Резиденция Intel в Лейкслипе, расположенном неподалеку от Дублина, включает в себя три производственных комплекса: ESSM (European Site for Systems Manufacturing), Fab. 10 и строящуюся Fab. 14. На ESSM производят системные платы для процессоров Pentium и Pentium Pro и платформы Intel, столь любимые нашими сборщиками; на Fab. 10 выращиваются "вафли" с процессорами Pentium; Fab. 14 будет выпускать "процессоры следующего поколения" - как нынешней архитектуры IA-32, так и Merced.

Сначала перед нами выступили сотрудники Intel - региональный менеджер по Восточной Европе Стив Чейз и генеральный менеджер Fab. 14 Шломо Кэйн.

В своем выступлении Чейз упомянул практически все любимые темы компании - закон Мура, который всесилен, потому что верен; взрывной рост Internet и электронной коммерции.

Стремительный рост мощи среднестатистического компьютера, который можно купить за 2499 долл. и т. д. Наиболее свежая информация касалась Merced, первого в семействе 64-разрядных процессоров, с помощью которого Intel надеется утвердиться в "высшем свете" - на рынке мощных серверов и рабочих станций (см. Computerworld Россия #47, "Вышел Merced из тумана").

За лекциями последовали экскурсии на действующие производства - на Fab. 10 и ESSM.

Fab. 10 функционирует с 1993 года. Она занимает почти 56 тыс. квадратных метров, из них 5,6 тыс. - помещения "Класса 1", воздух в которых меняется каждые шесть секунд. Для уменьшения уровня вибрации эти помещения установлены на 600 колоннах, уходящих в коренную породу. Всего на Fab. 10 работают около 1100 человек. Действует предприятие 24 часа в сутки, в среднем 360 дней в году.

По меркам компьютерной индустрии фабрика достаточно стара - здесь производятся процессоры Pentium по 0,6-микронной технологии и разнообразные вспомогательные микросхемы. Тем не менее мы могли ознакомиться со всеми особенностями предприятий такого рода - мерами безопасности, порядком переодевания в рабочую одежду и т. д.

Процесс переодевания действительно впечатляет: даже для того, чтобы проникнуть во внутреннюю раздевалку, необходимо надеть шапочку и марлевую повязку. Всего процесс "облачения" включает восемь этапов, преодолев которые человек превращается в копию новых звезд экрана - славящих технологию MMX "Bunny People", только в белом.

Стадии производства "вафли" с процессорами подробно и иллюстративно описаны в #47 Computerworld Россия в статье "Транзистору - пятьдесят". На Fab.10 производится лишь наращивание слоев на кремниевую подложку. Выращивание кремниевых пластин, "выпиливание" процессоров из готовых "вафель" и их корпусирование осуществляется на других предприятиях Intel.

После Fab. 10 нам продемонстрировали ESSM. На этом производстве, естественно, порядки куда менее строгие: для прохода в помещения надо было всего лишь надеть халаты и защитные очки.

Производство плат началось в 1990 году, систем - в 1995-м. Оно занимает около 22 тыс. квадратных метров, приблизительно две трети площади отведено под сборку плат, треть - под сборку готовых систем. Это неудивительно - компьютер из готовых деталей можно свинтить на одном столе, текстолитовые же платы обрастают деталями и превращаются в системные в процессе довольно длительного путешествия по конвейеру.

Большая часть компонентов устанавливается автоматами. Это так называемые компоненты, "монтирующиеся на поверхности" (термин Intel - Surface Mount Technology). Вручную крепятся те детали, установка которых из-за размеров или формы не поддается автоматизации (коннекторы, разъемы и т. д.). По окончании процесса сборки платы тестируются и пакуются.

Сборка платформ, наверное, не очнь отличается от таковой в крупных российских компаниях. Готовятся сборочные комплекты, из них собираются компьютеры-заготовки, которые потом проходят тестирование и пакуются. Разница, надо полагать, состоит в номенклатуре комплектующих и тщательности тестирования.

Экскурсию на строительство Fab. 14 устраивать не стали - пришлось довольствоваться информацией, изложенной в выступлении Кэйна. Строительство этого комплекса началось в октябре 1995 года, производство планируется запустить в 1998-м. Стоимость Fab. 14 - 1,5 млрд. долл. Здесь будут производиться процессоры "следующего поколения" - как нынешней архитектуры, так и грядущей ветви 64-разрядных процессоров, представителем которой является Merced. На Fab.14 будут работать около 2 тыс. человек. После того как будет прекращено производство процессоров Pentium, в состав Fab. 14 войдет и Fab. 10, однако каким образом это произойдет, пока неизвестно.

Завершилась экскурсия интервью с Чейзом, которые тот давал по очереди делегациям всех стран. Поскольку все приглашенные на этот раз журналисты были из стран Восточной Европы, то, естественно, собравшиеся ждали какого-либо сообщения, касающегося нашего региона. Однако такового не последовало, хотя Чейз неоднократно подчеркивал важность российского рынка для Intel. Создавать подразделение, которое займется "возникающими рынками", как это сделала Xerox, компания не собирается, полагая, что с этими рынками лучше разберется соответствующее региональное представительство. Претензии американской антимонопольной комиссии Чейза не пугают: сотрудники компании регулярно обучаются тому, что можно писать и говорить, - одним словом, как вести дела, чтобы избежать проблем с антимонопольными органами. "Мы любим конкуренцию", - подвел итог Чейз.

Дежурного вопроса о производственных планах в России никто не задал. Во-первых, на всех произвел впечатление производственный комплекс - построить в России предприятие, которое было бы "в тысячи раз чище операционной", почти нереально. А во-вторых, среди разнообразной информации, размещенной на многочисленных стендах в холлах лейкслипского комплекса и повествующей об истории Intel и его ирландской составляющей, о процессах производства плат и платформ, выращивании "вафель", росте образовательного уровня сотрудников и т. д. есть маленькая заметка: "Почему мы открыли производство в Ирландии". Среди перечисленных в ней причин фигурировали наличие развитой инфраструктуры и квалифицированной рабочей силы, а также налоговое законодательство страны, стимулирующее инвестиции в производство. И если по части "квалифицированной силы" мы еще можем кое с кем потягаться, а коммуникации худо-бедно подтянуть, то положение дел с налоговым законодательством оптимизма не внушает.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями