Сетевой "этнограф" о пользе бесплатных программ

Выставив на всеобщее обозрение исходные тексты браузера Communicator, компания Netscape Communications 22 января "положила начало новому этапу развития индустрии программного обеспечения". Так считает Эрик Раймонд, который известен прежде всего как издатель хакерского словаря The (New) Hacker's Dictionary. Раймонд, называющий себя "антропологом хакеров", постоянно выдумывает всякие странные шуточки. В частности, он является создателем Музея вычислительной техники (Retrocomputing Museum) и компьютерного языка-пародии INTERCAL.

Однако Раймонд не просто отслеживает культурные тенденции, наметившиеся в компьютерной индустрии. Он стремится поменять направление развития ПО в целом. Его задача - пропагандировать достоинства "программ с общедоступными исходными текстами" (open-source software). Этот выдуманный им самим термин не что иное, как еще одно название бесплатного ПО (freeware). Или нет?

В интервью SunWorld Раймонд кратко изложил суть своей деятельности по пропаганде бесплатного ПО. "Довольно долго - без малого двадцать лет - мы пытались совершить революцию снизу." Главная ее цель, по его словам, заключается во всеобщем признании бесплатного ПО - программных продуктов, которые "можно копировать и модифицировать без всяких ограничений". Раймонд утверждает, что эти программы можно "развивать и совершенствовать гораздо быстрее".

Вместе с другими сторонниками бесплатного ПО он пропагандировал эту идею как среди программистов, так и среди компьютерных пользователей. Однако, по словам Раймонда, тактика "революции снизу... с треском провалилась. Она ни к чему не привела". В сущности, его проповеди оказались напрасны.

Теперь Раймонд намерен действовать "сверху вниз". 4 февраля представители Netscape привезли Раймонда в штаб-квартиру корпорации, расположенную в калифорнийском городе Маунтин-Вью. Там состоялись весьма результативные переговоры, касающиеся вопроса о том, как сделать бесплатными исходные тексты продукта Communicator. Чтобы получить наиболее полное представление о мире программ с общедоступными текстами, руководство Netscape встретилось также с Линусом Торвальдсом, создателем Linux - популярной операционной системы, разработанной на базе бесплатного ПО, а также с другими специалистами.

Почему корпорация Netscape начала переговоры именно с Раймондом? На августовской конференции Perl, которая прошла в Сан-Хосе, инженеры Netscape ознакомились с его статьей "Храм и торжище". Предлагаемые Раймондом пути развития бесплатного ПО произвело на них сильное впечатление. В течение нескольких месяцев внутри корпорации ходили копии этой статьи и продолжалось ее обсуждение. В конце концов президент и исполнительный директор Netscape Джеймс Барксдейл решил использовать некоторые изложенные в ней принципы в работе компании.

Так на месяц-другой Раймонду представилась уникальная возможность - воспользовавшись авторитетом Netscape, путем убеждения "сверху" добиться того уровня признания программ с общедоступными текстами, которого не удавалось достичь в прошлые годы.

Но почему это должно волновать читателей SunWorld? Во-первых, если Раймонд и другие ученые мужи, в частности Тим О'Рейли (основатель и исполнительный директор O'Reilly & Associates) и Ричард Сталлман (который, как и Торвальдс, стал в 1998 году лауреатом премии Electronic Freedom Foundation Pioneer) правы, то бесплатное ПО будет играть важнейшую роль в сохранении жизнеспособности нашей индустрии. Скажем, О'Рейли настолько уверовал в блестящее будущее бесплатного ПО, что принял решение спонсировать конференцию Perl, которая так вдохновила сотрудников Netscape. Более того, именно О'Рейли пригласил Раймонда выступить на конференции.

К тому же сейчас Communicator очень популярен. Для сотен тысяч наших коллег разработка Web-приложений, ориентированных на этот Web-браузер, - повседневный труд. И именно он является объектом последнего судебного разбирательства, затеянного Министерством юстиции против Microsoft.

Но если программы с общедоступными текстами, или бесплатное ПО, имеют такое важное значение, то почему "революция" Раймонда потерпела крах? Думается, неудача Раймонда не связана с самим программным обеспечением. С точки зрения технологии разработка бесплатного ПО - это несомненный успех. Это ПО широко распространено и давно признано миром Internet. O'Рейли постоянно подчеркивает, что некоторые продукты с общедоступными текстами являются самыми необходимыми составляющими Internet. Среди таких продуктов - BIND, дающий возможность проводить в Сети всю символьную адресацию (без него пользователям пришлось бы, к примеру, запоминать код 204.71.200.72 вместо имени http://www.yahoo.com/); sendmail - средство передачи большинства сообщений электронной почты; стандарты HTTP и HTML, определяющие World Wide Web; сервер Apache, посредством которого в Web попадает больше страниц, чем с помощью всех остальных серверов, вместе взятых; язык Perl, который используется для обработки основной массы динамических Web-страниц, рассчитанных на стандарт CGI.

Несмотря на широкое распространение этих программ, их перечисление все-таки не дает полного представления о популярности бесплатного ПО. Многие известные коммерческие новинки появились в государственных научно-исследовательских учреждениях. Так, большая часть ядра Windows NT была заимствована из операционной системы Mach, которая используется в Университете Карнеги - Меллона. Исходные тексты операционной системы, созданные главным образом в Калифорнийском университете Беркли и Стэнфордском университете, легли в основу первых операционных систем, выпущенных компанией Sun Microsystems. Программное обеспечение, включенное во многие маршрутизаторы, рождалось в стенах того же Университета Беркли.

В чем же проблема? Наше представление о программах с общедоступными исходными текстами во многом не соответствует реальности. Менеджеры, как правило, отождествляют слово "бесплатный" с определениями "не имеющий поддержки" и "любительский". Большинство ответственных руководителей считают, что политика по запрещению использования бесплатного ПО защитила бы их компании от многих неприятностей. Разработчики, предлагающие технологию бесплатного ПО в качестве компонента коммерческих приложений, прекрасно осознают масштабы сопротивления, которое необходимо преодолеть, прежде чем руководство согласится хотя бы проанализировать выгоды от использования вышеупомянутого программного обеспечения. Решение Netscape сделать Communicator бесплатным поразило практически всех производителей программ. Более того, оно удивило и большинство сотрудников самой Netscape. Это было единоличное решение Барксдейла. Он не проконсультировался ни со своими программными инженерами, ни с Раймондом, хотя в пресс-релизе корпорации от 22 января Раймонд выловил несколько фраз из статьи "Храм и торжище". На следующий день он позвонил в корпорацию Netscape, чтобы узнать о намерениях ее руководства. Через несколько часов ему перезвонила вице-президент корпорации по корпоративным коммуникациям Розанн Сиино, которая подтвердила, что статья "оказала влияние" на решение Netscape, и пригласила автора на встречу с Барксдейлом.

После этого Раймонд быстро осознал, что у него появился "серьезный шанс помочь Netscape выйти из затруднительного положения. Ведь корпорация рискует не только престижем сообщества сторонников бесплатного ПО, но и собственным будущем". Как наиболее эффективно воспользоваться появившейся возможностью и изменить сложившееся отношение к бесплатному ПО? Он составил целый план, в котором подробно изложил свои идеи.

Раймонд не устает повторять, что с точки зрения потребителя ПО "использование программ с недоступными исходными текстами - это безумие". Всем известно, что программная поддержка, осуществляемая поставщиками, оставляет желать много лучшего и что, если поставщик ПО прекратит свое существование, у пользователей возникнут большие проблемы. "Единственный способ сохранить высокое качество разработки ПО, а также любых других результатов научной деятельности и проектирования - это проводить независимые экспертные оценки", - считает Раймонд. Он уверен: безупречная работа Internet-инструментов объясняется прежде всего тем, что они прошли комплексную экспертизу, которую можно обеспечить только при использовании программ с общедоступными исходными текстами. Со временем Раймонд надеется убедить потребителей ПО требовать от производителей именно такого уровня качества.

Эта работа является продолжением той деятельности, которую Раймонд и другие сторонники бесплатного ПО ведут уже давно. Однако теперь в ней появилось нечто новое. Раймонд старается доказать крупным разработчикам, в частности Netscape, что они также могут получить выгоду от создания бесплатных программ. Раймонд выделил три модели создания программ с общедоступными исходными текстами: обеспечение платной поддержки, которую практикует Cygnus (она продает контракты на поддержку бесплатных программных продуктов) и ряд других компаний; утрата лидирующих позиций из-за переориентации на достижении более масштабной корпоративной цели (например, Netscape надеется, что бесплатная раздача бритвенных лезвий - браузеров Communicator - увеличит продажу самих бритв - серверного ПО Netscape); "отказ от пустяков" (Widget frosting) - это словосочетание Раймонд использует для обозначения тактики производителей оборудования, для которых такое ПО, как, например, драйверы устройств, представляет собой лишь источник расходов.

Особый упор Раймонд делает на последнем пункте. Сейчас он работает с несколькими поставщиками, придерживающимися идеи "отказа от пустяков". Он намерен убедить их в том, что решение о бесплатном распространении исходных текстов позволит улучшить качество программ и сократить эксплуатационные расходы. Поиск "добычи" в лагере поставщиков обеспечит повышенное внимание со стороны прессы, рост числа выпускаемых продуктов и будет способствовать успеху программ с общедоступными текстами.

Осведомлен Раймонд и о негативных сторонах "бесплатного ПО", которые волнуют клиентов. Он относится к этим проблемам настолько серьезно, что начал работу по регистрации торговой марки Open Source Software. Раймонд надеется, что это позволит Уолл-стрит и руководителям компаний чувствовать себя спокойно. Официальное признание этого названия будет на пользу и всем разработчикам программ с общедоступными текстами. Свою торговую марку сейчас регистрирует и общественная организация Software in the Public Interest, которая занимается разработкой Debian GNU/Linux. Именно Debian обеспечивает управление Web-узлом Open Source, который создали Раймонд и его коллеги.

Эта игра с регистрацией названий разочаровала основателя проекта GNU Ричарда Сталлмана. Он считает, что самая главная задача - это "научить пользователей ценить свободу". Сталлман рассматривает свободу в качестве неотъемлемой составляющей, необходимой для достижения поставленной цели, несмотря даже на то, что для некоторых практиков "свобода - это обуза".

Плоды трудов Раймонда мы, скорее всего, увидим очень скоро. В следующем году стартует его довольно амбициозная программа. Достижение изложенных в ней целей и должно предопределить успех Open Source Software. Прежде всего Раймонд рассчитывает на то, что в ближайшие месяцы по крайней мере несколько поставщиков аппаратного обеспечения объявят о создании программ с общедоступными исходными текстами.

Без сомнения, в Netscape прекрасно осведомлены о том, как сохранить внимание общественности к деятельности компании. В первой половине марта корпорация выпустила проект лицензии на исходные тексты продукта Communicator. Между прочим, суть этого документа отражает значимость принципа "Условия лицензирования важнее всего", который стал стержнем беседы между Раймондом и руководителями Netscape.

Судя по всему, в ближайшие месяцы следует ожидать появления десятков пресс-релизов, посвященных новым инициативам по определению, поддержке, управлению и использованию технологии Open Source Software. Будет ли эта технология так же популярна на страницах The Wall Street Journal и New York Times, как среди разработчиков программ? Посмотрим.


Большой секрет для маленькой компании

В небольшом офисе, расположенном в городке неподалеку от Атланты, пятеро разработчиков из RVT Technologies отстаивают право на жизнь компании, предлагающей не продукцию и даже не услуги, но технологию защиты информации, которая заключается в двух патентах, хранящихся в строжайшем секрете.

Можно ли назвать основательницу RVT и самозваную прорицательницу Сесилию Слэттери Дон-Кихотом информационного века или же речь идет об обладателе сулящей прибыль технологии будущего, покажет время. Однако уже сейчас очевидно, что сотрудники компании не только занимаются разработкой технологии, мечтая занять устойчивое положение в индустрии: эта цель будет достигнута, если их доморощенным разработкам - представим себе, что именно так повернется колесо фортуны, - суждено прославиться.

Слэттери заявила, что созданная ею защитная технология представляет собой непреодолимый барьер между компьютером и входящим трафиком. Речь идет о плате, создающей физический, равно как и логический щит между компьютером и вирусом, хакером или любой другой опасностью извне. О такой защите мечтает каждый, а правительство США - в первую очередь.

Один из специалистов по защите информации, представляющих правительственную организацию, утверждает, что платы для персональных компьютеров Слэттери будут дешевле и эффективнее плат Fortezza PCMCIA, принадлежащих Управлению национальной безопасности и предназначенных для пометки и шифрования данных, которыми обмениваются правительство США, а также производители.

"Идея Слэттери мне особенно нравится именно потому, что это не просто стандартный брандмауэр, представляющий собой всего лишь программу", - комментирует Тим Биглер, специалист по технической безопасности из Министерства обороны США.

По словам Биглера, увидев эти патенты, он был настолько потрясен, что начертил диаграммы, показывающие возможные области их применения, такие как защита авторских прав на ПО и другую интеллектуальную собственность. Несмотря на широкие перспективы изобретения, из-за ограниченных возможностей, а также чрезвычайной осмотрительности Слэттери при поиске партнеров ее крошечная фирма остается на мели.

Свою первую попытку добиться известности Слэттери совершила в декабре 1997 года, распространив на выставке Comdex Miami пресс-релиз, представляющий продукт, которого до сих пор не существует. Тем не менее ее предпринимательской энергии оказалось недостаточно, чтобы перед Слэттери распахнулись все двери, поскольку никто до сих пор не согласился беседовать с этой отважной женщиной на ее условиях, а именно подписав договор о неразглашении. При отсутствии продукта или крепко стоящей на ногах компании вполне естественно, что предполагаемым партнерам необходима определенная уверенность, которую может дать только дополнительная информация. Таким образом, Слэттери оказалась перед дилеммой: раскрыть карты или оставаться вне игры. Даже наличия "своего человека" в Пентагоне недостаточно, чтобы с честью выйти из этой непростой ситуации, хотя Биглер и убежден, что у его протеже есть все возможности для выигрыша.

"Я предложил ей показать эти разработки в Национальном институте по стандартам и технологиям, а также в Управлении национальной безопасности, - рассказывает Биглер, которому, кстати говоря, не пришлось подписывать договор о неразглашении. - Вместе с тем они могли бы оказаться более чем кстати для таких производителей, как Intel или Hewlett-Packard".

Воодушевленная высокой оценкой Биглера, Слэттери строит весьма амбициозные планы. "Я хочу стать автором системы Dolby Sound, предназначенной для обеспечения безопасности в Internet", - заявила она. Однако всего два патентованных приложения и 34 акционера - не слишком много для человека, стремящегося завоевать весь мир.

В сущности, ей необходимо либо заиметь 100 тыс. долл. на создание образца изделия, либо приобрести лицензии на технологию какой-нибудь крупной компанией, которая создала бы продукт самостоятельно. За неэксклюзивную лицензию Слэттери хотела бы получить 2,5 млн. долл. плюс авторские отчисления.

Держа в одной руке патентованные приложения, а в другой - договор о неразглашении, Слэттери месяцами обивает пороги компаний и предпринимателей. Она утверждает, что через того же консультанта, который познакомил ее с Биглером, ей удалось выйти на представителя Motorola, который сказал, что корпорация, возможно, заплатит за патенты 100 млн. долл., если они пройдут техническую проверку. Вместе с тем представители Motorola не стали подписывать договор о неразглашении; причем специалист, с которым беседовала Слэттери, от комментариев отказался. Переговоры с представителями корпораций Compaq Computer и Hewlett-Packard, равно как и компаний, у которых Слэттери надеялась получить дополнительное финансирование, оказались еще менее результативны.

"Мне представляется, что ей пока, в сущности, просто нечего предложить - это даже не образец, а просто идея, - говорит Май Хан, технический директор отделения компании Hewlett-Packard, занимающегося системами для правительственных учреждений. - Наша компания считает преждевременным о чем-то договариваться". Хан также полагает, что подписать договор о неразглашении было бы достаточно рискованно, поскольку в этом случае компании грозит привлечение к ответственности, если подобная технология без его ведома будет разработана каким-либо другим отделом HP.

Крупные компании, как HP и Motorola, нечасто подписывают договоры о неразглашении с никому не известными фирмами. Они могут пойти на этот шаг только после тщательного исследования, цель которого выяснить, нет ли в их арсенале схожей разработки. Обозреватели отмечают, что подобные проверки требуют времени, да и немалых затрат.

"Даже если бы Слэттери удалось убедить представителей HP, что ее технология является стратегически важной для компании и может принести доход, ей все равно пришлось бы предъявить что-нибудь более весомое, чем просто идею", - утверждает Хан.

"У нас в штате люди с ученой степенью, которые только и занимаются выработкой идей. Тем не менее главное - это рынок. Рынок должен принять технологию прежде, чем мы за нее ухватимся. HP привыкла действовать очень осторожно", - добавляет наш собеседник.

"В свое время я оказался в похожей ситуации, - рассказывает Стивен Апхилл, президент компании Strategic Partners International, которая помогает фирмам, специализирующимся на производстве высоких технологий, заключать правительственные контракты. - Корпорации не торопятся подписывать договоры о неразглашении, потому что у них в запасе могут быть аналогичные технологии. Именно это и заставляет их выказывать особую осторожность". Кстати, именно Апхилл познакомил Слэттери с Биглером и представителями Motorola.

Вместе с тем, по мнению Апхилла, компании, которые дорожат своей репутацией, едва ли пойдут на некорректное заимствование патентованной технологии. Слэттери следовало бы предоставить подобным собеседникам чуть больше информации, чтобы они захотели подписать соглашение о неразглашении или прийти к какому-либо другому взаимовыгодному решению.

Та же проблема встает перед Слэттери и при общении с представителями инвестиционных компаний. "Люди не хотят просто вкладывать деньги в идею. Им необходимо убедиться, что эта идея чем-то подкреплена, - поясняет Сюзан Ченг, главный партнер фирмы IDG Ventures. - Многие предприниматели просто не подписывают договоры о неразглашении. Такова практика".

Ченг подтверждает, что IDG Ventures в ряде случаев идет на финансирование компаний, у которых есть только описание продукта. Если технология, руководство и средства фирмы внушают доверие, IDG Venture оценивает объем потенциального рынка технологии или продукта, а также прикидывает, есть ли у компании время на то, чтобы вывести продукт на рынок, и сколько средств на это потребуется. Вместе с тем в первую очередь следует внимательно изучить технологию.

Компаниям, у которых нет ни средств, ни образца продукции, по мнению Ченг, в состоянии помочь только состоятельные инвесторы, готовые идти на значительный риск. Обычные предприниматели не располагают подобной возможностью.

Слэттери надеется на появление такого "избавителя", однако и поиски финансирования не бросает. У нее есть доверенное лицо, анализирующее различные возможности обратного слияния, которое позволяет вновь образованной компании унаследовать ценные бумаги и акционеров фирмы, приостановившей продажу продукции или терпящей убытки. Оно также дает возможность продать дополнительные акции, чтобы получить финансирование и приобрести новые связи. Новая компания, наследующая все активы и обязательства старой, может сменить название и символику. В то же время инвесторы имеют возможность получить прибыль значительно быстрее, чем в случае, если бы компания начинала свою работу с нуля.

Тем временем Слэттери продолжает искать новых акционеров, которые платят по 1 долл. за акцию. С момента прекращения операций с недвижимостью и основания компании в 1996 году ей удалось найти 35 держателей акций; законодательство позволяет ей поиск еще 40 акционеров. Слэттери отказалась сообщить, сколько акций она уже продала, отметив, однако, что минимальный вклад, установленный ею, равен 1000 долл. Ей принадлежит 82% акций компании, а продажей акций она занимается фактически в одиночку, предлагая их друзьям и бывшим сослуживцам.

Кроме того, она готовится основать новое предприятие, а для этого необходимо приобрести торговую марку на технологию манипуляции пакетами Xetherware, которая, по ее словам, позволит защищать спутниковые сигналы.

"Я занимаюсь продажами - продаю образы и мечты", - о своей роли в мире высоких технологий Слэттери говорит с глубочайшей верой в успех. Она надеется, что итогом ее паломничества в Кремниевую Долину станет доверие, которое выльется в сотрудничество. "Идеальный вариант для нас - это компания типа 3Com", - полагает Слэттери. "Необходимо каким-то образом выделиться, показать себя, - продолжает она. - Если это происходит, компания сразу получает преимущество над конкурентами".

Тем не менее, если она не выкажет доверия к человечеству и, положившись на волю Всевышнего, не приоткроет завесу таинственности над своими изобретениями, пройдет порядочно времени, прежде чем ее "революционная технология" увидит свет.

Подробности о компании RVT Technologies можно узнать, посетив ее Web-страницу http://www.rvttech.com/.

- Элинор Милз,

Служба новостей IDG, Сан-Франциско

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями