Винфрид Блазиус: "Мы не участвуем в религиозных войнах"

В последнее время компания Software AG заметно активизировалась и на мировом, и на российском рынках. К хорошо известной у нас СУБД Adabas C со средой разработки приложений Natural добавились новые продукты - EntireX и Bolero. Отделение SAG East GmbH работает в странах Восточной Европы. С вице-президентом Software AG по корпоративному маркетингу Винфридом Блазиусом и региональным менеджером SAG East Герхардом Штроухалом встретился научный редактор Computerworld Россия Игорь Левшин.


Вам удается сотрудничать с Microsoft и с Sun одновременно, вы делаете EntireX на базе DCOM и Bolero на базе виртуальной машины Java. Не смущает ли вас такая ситуация?

PictureВинфрид Блазиус (ВБ): Мы не видим в этом серьезной проблемы. Компьютерный мир разбился на два лагеря, но мы в этих играх участвовать не собираемся. Microsoft была выбрана в качестве партнера из стратегических соображений: у компании - большой рынок, огромная инсталляционная база на клиентских машинах на предприятиях, DCOM входит как бесплатная составная часть в Windows NT. С другой стороны, Microsoft пока практически незаметна в секторе ПО для серверов предприятия, поэтому наш союз будет обоюдополезным. С Sun другая ситуация. Вопрос о принятии Java как платформы по важности стоял для нас на третьем или четвертом месте. Главная же наша забота: обеспечить клиентов компании - профессионалов в области бизнес-ПО для предприятий - удобным и мощным инструментом для создания высококритичных приложений, работающих через Web. Им нужны Web-ориентированный язык и среда разработки, способные решать именно профессиональные задачи. Сам по себе язык Java плохо приспособлен для создания бизнес-приложений. Мы его выбрали потому, что виртуальная машина Java доступна на всех платформах. Итак, решение о поддержке DCOM относится к разряду стратегических, а об использовании Java - чисто практических.

Чувствуете ли вы давление со стороны Microsoft?

ВБ: Нет. Во всяком случае, пока. Но развертывая рекламную кампанию по продвижению Bolero, мы и не подчеркивали, что технология основана на Java. Это не основная характеристика продукта, а особенность его реализации. На данный момент на рынке просто нет ничего подходящего, кроме Java. Что будет дальше - посмотрим.

Но многие опасаются, что Java разделится на два языка, и виртуальные машины Microsoft и Sun не будут полностью совместимы. Вы этого не боитесь?

ВБ: Мы постарались учесть эту ситуацию, проектируя Bolero. Bolero - просто среда программирования, которая работает на виртуальной машине. Сегодня это JavaVM. Завтра ее место может занять любая другая. Архитектура Bolero двухслойная: первый слой - это язык Bolero, а второй - интерфейсы к байт-коду Java. Благодаря модульному подходу, хорошо определенным интерфейсам эти слои в значительной степени являются независимыми. Поэтому, если виртуальные машины "разойдутся" или на рынке появится еще какой-то другой вариант этой машины, мы сможем достаточно быстро адаптировать Bolero к новой ситуации, практически не переписывая продукт.

А проекты по EntireX и Bolero как-то связаны с изменениями в высшем руководстве компании?

ВБ: В определенной степени. С технологической точки зрения высшее руководство четко определило несколько целей. Во-первых, резко увеличить скорость создания нового ПО. До этого мы шли шагом, теперь надо бежать. Во-вторых, необходимо следовать за индустриальными стандартами, выходить на арену открытых стандартов. DCOM безусловно является стандартом де-факто. Java (по крайней мере потенциально) тоже индустриальный стандарт. Software AG - крупный производитель ПО, но мы не стремимся определять стандарты, мы собираемся им следовать. Это влечет за собой большие изменения в стратегии. Мы готовы согласиться, что гении работают не только в Software AG. Мы хотим улучшить ПО, предназначенное для наших традиционных заказчиков - предприятий. Ни DCOM, ни Java не смогут пробиться на этот рынок даже благодаря своим замечательным свойствам. Вывести их туда может Software AG. Наша компания имеет хорошую репутацию на этом рынке: мы умеем производить "высококритичное" ПО, и, следовательно, рекомендованные нами продукты на базе новых технологий будут восприняты предприятиями с доверием.

Вы считаете, что DCOM - стандарт де-факто, а CORBA - не стандарт де-факто?

ВБ: Есть две концепции, из которых приходится выбирать: DCOM и CORBA. Когда-то выбор был неочевиден. Время показало, что мы пошли по правильному пути. В CORBA есть все-таки элемент частной технологии, а DCOM - совершенно открытая среда. Но в будущих релизах EntireX появятся интерфейсы и к CORBA.

Сейчас основные доходы вы получаете от продаж Adabas и Natural. Ожидаете ли вы в будущем увеличения доли EntireX?

ВБ: Конечно. Но надо учитывать нашу специфику. Инновационные циклы в индустрии компьютерной аппаратуры очень короткие. В области ПО для предприятий ситуация иная: стандарт CORBA, например, возник достаточно давно, языки программирования живут 20-30 лет, их время жизни часто зависит от продолжительности трудовой деятельности людей, которые в состоянии этот язык поддерживать. Высококритичные приложения не следует слишком активно перерабатывать. На Adabas и Natural мы сильно рассчитываем. Я думаю, что сектора Adabas и Natural будет достаточно долго оставаться примерно на одном уровне. В секторе высококритичных приложений мы рассчитываем на умеренный рост доходов от Adabas и Natural. А EntireX и с этого года Bolero мы будем продвигать очень агрессивно.

Когда все только и делают, что говорят о реляционных СУБД, вы утверждаете, что ваша СУБД не на 100% реляционная. Когда все говорят об объектно-ориентированных и объектно-реляционных СУБД, вы, не боясь отстать от моды, избегаете громких заявлений. Это стратегическая линия?

ВБ: Вам наверняка известно выражение "смена парадигм". Его очень любят гуру СУБД: каждый раз после провала очередной идеи они объявляют: произошла смена парадигмы. Многие годы люди ждали от создателей СУБД выпуска БД на все случаи жизни, чтобы в БД, построенной на реляционной основе, можно было хранить и традиционные данные, и мультимедийные - какие угодно. Этот подход называют "универсальные БД". Сейчас ясно, что он провалился по нескольким объективным причинам. У нас другая стратегия. Мы создаем линию продуктов. Adabas C предназначен для OLTP, для больших предприятий, больших объемов данных и для быстрой обработки транзакций - вот и все. Допустим, нужны какие-то новые функции, например доступ к данным через Web. Есть два пути. Можно слить эти возможности с существующей СУБД, но тогда неизбежен двусторонний компромисс: это ухудшит и эффективность OLTP, и эффективность работы с мультимедийными данными. Мы избрали другой вариант создания отдельной СУБД, работающей с "естественными данными" - так мы называем мультимедийные данные. Возьмем для примера традиционный для нас рынок - банковский сектор. С одной стороны, банкам нужна обработка больших объемов данных и быстрые транзакции, с другой - банки все больше денег вкладывают в создание средств идентификации: по отпечаткам пальцев или, скажем, по рисунку радужной оболочки глаза. Нет необходимости делать все это средствами одной СУБД. Для коммерческих задач можно продолжать использовать Adabas C, а для идентификации взять новую СУБД. Они будут работать независимо, обеспечивая высокую эффективность OLTP и решая специфические задачи с мультимедийными данными системы безопасности. В следующем году у нас появится такая специализированная СУБД.

Звучит разумно. Но вот достаточно ли разумен мир, чтобы принять ваш путь?

Picture
Герхард Штроухал: "Мир становится разумнее..."
Герхард Штроухал (ГШ): Мир становится разумнее. Люди более трезво оценивают возможности новых технологий. Пять лет назад Oracle и Informix заявляли: наш продукт основывается на стандарте SQL. Где сейчас воплощен этот стандарт? В СУБД Oracle? В Informix? Кто следует этим стандартам? Наши позиции сильны в больших организациях, где зачастую очень неоднородное окружение - в том числе, как правило, имеется несколько СУБД. Рано или поздно им приходится заниматься интеграцией своих ресурсов. Software AG, пожалуй, единственная компания, которая может удовлетворить всем требованиям, потому что Natural одинаково хорошо работает и с Oracle, и с Informix, и с DB2, и с Adabas. EntireX еще лучше подходит для интеграции. Это значит, что фактически все затраты остаются на серверной стороне.

Промежуточное ПО делают очень многие компании, некоторые на этом специализируются, например BEA Systems. Никто, кажется, кроме вас, не использует модель DCOM как основу для интеграции.

ГШ: DCOM используют все, кто использует ПК. На уровне предприятия всегда остается выбор - приобрести DCOM, возможности которого мы расширяем до уровня предприятия, или прибегнуть к другим технологиям, существовавшим в продуктах семейства Entire. Что касается BEA, то они действительно делают хорошее промежуточное ПО, но наши клиенты, покупающие EntireX, - в основном крупные предприятия, уже знакомые с продуктами Software AG. Если же организация молодая, то она часто покупает только EntireX, других наших продуктов у них нет. Следовательно, мы здесь успешно конкурируем с BEA.

ВБ: Быть первым в какой-то области всегда и выгодно, и опасно одновременно. Или вы терпите неудачу, или оказываетесь единственными на рынке, и это очень комфортная ситуация. DCOM пока явление достаточно экзотическое в области интеграции, и будь мы единственной компанией, продвигающей DCOM, то, вероятно, было бы страшновато. Но за DCOM стоит Microsoft. Они всегда поддержат его продвижение на предприятия.

Возьмем другое модное направление - OLAP. У Oracle, например, есть универсальный сервер и есть OracleExpress - технология, которая служит базой для построения всевозможного аналитического ПО. Что вы планируете в этом направлении?

ВБ: Пожалуй, здесь у нас нет конкретных планов. Мы должны поставить технологии, которые позволят разработать решения нашим клиентам либо их партнерам.

ГШ: Многие компании сделали замечательные продукты для этого рынка. Oracle - крупная корпорация, предлагающая множество продуктов. Но это прежде всего производитель СУБД, и насколько хороши их продукты для добычи данных или OLAP, я не знаю. Компании, которые долгие годы специализировались в этом секторе, предлагали очень интересные решения.

ВБ: В любом случае, у нас есть интерфейсы к этим продуктам и инструменты для перенесения данных из Adabas в эти средства и обратно. Мы действуем довольно осторожно. В течение ряда лет нам не удавалось держать темпы разработки новых продуктов на достаточно высоком уровне, и главная причина этого была в том, что мы распыляли наши силы. Для успеха разработок необходимо набрать "критическую массу" ресурсов. В 1997 году мы решительно отсекли все лишнее, оставив три главных направления: промежуточное ПО (EntireX), средства разработки приложений Bolero и новая СУБД, которая появится в будущем году. Но половина разработчиков занимаются исключительно совершенствованием существующих технологий. В остальном мы рассчитываем на помощь партнеров. Мы не настолько тщеславны, чтобы пытаться делать все. Software AG - компания с ограниченными ресурсами.

Исторически Software AG ориентировалась на мэйнфреймы. Этот сектор до сих пор обеспечивает основную часть доходов компании?

ВБ: Да. До сих пор мы большую часть доходов получаем из мира мэйнфреймов. Сейчас иллюзии по поводу архитектуры клиент-сервер рассеялись. Мы стараемся использовать термин "сервер предприятия", который может быть и мэйнфреймом, и большой Unix-системой. Наша фирма поставляет решения прежде всего для серверной части и предоставляет возможность эффективного доступа к этим приложениям из клиентской части.

Каким вы видите будущее мэйнфреймов?

ВБ: Посмотрите, как растут продажи систем S/390 у IBM.

ГШ: IBM полностью перешли на технологию КМОП. Hewlett-Packard и другие поставщики мощных RISC-систем приблизились к мэйнфреймам. Эти две технологии все больше сближаются, в том числе и по ценам. Рано или поздно появится какая-то одна общая технология. Мэйнфрейм - это уже не совсем то, к чему мы привыкли. Теперь мало где встретишь BS2000, MVS. Они уходят. Остались гиганты - IBM и Hewlett-Packard, системы которых сближаются и с точки зрения аппаратной, и с точки зрения ОС. Я думаю, что в будущем никто не будет обращать внимание, мэйнфрейм это или нет, открытые системы или нет (ведь OS/390 сертифицирована как POSIX-система). Всех будет волновать только надежность, безопасность и производительность. В любом случае, снова явно видна тенденция к централизации вычислений. Natural - очень надежный, стабильный язык разработки приложений, единственный язык четвертого поколения, который работает на всех СУБД-платформах.

ВБ: В настоящее время достаточно распространен гибкий трехзвенный подход: мэйнфрейм, Unix-серверы и клиентские машины. Я думаю, что вернется двухзвенная модель - вне зависимости от платформы, будь то MVS, Unix или даже Windows NT.

Что вы думаете о сетевых компьютерах?

ГШ: Сетевые компьютеры не потребуют больших переделок в наших продуктах. Мы к этому готовы. Перейти, скажем, на intranet, обеспечить клиентам доступ через браузеры, используя Java, - все это не так уж сложно, это делалось много раз и за короткий срок.

ВБ: Мы не выступаем за толстых клиентов или за тонких клиентов, мы хотим быть на стороне наших клиентов. Деньги нам платят они, а не Sun или Intel с Microsoft. Хотите тонких - вот вам тонкие, хотите толстых - вот вам толстые. Я убежден, что все эти "религиозные войны" происходят не из-за борьбы технологий или во имя борьбы за клиента. Их движитель - желание "больших людей" быть на виду. Билл Гейтс и Скотт Макнили успешно используют свои технологии для того, чтобы не сходить с первых полос газет. Может быть, им эти войны помогают разрабатывать серьезные технологии на радость клиенту. Но такими вещами может заниматься Microsoft, Sun, IBM (если захочет). Для этого нужна масштабность - на войны уходит масса денег и усилий руководства. Software AG просто не может себе позволить отвлекаться на подобные занятия.

А какие планы на будущее?

ВБ: Праздновать! Нам предстоит отпраздновать три события. Во-первых, выходит Bolero, во-вторых, Software AG становится открытой компанией, выходит на фондовую биржу Франкфурта. В-третьих, мы завершаем техническое обновление наших продуктов запуском новой СУБД.

И как вы отметите эти события?

ВБ: Устроим фейерверки! Три больших фейерверка!

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями