Независимые программисты: спрос растет, предложение падает
Работая за границей...
Совместный труд на пользу...
Новый виток холодной войны?

Почти у каждого человека, так или иначе причастного к компьютерному миру, есть знакомые программисты, уехавшие на работу в США. Там о российских специалистах отзываются по-разному. Некоторые признают их профессиональное превосходство над американскими коллегами и утверждают, что именно эти качества привлекают к ним работодателей. Другие полагают, что популярны российские программисты благодаря своей относительной "дешевизне" - как индийцы, филиппинцы или ирландцы.

В конечном счете неважно, в чем именно отличие наших соотечественников: в большей ли степени профессиональны они при равных материальных запросах или имеют равную с американцами квалификацию, соглашаясь на меньшую зарплату, - они все равно выигрывают по соотношению "цена-качество".

А это уже неплохо. Спрос на изощренное мастерство не так велик, как кажется. Стремление использовать недокументированные возможности приводит к появлению нестандартных блоков, не вписывающихся в общую систему и затрудняющих ее модернизацию и поддержку. Для разработки бизнес-приложений не нужны великие умы. Хотя носителей уникальных технологий иногда переманивают. Например, пару лет назад из одной российской компании американцы "увели" двух специалистов по распознаванию образов. Удар был серьезный: направление пришлось закрыть. В компании предпочитают об этом не вспоминать.

Однако такое случается не слишком часто, и, судя по всему, возможность потери носителя ноу-хау не вызывает серьезных опасений у руководства российских фирм, ведущих наукоемкие проекты.

Гениально простая идея, какой в свое время была игра "Тетрис", находит спрос на американском рынке, но подобные идеи рождаются не каждый день.

Речь пойдет о достаточно массовом явлении исхода российских программистов.

Куда?

"Покопавшись" в Internet, можно найти достаточное количество вакантных мест в США для программистов. Достаточно заглянуть на такие узлы, как russian-bazaar.com, infoart.ru, kulichki.com.

Однако же многие предложения представляют собой объявления типа: "Обучаем, трудоустраиваем программистов" либо: "Высылаем базу данных с... (некоторое трехзначное число) предложениями работы для программистов от зарубежных фирм". Для связи приводятся либо номер телефона, навечно подключенный к факс-машине в автоматическом режиме, либо электронный адрес, полностью лишающий возможности установить, хотя бы приблизительно, место обитания благодетеля. А тот, скорее всего, потребует денег за свои услуги. Суммы, как правило, небольшие, или, лучше сказать, не столь большие, чтобы желающие устроиться на работу за рубежом всерьез подумали, прежде чем с ними расстаться. Получается очень удобный способ сбора дани с наивных. Что ж поделаешь, когда ваше резюме не заинтересовало ни одного из клиентов компании. Но, даже если предложение и не окажется "липой", трудоустройство может сорваться из-за невозможности прибыть вовремя (в течение недели, а визу сами оформляйте) на интервью. Могут также потребовать необходимых рекомендаций или пожелают получить толковый ответ на задаваемые вопросы на хорошем английском языке.

Для защиты интересов ищущих работу программистов (и непрограммистов, конечно, тоже) в России существует лицензирование трудоустройства за рубеж. Иногда вакансии для программистов попадают в базу данных компаний, преимущественно набирающих народ для сбора урожая и обслуживания туристов. Есть фирмы, целенаправленно собирающие программистов. Как правило, это американские фирмы, имеющие представительство в России (точно так же существуют компании, "охотящиеся" за программистами на Филиппинах, в Индии, Пакистане). Однако первоначальный отбор они ведут через широкопрофильные кадровые агентства.

Пропускная способность их достаточно невелика. Например, по мнению представителя компании Compuplus Resources USA Константина Исаакова, его фирма способна реально трудоустроить около 120 человек в год (пока ее достижения скромнее - чуть больше двух десятков человек). Compuplus работает, можно сказать, на "золотой регион" - Калифорнию, где на программистов существует большой спрос (рядом Кремниевая Долина) и их зарплата традиционно велика. Там россиян принимают с удовольствием как дешевых специалистов. Например, если зарплата квалифицированного программиста составляет 70 тыс. долл. в год, наш соотечественник готов работать за 45.

Некоторые зарубежные фирмы целенаправленно набирают в России команды, затем вывозимые в США. Впрочем, в последнее время предпочитают предоставлять им все необходимое для работы по месту проживания (или, если речь идет об уникальном оборудовании, они могут трудиться в удаленном режиме).

Содержание одного программиста в России обойдется компании (с налогами) в 20-30 тыс. долл. Это как минимум в полтора раза дешевле, нежели в США, где для получения рабочей визы необходим контракт на 38 тыс. долл. в год. Человек, которому можно платить меньше, - это не тот, кто нужен Америке.

Возможно, часть программистов трудоустраивают нелегальные компании без государственной лицензии и с адресом электронной почты для обратной связи. Скорее всего, здесь речь пойдет о нелегальной работе. Отсюда дополнительные неудобства для работника: ниже зарплата, отсутствие медицинской страховки, невозможность легально вызвать семью и т. д.

Легко ли?

Утверждается, что устроиться на работу программистом в США очень легко. Неоднократно приходилось слышать о людях, получивших место без особых усилий (или просто без усилий). Человек спокойно себе программировал, вдруг позвонил какой-то знакомый с предложением, тот отправил резюме, в результате вызов - приезжайте, вас ждут. Такой поиск работы "по сети", безусловно, самый необременительный.

Говорят, что каждые два жителя Земли связаны между собой цепочкой из шести знакомых. Это наблюдение сподвигло одну американскую фирму собрать постоянно обновляющуюся базу данных и организовать Web-узел. Поскольку рекламу на нем размещать не спешат, идея явно не вызывает доверия. Тем не менее можно обратиться в эту фирму, построить цепочку из шести человек и попытаться дойти, например, до Билла Гейтса.

Выпускники российских вузов, прошедшие через тернии TOEFL и GRE, поступившие в университеты США и закончившие программу post-graduate по соответствующей специальности (компьютерные науки, прикладная математика), как правило, устраиваются на работу в престижные компании.

Но смотрите, что у них есть на момент устройства на работу. Приличный английский язык - TOEFL требует того, а за ним следуют еще три года практики. Теоретическая база, без которой не набрать нужное число очков на экзамене GRE Subject. Плюс опыт работы программистами в Америке (студенческая виза это позволяет); плюс рекомендации американских профессоров. Получается неплохой послужной список.

Дальше они действуют так же, как поступают их российские коллеги с факультетов физики, химии или биологии, - рассылают сотни резюме. Добавьте сюда то, что они, как правило, знают, какие навыки пользуются особым спросом, и заботятся об их приобретении. Где-нибудь место и найдется, как, например, для физиков, химиков и т. д.

С теми, кто стартует из России, ситуация сложнее. По мнению Исаакова, лишь 5% программистов из всех, обращающихся в его компанию, сразу готовы для собеседования. Остальные нуждаются в серьезной дополнительном обучении.

Проблемы возникают не только с английским языком, но и с профессиональной подготовкой. Дело в том, что российские программисты не в полной степени знакомы с инструментарием для бизнес-приложений, что особенно проявляется при попытках работать с новыми усовершенствованными версиями.

Им присущ набор отрывочных знаний в самых разных областях, в то время как работодатель требует глубоких знаний в узкой области.

Самое главное - спрос на специалистов в США и России различен. В Штатах "с руками оторвут" программирующих на языке Cobol. В рекламе компьютерных курсов в Нью-Йорке Cobol стоит на первой строке. Специалист по этому языку может рассчитывать на стартовую зарплату в 70 тыс. долл. (для нашего соотечественника, может быть, 60). На этом языке в США написано большое количество бизнес-приложений, нуждающихся в переработке в связи с приближением 2000 года.

Также пользуются спросом специалисты по технологиям Oracle, Visual C, Visual Basic 5.0, а вот знание Delphi не вызывает горячего интереса у работодателей. Java и Internet-технологии могут служить лишь как дополнение к основным навыкам.

Очень сложно найти в США работу для российских администраторов сети, которым, помимо профессиональных навыков, требуется блестящее знание языка и способности менеджеров.

И еще одно важное препятствие при отсутствии опыта работы в США. Если у российского программиста нет какого-либо поручителя, хотя бы агентства по трудоустройству, проблема становится неразрешимой.

Впрочем, и здесь имеются "противоядия". Правда, они не для тех, кто еще грезит о кисельных берегах заокеанской страны, а для тех, кто уже приземлился в Америке. Это частные русские школы компьютерного образования, которые работают, кстати, нелегально, обходя налоги. Они как раз помогают в трудоустройстве: составляют резюме и предоставляют послужной список. Вот цитаты из газеты "Новое русское слово" (Нью-Йорк): "Заплатил те же (что и в официально работающих Бикмановских курсах, которые, как считается, не дают качественных знаний. - О. М.) две тысячи, мне дали experience, сейчас хожу на интервью и чувствую себя нормально"; "пусть липовый - но experience, а значит - возможность устроиться на работу".

Конечно, не всем удается получить место даже при хорошей трудовой биографии, а кто-то его теряет из-за отсутствия реальной квалификации. Но это небезынтересно тем, кто думает, что достаточно оказаться в Америке, а уж там специалист с многолетним стажем работу себе найдет. Российская трудовая биография для американского работодателя - лишь сказка о событиях в стране, о которой ему известно лишь название.

А стоит ли?

Что ищут в Америке российские программисты? Казалось бы, время массовых отъездов выпускников вузов в США миновало, и не многие из них уже рассматривают защиту диплома как подготовку к поступлению в заокеанскую аспирантуру.

Профессия программиста в России сегодня не относится к числу наиболее высокооплачиваемых. Например, по словам Исаакова, средняя зарплата обращающихся в Compuplus составляет 500-600 долл. Конечно, в агентства по найму обычно приходят недовольные, в том числе и зарплатой.

Представители российских компаний-разработчиков ПО назвали сумму около полутора тысяч долларов (с налогами). Чистый доход за вычетом налогов, страховки, оплаты жилья может оказаться выше, чем на куда более высокооплачиваемой работе в Калифорнии (где однокомнатная квартира стоит около 700 долл. в месяц).

Еще одна проблема - отсутствие в России интересной работы. Как заявил Радыж Пономаренко из компании "Стоик", спросом пользуется то, что нужно банкам, то есть базы данных, которые "полгода изучаешь - интересно, а потом готов на стенку от скуки лезть". Георгий Пачиков, глава "ПараГрафа", тоже признает, что специалисту (например, по приложениям компьютерной графики) найти интересную работу в России сложно.

Но и то, что она немедленно отыщется в США, - миф. Широким спросом там пользуются бизнес-приложения, то есть те же самые нудные базы данных. А узкому специалисту работу придется поискать.

Впрочем, "зацепившись" за Штаты (проработав год по рабочей визе, человек имеет право обращаться за видом на жительство, и, если к нему нет претензий со стороны налоговой инспекции и полиции, скорее всего, он его получает), интересную работу можно поискать и самому. Как? Правильно, рассылая сотни резюме.

Уже устроившемуся программисту в преуспевании может помешать отличное от принятого в Америке отношение к работе - неумение довести продукт до коммерческой стадии и/или нелюбовь к этому процессу, несобранность, стремление работать в удобные часы, авральный режим, когда перед сдачей проекта работа ведется несколько дней круглосуточно и т. д. Впрочем, и в России и в Америке есть места, где работают "от и до", а ночные бдения не поощряются. Но есть и фирмы, где люди по трое суток живут в офисе.


Независимые программисты: спрос растет, предложение падает

Компании, которым требуются независимые программисты для решения задач, связанных с "проблемой 2000 года", и для разработки новых прикладных систем, постигло горькое разочарование.

Число специалистов нужного уровня во всем мире стремительно сокращается. При этом спрос на независимых программистов постоянно растет, так что американским компаниям вскоре придется забыть об экономии средств.

К примеру, Индия, как основной источник недорогих и квалифицированных специалистов по информационным системам, испытывает недостаток в программистах такого уровня, что неминуемо приводит к росту размера их заработной платы.

Конкуренция со стороны тысяч европейских компаний, которые стремятся набрать индийских программистов для работы над проектами, связанными с переходом на единую евровалюту, еще больше осложняет ситуацию. Свою лепту в истощение рынка специалистов по информационным системам вносят и проекты, касающиеся Internet и intranet.

В то же время спрос опережает предложение.

"По всему миру, в том числе и в Индии, ощущается серьезная нехватка программистов", - утверждает Рай Ваттикути, президент компании CBSI, системного интегратора, где в основном работают индийские программисты.

К другим потенциальным источникам необходимых кадров можно отнести Ирландию, Израиль и Россию, но даже их совокупный рынок специалистов по информационным системам не в состоянии удовлетворить потребность в такого рода сотрудниках, поскольку, как отметил Ховард Рабин, консультант и руководитель факультета вычислительных наук в Hunter College, только в США спрос ежегодно увеличивается на 25%.

По прогнозам некоторых аналитиков, проекты, связанные с проблемой 2000 года и переходом на "евро", могут не осуществиться в свете все более плачевного положения с кадрами. Эксперт по рынку специалистов по информационным системам Каперс Джонс из Software Productivity Research считает, что многие проекты, касающиеся перехода на евровалюту, срок завершения которых - 1999 год, могут быть в некоторых случаях отложены до 2005 года.

"По всему миру, в том числе и в Индии, ощущается серьезная нехватка

программистов", - утверждает Рай Ваттикути, президент компании CBSI, системного интегратора, где в основном работают индийские программисты.

CBSI, к примеру, надеется увеличить свой штат программистов для решения проблемы 2000 года, пригласив неспециалистов и тех, кто окончил колледж по другим дисциплинам, на свой курс языка Cobol. Индийские студенты за курс длительностью 160 часов, который читается в США, платят от 2 до 3 тыс. долл.

Эксперты Computer Industry Project в Стэнфордском университете оценивают современный рынок программных услуг в 185 млрд. долл. И эта оценка, по мнению аналитиков, достаточно сдержанна. Индия, например, вкладывает в программные услуги около 700 млн. долл.

"Именно так и обстоят дела. Подобную работу в Индии выполняет ограниченное число людей, и даже если оно возрастет в четыре раза, все равно этого будет недостаточно, чтобы удовлетворить спрос на мировом рынке", - считает Ширли Тесслер, руководитель исследовательского проекта в Стэнфорде.

В результате расценки растут. "Вряд ли мы сможем в дальнейшем рассчитывать на низкие цены, - отметил Джим Фокс, руководитель информационной службы компании Union Pacific. - Несколько лет назад все это стоило гораздо дешевле - примерно на 30%, но такого больше не будет".

Ваттикути в свою очередь подчеркивает, что за прошедшие два года зарплата программистов в Индии существенно выросла, в среднем на 20-30%, причем главным образом за счет появления большого числа проектов, посвященных решению проблемы 2000 года.

- Джулия Кинг,
@Computerworld

Работая за границей...

Комментарий юриста

В редакцию пришло письмо, чей автор поднимает вопрос, возможно интересеный многим. А именно: работая за границей, гражданин России теряет непрерывность ведения записей о стаже в трудовой книжке.

Действительно, поскольку "трудовая книжка является основным документом о трудовой деятельности работника" (ст. 39 КЗоТ), отказ вашего иностранного работодателя производить записи в ваш "основной документ" порождает ряд неприятных правовых и неправовых последствий. Неправовые прежде всего обусловлены соображениями престижа: если ваша трудовая книжка отражает успешное продвижение по карьерной лестнице, то двух-трехгодичный перерыв в ней потребует дополнительных объяснений при дальнейшем трудоустройстве. При ближайшем рассмотрении эта проблема представляется несколько надуманной: отечественные работодатели, как правило, не страдают избытком шовинизма, и ваш контракт будет рассмотрен со всем возможным уважением (если, конечно, в нем отражена достойная квалификация).

Что касается правовых аспектов, то они прежде всего связаны с сохранением непрерывного трудового стажа, от которого зависит, в частности, пенсионное обеспечение.

Ныне действующее "Положение о порядке подтверждения трудового стажа для назначения пенсий в РСФСР", утвержденное приказом Минсоцобеспечения РСФСР от 4 октября 1991 г. # 190, устанавливает следующие правила:

"Стаж работы граждан... по найму за границей устанавливается по документам, легализованным МИД".

Документы о стаже работы, выданные органами государств, с которыми СССР и РСФСР заключили соответствующие соглашения, "принимаются к рассмотрению без легализации" (п. 3.5 указанного Положения).

То есть, если государство, в котором вы работаете по контракту, имеет соответствующее соглашение с Россией, то ваши документы не потребуют легализации для принятия их в зачет стажа. Процедура легализации, включающая перевод и формальное заверение ваших документов, может быть произведена в ближайшем посольстве РФ. Там же вы можете получить информацию о соглашениях в области трудового права, существующих у России со страной вашего пребывания.

Имейте в виду только, что период вашей заграничной работы будет засчитан в общий трудовой стаж "при условии уплаты установленных трудовых взносов в Пенсионный фонд РФ, если иное не предусмотрено соответствующими соглашениями" (п. 3.6 Положения).

- Сергей Лаврущенко - юрист агентства Enter

Совместный труд на пользу...

Не успела компания Sun Microsystems разместить спецификации Java на своей Web-странице, а российские программисты уже начали осаждать московское представительство, предлагая свои услуги. Каждый рекомендовал себя как специалиста в этом, буквально только что разработанном языке.

"Поначалу им просто не верили, - вспоминает Арвинд Деогирикар, работавший в то время директором по маркетингу московского офиса Sun. - Потом к нам пришел выпускник Московского государственного университета и сказал: "Я знаю этот язык" - и это оказалось правдой! Он действительно разбирался во всех тонкостях, и мы его приняли на работу".

Этот умный, полный энергии и планов на будущее программист в большой степени обязан своими знаниями только самому себе. И он только один из тысяч и тысяч компьютерных специалистов бывшего Советского Союза, оставшихся без работы после распада отжившей экономической системы и сокращения военной отрасли.

То, что было настоящим бедствием для образованных людей России, Беларуси и Украины, обернулось для Запада почти удачей - открылся богатый источник талантливых специалистов в области информационных систем. Более того, эти люди, как правило, были готовы работать за чуть ли не нищенскую зарплату.

Некоторые программисты, не покидая своей страны, трудятся в центрах разработки, которые американские компании открывают, дабы эксплуатировать талантливых специалистов из-за океана. Другие эмигрируют в Штаты и либо получают там гражданство, либо проживают по временным визам, которые им удается получить благодаря своей редкой специальности.

Американские менеджеры высоко ценят российских программистов за их техническую подготовку, желание упорно работать и способность к обучению. Но эти люди создают дополнительные трудности для руководителей, да и сами новоприбывшие не чувствуют себя вполне уютно.

Так, Леонид Бактан, прикладной программист, работающий сейчас в SAS Institute, покинул Беларусь в 1991 году. За два года до этого он основал компанию по разработке программного обеспечения в Минске. Там работало 30-40 человек, которых Бактан охарактеризовал как суперпрограммистов. Получали они около 200 долл.

Но Минск - не Рио-де-Жанейро, и, уж конечно, не Кремниевая Долина. "Мне приходилось работать в отвратительных условиях, - вспоминает Бактан. - Чиновники то и дело пытались оказать на меня давление - вымогали взятки".

Бактан - еврей что, безусловно, служило дополнительным раздражающим фактором. Фактически этот человек всегда был козлом отпущения. В США он приехал с ученой степенью кандидата наук и 150 долларами в кармане.

Бактан утверждает, что половина его институтских знакомых, оставшихся в Минске, не работают по специальности.

Однако у обучения на примитивной технике есть и свои плюсы - во всяком случае, Бактан не жалеет, что приобрел такой опыт. Например, ему пришлось разрабатывать сложные математические алгоритмы для решения непростой задачи диагностики дизельных двигателей в реальном времени на компьютере всего с четырьмя килобайтами памяти.

"На учете была каждая миллисекунда, но мне доставляло удовольствие находить выходы из положения, - вспоминал Бактан. - После этого у меня просто вошло в привычку писать эффективные программы".

"Русские программисты обладают отличной математической базой для решения задач крайне скудными средствами", - уверен Александр Барилов, ныне старший инженер в компании Marimba. Барилов приехал в Штаты три года назад вместе с сотрудниками московского филиала ParaGraph International. Эта компания занималась разработкой графического программного обеспечения и недавно была приобретена Silicon Graphics.

Баринов уверен, что глубокие математические познания программистов московского ParaGraph позволили им, невзирая на примитивнейшие аппаратные средства, разработать лучший трехмерный графический процессор и ПО распознавания рукописного текста. Эти разработки были сделаны для компании Apple Computer.

Александр Стейн, старший программист-аналитик American Management Systems, также стал жертвой антисемитизма.

Два года назад Стейн получил ученую степень в области вычислительной техники. "Мне всегда нравились математика и абстрактные науки вообще", - считает он. О логическом складе ума Стейна свидетельствует также его любовь к шахматам. "Впрочем, в России многие играют в шахматы", - оговорился ученый.

Что и говорить, в советские времена шахматы и программирование были в чести. "Здесь особым почетом пользовался тот класс людей, который назывался интеллигенцией, - вспоминает Стейн. - Для образованного русского человека не было ничего важнее, чем прослыть интеллектуалом, любителем книг".

Комментируя расхожее мнение, что российские программисты в большинстве своем самоучки, Стейн сослался на то, что советские времена полностью пренебрегали законами о защите авторских прав.

Если российский программист хотел, например, обучиться работе с системой PowerBuilder компании Powersoft, ему достаточно было где-то "содрать" эту программу. Не надо ждать, не надо платить, как это сделал бы его американский коллега.

В трех центрах компании Sun Microsystems работает около 250 разработчиков, которые пишут на Фортране, Паскале и Java. Отличное образование, по мнению Деогирикара, служит порукой качеству разрабатываемых ими программ.

Но все имеет свою оборотную сторону. Большинство русских программистов начисто лишены навыков управления проектами. Привыкшие работать в коммунистической системе, они часто не вписываются в коллектив, где упорство и здоровый карьеризм считаются чем-то само собой разумеющимся. Российский специалист может запросто не прийти на работу или не выполнить порученного.

Компания Alternative Technology Resources занимается поиском и устройством на работу в США специалистов из бывшего Советского Союза на временной основе. Президент компании Джордж ван Дервен говорит, что зарплата российского специалиста составляет, как правило, от 100 до 1000 долл. Поэтому компьютерщики, естественно, не прочь поработать в Штатах, где можно получить почти столько же, сколько зарабатывают в среднем и сами американцы.

Так неужели компьютерные технологии США действительно лучшие в мире? "Они тут все просто больные, - замечает Бактан, - Каждый считает, что живет в лучшей стране, где все самое лучшее. А ведь стоит только уверовать в свою исключительность, как пропадает желание развиваться!"

Они готовы работать на устаревших системах и выполнять задания, от которых часто отмахиваются американские программисты. "Наши разработчики требуют дополнительного вознаграждения за работу, которую, как они считают, мог бы сделать и кто-нибудь другой, - поясняет ван Дервен. - Но где же взять этих "других"? Да где угодно, например в России".

По словам ван Дервена, еще не было случая, чтобы в бывшем Советском Союзе не нашелся кандидат на вакантную должность в США. Он уже трудоустроил около 80 человек и рассчитывает довести эту цифру до 150.

В подразделении Financial Services Group корпорации Computer Sciences (CSC) трудятся 14 российских программистов - "питомцев" ван Дервена. Они подписали контракт на два года и разрабатывают программы на Коболе и Ассемблере для приложений автоматизации страхования, рассчитанных на мэйнфрейм. Эти приложения используются службой независимого сопровождения CSC.

Financial Services Group заинтересовалась российским рынком труда, когда обнаружила, что не может обеспечить всех своих потребностей: в этом году ей предстоит нанять от 100 до 150 программистов. Следующей весной компания опять планирует искать в России сотрудников на 12-15 дополнительных вакансий.

С точки зрения технической подготовленности российские программисты не уступают своим американским коллегам. Кроме того, они обладают исключительным трудолюбием и целеустремленностью, поскольку многие из них рассчитывают со временем получить американское гражданство и устроиться на постоянную работу.

Однако не следует сбрасывать со счетов и трудности, которые подстерегают российских граждан при общении с американцами. Как правило, они отлично читают по-английски, но их разговорные навыки нуждаются в совершенствовании. Им часто приходится переспрашивать, а американцы со своей стороны вынуждены следить за своей речью, что иногда становится обременительно. Даже менеджеры при работе с российскими специалистами придерживаются несколько иного стиля работы.

По признанию Константина Сидорина, приехавшего на работу в CSC из Латвии, языковой барьер его не пугал, но жить в Штатах оказалось вовсе не так просто и сладко. Платят ему гораздо больше, чем в России, но и расходы здесь больше.

"Особенно трудно моей жене, - признается Сидорин. - В Риге она работала в косметическом салоне, была хорошим специалистом, а здесь сидит в четырех стенах и почти никого не видит".

Так или иначе, но опыт бывшего Советского Союза не должен пропасть втуне для Америки. Так, по мнению Бактана, в американских школах следует сделать акцент на тренировке аналитических навыков и умения разрешать сложные ситуации.

Возможно, познакомившись с Бактаном, американцы на время изменили своим представлениям - для своего же блага.

- Гэри Антес,
Computerworld, США

Новый виток холодной войны?

Зарубежные программисты, которые из-за американских законов об иммиграции не имеют шансов переехать в США на постоянное жительство, тем не менее могут работать здесь на временной основе. Такую возможность предоставляет им правительственная программа H1-B. В соответствии с ней компаниям разрешается нанимать иностранных специалистов, а правительство в свою очередь гарантирует им визу сроком до шести лет. Однако предприниматели имеют на это право только в том случае, если в Штатах невозможно отыскать работников аналогичной квалификации. Ставки зарубежным специалистам должны назначаться на конкурсной основе.

Программа H1-B не на шутку обеспокоила квалифицированных специалистов в США. Они заявляют, что это лазейка для предпринимателей, которые не прочь заменить отечественных работников на более дешевую иностранную рабочюю силу.

По данным IEEE, за последний год в страну прибыло по временным визам около 11 600 специалистов в области вычислительной техники. Это намного превышает реальную потребность в специалистах нужной квалификации. Так считает Поль Костек, председатель специального совета при IEEE, разрабатывающего политику в области профессиональной карьеры.

По его мнению, данные о необходимом количестве квалифицированных специалистов преднамеренно искажаются.

Компания Alternative Technology Resources занимается временным трудоустройством программистов из бывшего Советского Союза. "Мы не стремимся занять места американских специалистов, - заверил президент компании Джордж ван Дервен, - и наши подопечные не отбивают работу у американцев, соглашаясь на более низкую оплату".

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями