как снежный ком, создавая новые представления о богатстве, власти, централизации и популярности.

К чему это может привести?

Ясно, что бум слияний свидетельствует о сдвиге в сторону действительно глобальной экономики. Разве многострадальных вкладчиков будет интересовать участь японских банков, если, используя современные технологии и знания, такие компании, как Citicorp, Travelers, Merrill Lynch и другие, смогут предоставить им возможность гораздо более выгодных инвестиций? Конечно нет. Японские потребители давно хотят стать клиентами Citicorp - о чем всего каких-нибудь несколько лет назад они не могли и мечтать.

С другой стороны, любому, кто хотя бы поверхностно изучал историю бизнеса, сложившаяся ситуация должна показаться знакомой. Ровно сто лет назад, когда мир переживал похожий период гигантизма, в бизнесе доминировали монополии, сложившиеся в результате вертикальной интеграции.

Тогда общественность США выступила против бесконтрольной корпоративной власти, жестокой конкуренции, неравенства доходов и тяжелых условий труда. Наступила новая, "прогрессивная" эра антимонопольного законодательства, эра регулирования бизнеса и защиты прав трудящихся.

Глядя на то, как общественность нападает на крупных производителей табачной продукции (Big Tobacco), возмущается по поводу завышенных цен, назначаемых авиакомпаниями, старается предотвратить расширение империи средств массовой информации Руперта Мердока в Европе и, естественно, проявляет обеспокоенность огромной мощью корпорации Microsoft, можно утверждать: в обществе снова доминирует мнение о том, что нерегулируемый мировой рынок выходит за рамки дозволенного.

Конечно, будет рынок свободным или нет, скоро выяснится. Но в любом случае это непосредственно затрагивает компьютерную промышленность. В конце концов, именно развитие технологий позволяет вести мировой бизнес 24 часа в сутки и 365 дней в году. Именно развитие технологий дает возможность инвестиционной компании Merrill Lynch принимать деньги в Японии и инвестировать их туда, где они принесут наибольший доход. И именно развитие технологий, предоставляющих новые способы распространения корпоративных знаний, помогает мировым лидерам рынка справляться с растущим числом клиентов.

В книге The Commanding Heights ("Командные высоты") лауреат Пулитцеровской премии писатель Даниэл Йоргин проводит всеобъемлющий анализ мировой экономики. Он формулирует пять важнейших вопросов, ответы на которые служат индикатором изменения общественного мнения. Три из них особенно уместны по отношению к компьютерной промышленности.

  1. Производится ли по-прежнему достаточное количество необходимых товаров при увеличении доходов и росте уровня жизни?
  2. Можно ли считать результаты глобальной рыночной конкуренции в целом честными и справедливыми?
  3. Не противоречит ли конкуренция требованиям, связанным с сохранением национальной и культурной самобытности?

Современные технологии настолько тесно переплетаются с экономикой, что их будущее зависит от ответов на эти вопросы. Технология и открытый мировой рынок тесно взаимосвязаны, но поддержка мирового рынка формируется именно под воздействием общественного мнения. Доказать всему миру, что развитие технологий и объединение мировой экономики как раз входит в его интересы, всегда было сложно. Похоже, эта задача никогда не будет решена окончательно.

В течение последних десяти лет ответы на вопросы Йоргина свидетельствовали о движении к объединенной мировой экономике, однако с некоторых пор этот индикатор стал обнаруживать признаки сдвига в противоположную сторону.


С писателем, независимым консультантом и обозревателем Computerworld Дэвидом Мошеллой можно связаться по его электронному адресу dmoschella@earthlink.net.

Кто виноват?

Лаура Кроушоу, руководитель Executive Insight Development Group, предлагает администраторам следующий тест, чтобы проверить, насколько их поведение ухудшает моральный климат в подразделениях.

  1. Часто ли подчиненные обращаются ко мне с жалобами на других сотрудников или подразделения?
  2. Способствую ли я утверждению принципа "мы против них", вместо того, чтобы предлагать взаимовыгодные решения?
  3. Делаю ли я критические замечания, ссылаясь на личные качества сотрудников, а не на их профессиональные достоинства?
  4. Не допускаю ли я высказывания, высмеивающие сотрудников?
  5. Игнорирую ли я поступки, идущие вразрез с моим мнением, и позволяю ли сотрудникам выражать свое недовольство?
  6. Тратят ли мои подчиненные больше времени на то, чтобы высказать недовольство какими-то моментами, чем на то, чтобы решить возникшие вопросы?
  7. Избегаю ли я декларации приемлемых стандартов руководства в моем подразделении?
  8. Ухудшается ли моральная обстановка?

Если хотя бы на один из вопросов вы ответили "да" - стоит задуматься; если таких ответов два и более - вы виноваты.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями