"Грядущий век - это век информации и век Азии" - вот едва ли не самое популярное высказывание о бизнесе нового столетия. Настолько популярное, что мы уже принимаем эти лозунги как неизбежный факт.

Но постойте. Ведь в Азии компьютеры используются гораздо меньше, чем на Западе, - как же могут сбыться оба прогноза?

Эта мысль посещает меня снова и снова, когда я вижу падающие изо дня в день курсы азиатских валют, растущие процентные ставки и вялые котировки токийской фондовой биржи, где индекс Никкей сейчас в два с лишним раза меньше, чем в 1989 году.

Вспомните, как в начале 90-х американский бизнес стал посмешищем для всего мира, а полки книжных шкафов в компаниях были заставлены книгами о превосходстве азиатского (особенно японского) стиля работы. Редкий журнал не помещал статей о достоинствах "кружков качества", коллективного управления, пожизненных трудовых контрактов и крепких уз японского бизнеса.

Американские компании, напротив, высмеивались за жадность, недальновидность и чрезмерную зависимость от Уолл-стрит.

Американских служащих ругали за неряшливость, недостаток образования и вероломство. Политических лидеров бранили за слепую веру в свободный рынок, за топтание на месте, в то время как "выдающиеся" азиатские бюрократы разрабатывали стратегию окончательного тихоокеанского триумфа. Царившая в то время атмосфера страха и пессимизма как раз и помогла Биллу Клинтону победить на выборах.

Редко когда общественное мнение оказывалось столь парадоксально ошибочным.

Сектор за сектором американский бизнес вернул былую конкурентоспособность, и экономика США расцвела на зависть всему миру. Как это произошло?

Этому способствовало множество факторов, но одним из главных любой серьезный аналитик назовет использование технологий. Любое статистическое исследование покажет, что в США компьютеры используются больше, чем где-либо. Сравниться с США могут лишь страны, где численность населения меньше, например Швеция, Дания или Австралия.

США занимали ведущее место по объему использования компьютеров с начала истории информационной индустрии.

Достаточно бширные инвестиции в информационные технологии на протяжении 60-х, 70-х и 80-х годов, казалось, не находят отражения на экономической конкурентоспособности. Нужно было найти что-то посерьезней, чем просто первое место по объему вложений.

Сегодня можно легко поддаться ошибочному мнению, будто расцвет экономики США связан с бумом World Wide Web. Но широкое применение использование Web в бизнес-целях началось чуть ли не в конце 1995 года, т. е. уже после того, как произошел подъем экономики.

Web лишь увеличивает отрыв США, но причиной его она, конечно, не была. С точки зрения развития технологий подъем экономики теснее всего связан с появлением расхожего ныне термина "клиент-серверные вычислительные системы". Повышение таких показателей, как скорость, фокусировка и продуктивность, которые свидетельствуют о восстановлении различных отраслей промышленности, в наибольшей степени связывают с использованием корпоративной электронной почты, ПО для рабочих групп, локальных сетей и реляционных СУБД.

Есть основания утверждать, что где-то в начале 90-х объем вложений в вычислительные системы предприятий достиг критической массы, позволившей начать серьезную организационную трансформацию. С этого момента американский бизнес стал преуспевать, оставив Азию позади на три-пять лет. Сейчас этот разрыв продолжает увеличиваться.

Не поймите меня превратно. Азия, где живет более половины населения земного шара, без сомнения, сыграет большую роль в экономике XXI века.

Но сегодня понятия "век информации" и "век Азии" - разные и абсолютно несовместимые вещи.


Дэвид Мошелла - писатель, независимый консультант, ведущий еженедельную pубpику в Computerworld. Ему можно написать по адресу david_moschella@cw.com

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями