в США.

Интерфейсы программ и программистов

Взаимоотношение групп программистов "АйТи" и PTI формализовались. Обычно сотрудничающие коллективы обмениваются готовыми продуктами. Но "АйТи" и PTI работают как одна команда: все продукты тестируются совместно. Постоянно идет обмен альфа-версиями, что позволяет ускорить тестирование, поскольку все компоненты тесно связаны между собой. Из-за большой разницы во времени можно сказать, что работа идет 24 часа в сутки; это может стать большим преимуществом, но может и развалить все дело, так как ответ на заданный вопрос в этом случае вы получаете лишь на следующий день.

По словам Вайнштейна, прежде сильное влияние ITC ICL постепенно сходит на нет. Проект Smart-City начал жить. Это открытое решение, которое всегда позиционировалось не как готовый продукт, а как технологическая платформа. Американская компания V-One разработала брандмауэр на смарт-картах, которые позволяют получить доступ через Internet к защищенным ресурсам. Присоединившиеся к проекту компании Debitek и SyberMark пишут специфические приложения. Debitek разработала приемное устройство для карточек, которые можно вставлять в торговые автоматы и в стиральные машины. Nortel создает телефоны на смарт-картах. OKI предлагает маленькие устройства, помогающие быстро проверить, сколько денег осталось на вашем счету. PTI определяет общие вопросы технологии системы, сейчас внутреннюю часть системы в основном разрабатывают в этой компании. За клиентскую часть полностью отвечает "АйТи".

Новостройки городка

В настоящее время вышла уже вторая версия внутренней части системы. В отличие от первого решения, которое было хотя и клиент-серверным, но монолитным, второе имеет компонентную структуру. Из пользовательского интерфейса доступен набор взаимодействующих OLE-серверов; решение можно произвольным образом комбинировать, масштабировать. Поддерживаются СУБД Oracle и Sybase. "АйТи" заметно продвинулась в развитии клиентской части системы; разработано решение для банкоматов, в том числе для их мониторинга; реализовано несколько типов терминалов.

Направления развития системы часто диктовались потребностями рынка. Череповецкий "МетКомБанк" в категорической форме потребовал, чтобы решение основывалось на СУБД Oracle, а система в то время еще работала только на Sybase. Пришлось срочно перенести ее на Oracle; в то время это делалось в основном силами ITC. После этого линия Oracle начала развиваться. Первоначально для каждой из двух СУБД предлагалась отдельная версия - и разные исполняемые файлы - одинаковой функциональности. В последней версии один продукт работает и с Sybase, и с Oracle.

СУБД Microsoft SQL Server не поддерживается. Существующее решение хорошо масштабируется, однако минимальные требования к конфигурации достаточно высоки, поскольку в системе интенсивно используются хранимые процедуры и другие механизмы, "утяжеляющие" СУБД. "АйТи" не планирует добиваться того, чтобы система имела возможность работать с легкими СУБД; сложность самого продукта сведет на нет преимущества такого перехода. Вместо этого предполагается создать специальный продукт Smart-City Lite, где большую часть настроек можно будет спрятать от пользователя путем предварительной конфигурации под конкретного клиента. Сейчас есть решения для платформы Digital Unix на AlphaServer, для SCO Open Server и Windows NT. В США в основном устанавливаются системы на базе операционных систем от Microsoft и SCO, в России же инсталляций на Windows NT пока не было.

Два мира - две системы?

Оборот Smart-City в Америке и России практически одинаков, однако по количеству проектов впереди США. Это связано с особенностями рынков. PTI в отличие от "АйТи" не торгует аппаратным обеспечением - его продают непосредственно производители. Поэтому бизнес PTI - программное обеспечение и консалтинг. Заказчик может прийти за готовым решением в GemPlus, а та в свою очередь приглашает PTI: GemPlus поставляет свои карточки, а PTI - саму систему. В России готовые решения поставляет "АйТи".

Авторские права на систему по-прежнему принадлежат центру ITC ICL, который продвигает систему в Европе и Азии. Были инсталляции в английском клубе в Токио (клубные карточки) и в Университете Уэльса, однако гораздо менее успешные, чем у PTI, что объясняется жесткой конкуренцией на европейском рынке, где смарт-карты распространены намного шире.

По числу карточек SmatCity США также вырвались вперед. Определились два основных для систем SmatCity сегмента рынка: военный и университетский. В университетах каждая установка - это 20-30 тыс. карточек. Уже охвачено больше десяти университетов (Университет Торонто, Университет штата Флорида и другие). Активно закупает систему Военно-морской флот. Например, она эксплуатируется на крейсере "Йорктаун". На 300 человек команды установлено пять или шесть торговых автоматов с кока-колой, к системе подключен магазин, столовая и так далее. На корабле есть банкомат, который связывается с процессинговым центром через спутник, благодаря чему моряки могут получить наличность, даже если судно находится в море. В скором времени система будет развернута и на военных базах, куда этот корабль заходит.

В России эти рынки пока не так активно приобщаются к технологиям смарт-карт. Впрочем, Вайнштейн считает частные школы своими потенциальными заказчиками: "Мы можем гарантировать, что деньги, которые родители дадут ребенку, будут потрачены не на выпивку или сигареты, а на обед в столовой". Другой вариант - продавать по карточкам прохладительные напитки в торговых автоматах; по крайней мере, такие автоматы не будут ломать из-за денег.

Разум города берет

Искать сведения о Smart-City легко, потому что такой информации много - и трудно, поскольку это название приглянулось многим. Различные его вариации используются разработчиками геоинформационных систем, поставщиками Web-решений и даже теми, кто вообще никакого отношения к компьютерам не имеет.

В России торговая марка Smart-City зарегистрирована "АйТи", в Соединенных Штатах - PTI. Существует и определенное разделение обязанностей: "АйТи" отвечает за продвижение Smart-City в России и странах СНГ, а PTI - во всем остальном мире.

О судьбе проекта сегодня судить трудно - слишком уж непредсказуем последнее время компьютерный рынок. По-моему, у Smart-City есть все шансы для быстрого развития. Но что бы ни случилось со "смышлеными городами", опыт участия в подобном проекте окажется полезен не только "АйТи", но и многим другим российским компаниям. И как мы поняли, "АйТи" не против этим опытом поделиться.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями