До введения повременной оплаты осталось 157 дней

"Электронный колпак" - так охарактеризовал журналист Моисей Гельман ("Правда пять"), ведущий круглого стола "Повременной тариф для городских телефонов", установленную на АТС аппаратуру, фиксирующую продолжительность разговоров абонентов. "Стол" проходил 15 января в редакции газеты "Московская правда". На встрече присутствовали представители Госкомсвязи, Антимонопольного комитета, Министерства юстиции, Московской городской Думы и различных общественных организаций (отделений союза ветеранов, "Комитета 20 декабря" и т. д.).

Повестка дня включала четыре вопроса: цель введения повременной оплаты; правомочность этого акта; его техническая и экономическая состоятельность; социальные и экономические последствия.

Начальник управления Электросвязи Госкомсвязи России Алексей Рокотян, оставив без комментариев утверждения ведущего о 20-процентной рентабельности МГТС, рассказал о целях, которые преследует введение повременной оплаты. Во-первых, восстановление социальной справедливости: те, кто редко разговаривает по телефону, не должны оплачивать активность граждан, использующих его постоянно.

Во-вторых, в результате должно улучшиться качество предоставляемых услуг. Московская сеть не справляется с возрастающей нагрузкой, и 10% активно работающих абонентов сети (пользующихся телефоном более 1000 минут в месяц) создают неудобства остальным. У телефонистов есть два пути - или сгладить пик активности, или увеличить на 40% расходы на сеть. Гибкая система тарифов, зависящих от времени суток, позволит сгладить пик нагрузки на линии, поскольку абонент предпочтет говорить по телефону в те часы, когда расценки ниже. Правда, под "качеством" подразумевается не телеметрическое качество связи (громкость, уровень помех, надежность), а так называемое "качество услуг доступа" - вероятность дозвона с первого раза и т. д. Понятно, что если телефоном будут пользоваться меньше, дозвониться окажется гораздо легче (на радость поклонникам Сети, Рокотян заявил, что он не гарантирует работу модема со скоростью 28,8 Кбит/с - можно уверенно обеспечить 2400 бит/с).

В-третьих, учет трафика позволит планировать развитие сети в соответствии с реальными запросами и повысить отдачу от капитальных вложений.

Что же касается общей массы доходов МГТС, она, по мнению Рокотяна, не должна увеличиться, поскольку, согласно рекомендации Министерства связи, будет снижена абонентская плата (такое утверждение встречается впервые, обычно связисты анонсируют планы постепенного увеличения абонентной платы).

В защиту тезиса о том, что "повременная оплата - не средство получения сверхприбыли", представители Госкомсвязи заметили, что "проще было бы повысить абонентскую плату".

Согласно предложению МГТС, без дополнительной оплаты каждый абонент может пользоваться телефоном 623 минуты в месяц (учитывается реальное время соединения и только исходящие звонки).

Обоснование "22 минуты в день" статистическое: москвичи пользуются телефоном в среднем 28 минут в день, вот, мол, пусть почти столько и разговаривают бесплатно. Предложение пока остается предложением, поскольку окончательно количество минут еще не определено.

Физическое же обоснование подобных расчетов таково: при незатрудненном телефонном общении одновременно могут пользоваться связью 10% абонентов, то есть на каждого из них приходится 60 минут в день. Но это уже критический трафик, при превышении которого снижается качество работы сети. Поэтому можно понять телефонистов, закладывающих более чем 50-процентный "запас прочности". Пользователи, впрочем, опасаются, что, заставив абонентов меньше говорить по телефону, МГТС начнет увеличивать число номеров без расширения телефонных линий.

Телефонисты убеждены, что население их поддержит. Рокотян заявил, что, когда в Перми в 1996 году происходил переход на повременную оплату телефонных переговоров, 80% пенсионеров и других льготных категорий граждан (которым была сохранена абонентная плата без учета фактически используемого времени) сами написали заявление о переводе их на новый режим оплаты. Присутствовавший представитель союза ветеранов, впрочем, без обиняков назвал это заявление липой.

Услышав об опросе населения в Можайске, где тоже введена "повременка" (треть абонентов отметила, что качество услуг улучшилось, а две трети не заметили неудобств нового положения), кто-то из собравшихся резонно заметил: "Москва не Можайск". И в самом деле, соотношение социальных групп и конфигурация телефонных сетей в Москве отличаются от других городов.

Второй вопрос - о правомочности введения повременной оплаты за телефон, задуманный явно как ключевой, был задан явно с целью посрамления телефонистов. В розданных аудитории тезисах утверждалось, что введение повременного тарифа нарушает три федеральных закона: "Закон о связи" (ст. 27), "Закон о конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (ст. 5 и 6) и "Закон о естественных монополиях" (ст. 5 и 6). Нарушается принцип равенства доступа к связи, а кроме того, пользователю навязывается дополнительная услуга (эти самые счетчики). При этом реальный выигрыш отдельного абонента от введения новой услуги МГТС обосновать не в состоянии.

По вопросу о правомочности нововведения разгорелась жаркая дискуссия между Гельманом и первым заместителем председателя Госкомсвязи Наумом Мардером. В качестве эксперта выступала руководитель департамента Министерства юстиции, контролирующего соответствие ведомственных нормативных актов законодательству, Татьяна Хунчик. По ее словам, "Новые правила оказания услуг телефонной связи" (принятые правительственным постановлением #1235 от 26 сентября 1997 года) разрабатывались во исполнение этих трех законов и прошли юридическую экспертизу. Мардер, по его словам, "отразивший позицию Госкомсвязи и правительства", заявил, что законодательная основа для введения повременной оплаты имеется. "Правила", хотя и представляют собой подзаконный акт, приняты правительством и потому имеют статус закона. "Законы - не предмет общественного обсуждения", - заметил Мардер.

Большой шум вызвал пункт 82 правил, согласно которому "соединения местной телефонной связи оплачиваются с применением абонентской или повременной телефонной платы". Опорной точкой для противников "повременки" стало слово "или", поскольку Госкомсвязи планирует сочетать обе формы оплаты. Другой ниточкой, за которую оппоненты телефонистов попытались потянуть, стало делегирование права устанавливать тарифы мэрии Москвы, в то время как это делать вправе только "Федеральная служба по регулированию естественных монополий" и ее территориальные органы. Хунчик заметила, что до создания территориальных органов их функции передаются исполнительным органам субъектов (то есть мэрии).

В ходе бурного обсуждения можно было услышать, что "порядок ценообразования для этого естественного монополиста вообще не установлен", "в стране отсутствует комплексный контроль за действиями монополистов", "нет нормативного документа, позволяющего указать, правомочно ли введение повременной оплаты".

Как и следовало ожидать, поскольку собравшиеся свои позиции сдавать не собирались, да и сам ведущий не был готов держать нейтралитет, дискуссия затянулась и грозила уже перейти во взаимную перепалку.

В конце дискуссии представители Госкомсвязи тщетно призывали обсудить конкретные вопросы: "Что будет с пенсионерами? Что будет с журналистами? Что будет с Internet? Ваши предложения, господа из зала!"

Но Гельман не дал телефонистам такой возможности, поскольку уже вынес вердикт об отсутствии правовой базы для повременной оплаты. Зачем обсуждать последствия незаконного мероприятия! Да и время, наверное, поджимало. Поэтому два последних пункта повестки дня не обсуждались, и даже вопрос представителя газеты "Сельская жизнь" о проверке правильности телефонных счетов телефонистов был признан незначительным и подлежащим решению в частном порядке.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями