Банкиры Уолл-стрита, главы компаний и даже руководитель Федерального резервного банка Алан Гринспан склонны связывать бурное развитие рынка в 90-х с ростом продуктивности в результате использованиея информационных технологий.

Их аргументация - рынок развивается стремительными темпами, потому что инвесторы убеждены: благодаря стойкому повышению продуктивности сверхприбыль потечет нескончаемым потоком. Рост продуктивности же гарантируется информационными технологиями. Уверенность оптимистов строится на разрозненных сообщениях о повышении производительности и снижении стоимости труда, то и дело публикуемых средствами массовой информации.

Ставки в этом споре поистине огромны. С одной стороны, производительность рынка ценных бумаг, перспектива достижения сбалансированного федерального бюджета и возможность финансирования социального и медицинского фондов зависят от стабильного роста продуктивности. С другой - аксиома о том, что компьютеры повышают продуктивность, "узаконивает" вложения в ИТ и повышает доход компьютерной прессы.

Однако данные статистического бюро Bureau of Labor Statistics далеки от подобного оптимизма - судя по ним, рост продуктивности в последние годы, напротив, замедлился. Но на эту статистику полагаться нельзя, потому что она не учитывает данные по общественному сектору и сектору услуг.

Единственный способ разрешить спор - обратиться к информации о производительности компаний.

Оценка роста продуктивности

В финансовых отчетах корпораций есть пункт под названием "Административные, общие и торговые расходы" (SG&A). Эти данные дают достаточно четкое представление о стоимости управления информацией. SG&A в значительной степени составляется из накладных расходов и отражает издержки на генерацию и потребление данных. Продуктивность повышается, если фирма производит больше товаров, затрачивая меньше на информационные операции.

Допустим, COG (себестоимость производства) компании составляет 100 млн. долл. Кроме того, 40 млн. долл. уходит по статье SG&A на управление производством, распространением и сбытом. Затем приобретается современная информационная система. Компания по-прежнему тратит 100 млн. на производство, но SG&A теперь составляют 30 млн. долл., включая стоимость новой компьютерной системы. Следовательно, продуктивность управления информацией повысилась.

Повышение продуктивности

Смогут ли компании после десятилетия интенсивной компьютеризации - и вложения более 500 млрд. долл. в компьютерные приложения - тратить меньше на управление информацией? Это можно проверить по соотношению COG к SG&A.

Я изучил финансовые отчеты 66 фирм с годовым оборотом более 10 млрд. долл. за последние 10 лет. Выяснилось, что продуктивность не увеличилась. Объем SG&A, требуемых на управление производством, не сократился, несмотря на серьезные инвестиции в инфоpмационные технологии. С 1987 по 1993 год он неуклонно рос. И в прошлом году соотношения SG&A/COG было выше, чем в 1987 и 1988 годах.

Такой же анализ я провел для 16 крупнейших банков США. Падение отношения оборота к расходам на рабочую силу подтверждает факт снижения продуктивности.

Ни клиент-серверные системы, ни Internet, ни компьютерные сети не повысили продуктивность обработки информации в промышленных компаниях США. В 1996 году, при уровне COG в 1,1 трлн. долл., на SG&A приходилось 300 млрд. долл. Сейчас это соотношение ниже, чем в период с 1987 по 1990 год. Аналогичный спад продуктивности я обнаружил в процессе изучения данных по банкам. Продуктивность ответственной за обработку информации рабочей силы (доля которой составляет сейчас 59% от общего числа служащих) ухудшилась.

Аналитики рынка ценных бумаг и главы компаний заблуждаются. Мнение, что компьютеры значительно повысили продуктивность управления информацией - это миф.

Как бы ни росла в последнее десятилетие продуктивность за счет компьютеризации офисной работы, уровень расточительства людских и технологических ресурсов все равно оказывался выше. Нам следует выполнить то, что изначально обещал информационный век. Мы обязаны использовать инфоpмационные технологии так, чтобы офисный труд приносил большую отдачу при меньших затратах.


Пол Страссман (www.strassman.com) исследовал проблему продуктивности управления информацией в своих книгах - "Окупаемость информации" (1985); "Значение компьютеров для бизнеса" (1990); "Политика управления информацией" (1993) и "Компьютерное расточительство" (1997). Данная статья представляет собой отрывок из новой книги Страссмана, "Информационная продуктивность", выходящей в свет в будущем году.

Всякий Internet-бизнес национален

Дэвид Мошелла

Не стихают разговоры о том, что Internet сокращает расстояния, что он не признает национальных границ, что он воплощенное предвидение Маршалла Маклахана о "глобальной деревне".

Бессчетное число экстремистов, особенно из журнала Wired, предсказывают изменение всей политики и даже утрату национального суверенитета и национальной независимости.

Безусловно, Internet по своей сути "не ведает" расстояний и созданных людьми границ. Но ведь этим же отличается и телефонная система. Со временем окажется, что мнение о том, будто какая-то из этих технологий в конечном итоге приведет к миру без границ, на самом деле ошибочно. Через десяток лет история подтвердит, что эра Internet породила зажатую в более жесткие территориальные рамки многонациональную индустрию информационных технологий. Парадоксально, но эра ПК будет расценена как период наибольшего подъема поистине глобального бизнеса в сфере технологий. Вспомните, насколько однородными на самом деле были информационные системы в эру ПК. Одни и те же компоненты - микропроцессоры, операционные системы, дисководы и так далее - использовались во всех уголках мира, от Рима до Токио и Буэнос-Айреса. Приложения, независимо от того, выполнялись они автономно или в сетевом режиме, были практически одинаковыми. Именно эта однородность обеспечила американским поставщикам преуспевание в мировом масштабе. А теперь подумайте об эре сетей. Национальные инфраструктуры будут значительно отличаться как по масштабу, так и по технологиям. Они будут состоять из различных комбинаций традиционных, кабельных, оптоволоконных, спутниковых и сотовых систем. К тому же их деятельность будет регулироваться разнообразными рыночными механизмами и государственными постановлениями.

Вдобавок приложения Internet отличаются гораздо большим разнообразием, чем во времена ПК, и эта тенденция сохранится в будущем. В каждой стране сложится своя каста ведущих поставщиков информационных технологий, а местные телекоммуникационные компании, Internet-провайдеры и операторы Web-узлов будут доминировать на большинстве рынков услуг. Лидирующим сегодня компаниям США придется постепенно ограничивать свою деятельность борьбой за долю богатства национальной отрасли информационных технологий.

Многие аппаратные средства и программные продукты, составляющие основу Internet, по-прежнему будут продаваться во всем мире. Однако эти продукты станут вторичными по отношению к информационному наполнению и услугам, которые и будут определять ценность Internet для большинства компаний и потребителей. В цепочке приоритетов сетевые услуги представляют собой новый мощный - и большей частью территориально ограниченный - слой наряду с аппаратными и программными технологиями.

Эра Internet знаменует сближение вычислительных средств, телекоммуникаций и информационного наполнения. Несмотря на наличие компаний мирового масштаба, в двух последних отраслях (что крайне нехарактерно для нынешней компьютерной индустрии) в подавляющем большинстве доминируют национальные организации.

Использование Internet все больше будет определяться действительными потребностями людей. А большинство из нас предпочитает общаться со своими близкими и знакомыми дома, на работе, в школе, чем с кем-то на другом конце Земного шара. Даже сегодня лишь 10% всех доходов телефонных сетей приходится на международные звонки. Поскольку эта цифра обусловлена главным образом низким спросом, а не высокой стоимостью, она будет медленно расти вслед за быстрым падением цен.

Между этими крайними проявлениями обособления и интеграции лежат практические реалии сегодняшнего дня. Правительства некоторых стран начнут в широких масштабах использовать Сеть, а в правительственных организациях других стран она получит ограниченное применение. Это же справедливо для школ, сообществ, семей и, разумеется, отраслей хозяйства. Такой разброс в масштабах использования, как и во всем остальном, будет определяться и стимулироваться национальными и местными законами, обычаями, предпочтениями, культурой и языком. Internet мог бы стереть границы стран, государств, если бы люди действительно этого хотели. Однако факты говорят о том, что у них нет такого желания. Бывший спикер палаты представителей конгресса США Тип О`Нейл частенько говаривал: "Всякая политика национальна". Придет время, когда люди, оценивая влияние Сети, то же самое скажут о Web.


С Дзвидом Мошеллой можно связаться по электронной почте: david_moschella@cw.com.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями