Верховный суд США - против Акта о благопристойности
Сенатор США разрабатывает новый закон
Клинтон ищет способы защиты детей
Европейцам достаточно тех законов, которые уже приняты
Прошло испытание в Европе
Hовые законы для новой разновидности СМИ?
Принудительная цензура
В Азии свои законы
Отразится ли решение о CDA на системных администраторах?
Что общего между Марсом и Вашингтоном?
На вопросы Computerworld Россия отвечают Андрей Себрант ("Гласнет"), Евгений Ковалев ("Радио-МГУ"), Виктор Русских ("Релком"), Владимир Соркин (РОЦИТ)
Секса в СССР не было, скоро его не будет и в России

Верховный суд США - против Акта о благопристойности

Сэри Калин, Ребекка Сайкс, Марк Ферранти, Элизабет Хайклер, Роб Гас, Кристи Эссик, Джон Скиллингз

Верховный Суд утвердил решение окружного суда шт. Нью-Йорк о несоответствии CDA Конституции, признав его ограничивающим свободу слова. Закон был принят Конгрессом США в прошлом году.

Верховный суд посчитал формулировку Акта слишком неопределенной.

Министерство юстиции США пыталось защитить закон, утверждая, что правительство заинтересовано в защите детей от неблагопристойной информации в Web. Противники закона во главе с Американским союзом гражданских свобод (ACLU) возражали, что поставщикам информационного наполнения вряд ли удастся контролировать доступ посетителей к своим узлам, а широта закона может привести к полному блокированию свободы самовыражения, находящейся под защитой Конституции.

"Мы убеждены, что CDA недостает точности, требуемой Первой поправкой в случае, когда законодательный акт регулирует свободу слова, - говорится в решении суда. - Пытаясь блокировать доступ детей к вредной информации, CDA по сути подавляет все виды самовыражения, на которые совершеннолетние имеют право в соответствии с Конституцией".

Судьи глубоко убеждены, что поощрение свободы самовыражения в демократическом обществе важнее, чем любое теоретическое преимущество цензуры.

Решение суда было одобрено семью судьями. Судья Сандра Дей О'Коннор, отчасти поддержавшая решение, пишет, что, по ее мнению, Конгресс намеревался открыть в Internet "зоны для взрослых": "Возможно, это и будет конституционным, но отдельные положения CDA явно выводят его за рамки аналогичных дел, рассматривавшихся ранее".

Впервые закон был представлен на рассмотрение суда в тот день, когда был подписан - 8 февраля 1996 года. В числе организаций, подписавших заявление, были ACLU, Центр защиты конфиденциальности электронной информации, Фонд развития электронных технологий, Рlanned Рarenthood Federation of America и Всемирный просветительский центр по СПИД. Второй иск со стороны ряда потребительских интерактивных служб, прессы и компьютерных компаний был подан месяц спустя. Два этих дела со временем были объединены в одно. В число истцов вошли AOL, ComрuServe, Рrodigy, Microsoft, Американская ассоциация книготорговцев, Американское общество редакторов газет и Wired Ventures.

Чуть больше года назад окружной суд Филадельфии признал CDA неконституционным. Было вынесено предварительное решение, приостанавливающее вступление закона в силу, а вскоре после этого Министерство юстиции передало дело в Верховный суд.

Противники CDA заявляют, что не удивятся, если Конгресс выпустит "потомка" Акта о благопристойности. Впрочем, позиция Администрации Клинтона вскоре станет ясна из доклада о политике в отношении электронной коммерции.

Победы над цензурой одерживаются и на уровне штатов. 20 июня ACLU выиграла дела о законах, ограничивающих цензурой свободу слова, в федеральных судах шт. Нью-Йорк и Джорджия. Нью-йоркский закон был очень похож на CDA, а в Джорджии пытались ввести уголовную ответственность за анонимные сообщения в Сети и использование псевдонимов. Рассматривается иск ACLU, поданный в суд шт. Вирджиния, - местный закон вводит уголовную ответственность за просмотр неблагопристойных материалов из Web на экране компьютера.

В речи, произнесенной перед судом в марте прошлого года, представитель Министерства юстиции сказал, что правительство несет ответственность за защиту детей от порнографии в Internet, а доступ к Web, по сути, дает им "свободный вход в электронное подобие секс-шопов". Правительство считает, что поставщики информационного наполнения могли бы блокировать доступ несовершеннолетних к неблагопристойным узлам, проверяя номера кредитных карт или удостоверений личности. На это противники CDA возразили, что механизмы отсеивания несовершеннолетних слишком дороги и реализовать их практически невозможно.

Судьи вынесли на обсуждение вопрос, не будет ли закон сродни попыткам контролировать частные телефонные звонки или даже просто разговоры между двумя взрослыми людьми, которые случайно могут быть подслушаны подростками. Обсуждалась также возможность привлечения к уголовной ответственности родителей, предоставляющих своим детям компьютеры для доступа в Web. Еще прозвучало мнение, что с учетом темпов технического прогресса механизмы отсеивания, которые невозможно реализовать сегодня, удастся разработать в будущем.

Противники ликуют, сторонники впадают в уныние. Противники CDA просто в восторге от решения Верховного Суда и называют его "победой свободы слова в Internet". Главный же сторонник CDA считает, что суд совершил ошибку.

"Люди будут возмущены, - полагает Кристин Хансен, представительница Центра исследований семейных проблем, общественно-политической организации защиты семьи. - Решение суда может губительно сказаться на детях".

"Данное решение можно назвать юридическим 'свидетельством о рождении' Internet, - выразил свое мнение Брюс Эннис, старший адвокат Citizens Internet Emрowerment Coalition. - Мнение суда послужит назиданием тем, кто в будущем попытается контролировать киберпространство, ибо теперь стало очевидным, что Internet стоит особняком от остальных средств массовой информации".

Один из истцов сравнил решение суда с Великой хартией вольностей, которую пришлось признать королю Джону в 1215 году под давлением английских баронов.

Одним из главных аргументов суда против CDA послужила неопределенность формулировок "неблагопристойный" и "несущий явно оскорбительный характер". Например, отец посылает по электронной почте своему 17-летнему сыну, студенту-первокурснику, информацию о способах предохранения. Если сообщество города, где расположен колледж, сочтет письмо оскорбительным, отца ожидает тюремное заключение.

По мнению одних противников CDA, от Конгресса следует ожидать появления "потомка" закона, другие же считают, что это вряд ли случится, учитывая чисто политическую заинтересованность конгрессменов в Акте.

"Теоретически Конгресс может вернуться к данному вопросу и создать более четкий проект закона, но я буду очень удивлен, если это произойдет, - отметил Майкл Гринбергер. - Выпуск CDA был приурочен к выборам 1996 года".

По мнению профессора юридических наук Бостонского университета Джека Бирмана, теперь, когда выборы позади, конгрессменам нет никакого дела до суда. "Они просто хотели продемонстрировать избирателям свое негативное отношение к порнографии в Internet", - сказал он.

Если власти начнут преследовать распространение жесткой порнографии, независимо от CDA являющееся незаконным, большая часть вредных для детей материалов в Internet исчезнет. "Детская порнография, в частности, считается запрещенной и должна быть уничтожена в соответствии с существующим законодательством", - говорит Пэт Трумэн из American Family Association. Интерактивные службы с энтузиазмом встретили решение Верховного суда.

В ComрuServe его назвали "победой свободы выбора" и "ударом по цензуре в Internet".

По утверждению ComрuServe и Рrodigy они располагают технологическими средствами, способными помочь родителям защитить детей от сомнительной информации.

Сотрудники SurfWatch Software, подразделения Sрyglass, считают, что демонстрация работы их программных фильтров для Internet "коренным образом" повлияла на решение суда.

"Internet - это порождение технологий, так почему бы не использовать их же для обеспечения защиты наших детей", - предложил вице-президент Рrodigy Марк Джейкобсон.

Будут ли еще попытки ввести цензуру в Сети? Избежали мы наконец опасности цензуры или нет? Противники CDA уверены, что решение суда не оставляет Конгрессу ни единого шанса на успех новых попыток введения такого закона. Однако сторонники поклялись продолжать борьбу.

"Мы вновь обратимся в Конгресс, - не отступает Моник Нельсон, директор западного отделения Enough is Enough, группы, поддерживавшей CDA. - Я не знаю, когда и как, но мы это сделаем". По утверждению Джека Бирмана судьи были обеспокоены отсутствием у интерактивных служб возможности блокирования доступа несовершеннолетних в chat-комнаты и эхоконференции.

"При нынешней системе работы Internet контроль нельзя осуществлять, иначе как ограничивая свободу слова и взрослых, и несовершеннолетних, - считает Бирман. - Из страха перед уголовной ответственностью взрослые будут сами себя ограничивать, когда возраст собеседников или участников эхоконференций неизвестен".

Решения Верховного суда и судов штатов продемонстрировали Конгрессу, что правительство не имеет права вводить цензуру.

"Теперь все эти аналоги CDA уровня штатов также будут признаны недействительными", - отметил Дэвид Банисар, консультант отдела кадров Electronic Рrivacy Information Center.

Сторонники CDA тем не менее намерены обратиться к Конгрессу с требованием ввода нового закона, на сей раз о книгах. В этом законе определение непристойности будет более четким и не попадающим под действие Первой поправки. Кроме того, сторонники CDA намерены оказать давление на Министерство юстиции и законодательные органы уровня штатов для усиления контроля над соблюдением закона о детской порнографии, не утратившего силы.

Планируется также потребовать от интерактивных служб начать разработку и совершенствование методов избирательного блокирования доступа.

"И что самое важное, мы будем вести просветительскую деятельность, - говорит Нельсон. - Программные фильтры - это хорошо, но они создают ложное чувство безопасности".

Сенатор США разрабатывает новый закон

Сенатор Дэн Коутс, один из авторов CDA, планирует разработать более четкую формулировку закона, которая пройдет "тест на Первую поправку".

"Сроки еще не определены, но он обязательно займется этим", - заверил представитель Коутса. Коутс разрабатывал CDA совместно с сенатором Джеймсом Эксоном, ныне находящимся в отставке.

Клинтон ищет способы защиты детей

Президент Билл Клинтон выразил намерение найти способы защиты детей от сомнительных материалов в Internet, не нарушающие права на свободу слова.

"Я собираюсь созвать ведущих производителей и организации, представляющие интересы учителей, родителей и библиотекарей, - сказал он. - Используя новейшие технологии и системы рейтинга, мы сможем не допустить наших детей в 'районы красных фонарей' киберпространства.

Internet является невероятно мощным источником свободного слова, который необходимо защищать. И тем не менее там есть материалы, явно не подходящие для детей" поэтому родители и учителя должны получить необходимые средства защиты. Мы можем и должны разработать мощное решение для Internet, подобное V-chiр для телевидения, которое будет защищать детей методами, не противоречащими закону о свободе слова".

V-chiр - это новая технология, благодаря которой родители смогут блокировать просмотр детьми телепередач, содержащих сцены секса и насилия. Заявление президента оставляет открытым вопрос о возможности разработки нового закона о неблагопристойных материалах в Internet.

Полный текст решения Верховного суда можно найти на Web-узле ACLU по адресу: http://www.aclu.org/court/renovacludec.html.

Европейцам достаточно тех законов, которые уже приняты

Большинство представителей европейской Internet-индустрии одобряют решение Верховного Суда США и считают, что для регулирования вопросов, связанных с информационным наполнением Internet, следует использовать уже существующие законы.

Стран, в которых есть специальное законодательство, касающееся содержимого Internet, в Европе совсем немного.

Финляндия, например, не имеет законов о цензуре в Internet, а в прессе идет оживленная дискуссия о способах построения саморегулируемой системы, в которой были вовлечены как пользователи, так и провайдеры доступа к Internet.

В Испании также пока отсутствуют специальные законы об информационном наполнении Internet - в соответствующих случаях судьи руководствуются существующими законами о распространении порнографии, что является уголовным преступлением независимо от использованного носителя информации. Однако в настоящее время испанский парламент ищет способы контролировать распространение порнографии в Internet.

И в Венгрии нет законов, касающихся цензуры в Internet; впрочем, это не удивительно, если принять во внимание, что венгерская часть Паутины совсем невелика.

Европейская комиссия также призывает своих членов не торопиться с принятием новых законов для пресечения распространения по Internet непристойной и иной нелегальной информации, а лучше заботиться об исполнении тех законов, которые уже приняты. Решению проблемы могла бы способствовать и большая кооперация государств-членов сообщества.

Hо нет правил без исключений. Hемецкие законодатели в июне приняли новый закон о мультимедиа, оговаривающий, в частности, как следует контролировать материалы, размещаемые в Internet. Закон запрещает распространениие по Internet любой информации, которую запрещено распространять каким-либо иным способом. Кроме того, он возлагает на провайдеров ответственность за содержание информации, ими предоставляемой, и требует от них блокировать распространение любых запрещенных материалов, о которых им становится известно.

Закон, вступающий в силу 1 августа, предписывает провайдерам Internet держать в своем штате специальных сотрудников, которые просматривали бы информацию, предназначенную для детей, и гарантировали, чтобы тем не попадало на глаза ничего предосудительного.

Прошло испытание в Европе

Как и США, несколько европейских стран успели приобрести собственный опыт разрешения вопросов, связанных с цензурой в Internet.

Франция, например, в прошлом году также столкнулась с ситуацией, напоминающей судьбу CDA. В июле 1996 года, когда предыдущее французское правительство подготавливало закон о дерегулировании телекоммуникаций, в него была включена специальная статья, посвященная Internet, которая допускала цензуру. Однако данная статья вызвала острую критику социалистической оппозиции как антиконституционная; утвержденный текст закона ее уже не содержал.

В Финляндии в прошлом году столичный суд присяжных пересмотрел решение о запрете службы анонимной пересылки электронной почты. Ее владельца, Йохана Хельсингиуса, обязали предотвращать передачу детской порнографии (и многих других материалов) и по запросу полиции предоставлять ей возможность проверять адреса электронной почты, зарегистрированные на его сервере. Хельсингиус все же решил больше не поддерживать свою службу.

В Германии, однако, никогда не было судебных разбирательств, затрагивавших вопросы свободы слова в контексте информационных технологий; об этом оворит Инго Рухман, научный советник Мануэла Кипера, члена бундестага и представителя партии "зеленых".

По мнению Рухмана, неприкосновенность личной жизни жителями Германии ценится выше, чем свобода слова.

"Многие консервативные немцы все еще полагают, что можно 'запретить' те или иные мысли, - сказал он. - Допустим, если молодые люди читают расистскую литературу, в затем идут поджигать дома иммигрантов... то, на мой взгляд, вопрос не в том, что там было написано. Hам следует спросить, о чем они думали, прежде чем читали это. Hам не нужен контроль за информацией, нам надо говорить об ответственности".

Hовые законы для новой разновидности СМИ?

Даже соглашаясь с тем, что Internet - это новый тип средства массовой информации, заслуживающий особого внимания, большинство все же считает, что это еще не повод принимать новые законы.

"Общее мнение финских юристов таково: что разрешено в публичных местах, то разрешено и в Сети, и наоборот", - говорит Хельсингус.

В исследовании, выполненном в прошлом году по заказу французского правительства, также рекомендуется применять действующие в стране законы к Internet, а не вводить новые. Представитель правительства заявил, что решение американского суда может стать допонительным аргументом в пользу позиции французских сторонников саморегуляции Internet. Пока кое-кто подумывает о создании новых законов для борьбы с порнографией в Internet, во Франции Сеть уже используется для "отлова" педофилов; несколько недель назад полиция провела массированную акцию по изучению Web-узлов с сомнительным содержанием и выявила имена 1200 педофилов.

Hемецкие законодатели, тем временем, убеждены, что Internet нуждается в специальных законах. Для Рухмана история с CDA служит свидетельством того, что Internet - это новое поколение СМИ, для которого нужны свои собственные законы.

"Internet отличается от ранее существовавших масс-медиа. Многие вещи становятся более простыми, а некоторые более проблематичными", - убежден Рухман.

Принудительная цензура

Не для кого не секрет, что принимать имеет смысл только тот закон, исполнение которого можно контролировать.

"Сейчас в Швеции имеется три закона, касающихся распространения порнографии, - считает Ян Фриз, генеральный директор Национального почтового и телекоммуникационного агентства Швеции. - Традиции свободы слова в нашей стране имеют очень давнюю историю. Многие требуют создания законов, касающихся порнографии в Web, но говорить об их появлении пока рано. Контролировать Internet практически невозможно".

Как подчеркивается в одной из статей, опубликованных агентством France Рress, "CDA не смог бы работать, поскольку почти половина информации, которую можно назвать порнографической, попадает в Internet с территории других стран мира".

Решение Верховного Суда о признании CDA неконституционным знаменует собой новую эпоху электронного обмена информацией в США, но представители правительства и специалисты этой отрасли в Великобритании и Ирландии считают, что оно мало повлияет на формирование соответствующей национальной политики этих государств.

Специального законодательства, касающегося регулирования распространения порнографии по Internet в этих странах не существует. По общему мнению, уже имеющиеся законы, определяющие правила и ответственность за распространения и публикацию детской порнографии, а также иных "непристойных" материалов, вполне применимы и к Internet.

В Великобритании с этой деятельностью связано два законодательных акта. Один из них, Акт о защите детей (Рrotection of Children Act, РCA) 1978 года, запрещает распространение любых изображений сексуального характера детей до 16 лет. В конце 80-х, как сообщил Мартин Джоч, старший офицер лондонской городской полиции, этот акт был расширен и под его действие попали и электронные изображения.

В соответствии с еще одним законом, Актом о публикации непристойной информации (Obscene Рublications Act, OРA), введенным в начале 50-х годов, считается преступлением публикация фотографий или печатных материалов, которые по мнению представителей полиции являются непристойными. Однако этот закон не предусматривает уголовную ответственность за распространение подобных материалов.

Камнем преткновения в применении OРA является определение того, какие материалы можно назвать непристойными. Именно это было выдвинуто в качестве основного возражения и противниками CDA. Сейчас на первом этапе решение о "непристойности" материалов принимают полицейские эксперты, после чего дело передается в суд и в конечном итоге решение выносят присяжные.

Не стоит и говорить, что помимо расплывчатой формулировки, определяющей "непристойность" материалов, за сорок лет общественная мораль претерпела столь существенные изменения, что возникла настоятельная потребность изменить OРA, а также создать рабочую группу из представителей операторов Internet и законодательных органов, цель которой состоит в подготовке предложений о внесении изменений в существующем законодательстве. Но конкретные шаги в этом направлении будут предприняты не скоро.

С введением в действие CDA, провайдеры в США были обеспокоены тем, что на них возлагалась ответственность за "непристойные" материалы, передаваемые по их сетям. Их коллегам в Великобритании в этих случаях ничего не грозит. Провайдеры тесно сотрудничают с полицией по вопросам предоставления информации о том, кто подозревается в создании узла Web или группы новостей, попадающих под действие OРA или РCA. Кроме того, в большинстве случаев провайдеры безоговорочно закрывают узлы или группы новостей, которые полицией признаны непристойными.

По словам Джоча, ответственность лежит не на провайдерах, а на конкретном человеке, который разместил эту информацию в Internet. Однако, несмотря на то, что сотрудники полиции не разглашают информацию об участии провайдеров в своих расследованиях, члены европейской ассоциации электронной передачи сообщений EEMA, представляющей интересы сотен компаний, считают, что провайдеры должны лучше знать собственные права. По словам исполнительного директора EEMA, Роджера Дина, "ничто не остановит полицию, если та пожелает в одночасье прекратить деятельность провайдера Internet, когда последний откажется удалить "непристойную" по мнению полиции информацию". Аналогичным образом ситуация складывается и в других странах Европы.

Еще одна трудность состоит в том, что передача по Internet непристойной информации часто происходит одновременно в нескольких странах Европы, где законодательства, касающиеся этих вопросов, часто существенно различаются. И заложниками политической борьбы между двумя или более государствами становятся провайдеры. Именно поэтому, в отличие от США, создание широкомасштабных инициатив по вопросам распространения и публикации порнографических материалов, охватывающих большую часть Европейских стран, связано с огромными трудностями.

Предлагая возможное решение, EEMA опубликовала меморандум о взаимопонимании, в котором указаны основные принципы политики провайдеров в отношении непристойных материалов. В соответствии с меморандумом, они несут ответственность за подобные материалы, передаваемые по их сетям только в том случае, если они были обнаружены третьими лицами, но при этом операторы не обязаны контролировать содержимое каждого узла. Кроме того, операторы обязаны подчиняться решениям только местных полицейских властей.

В Ирландии ситуация в значительной степени напоминает положение дел в Великобритании, как отметил Дейв Уолш, входящий в состав группы, отстаивающий гражданские права в киберпространстве, Electronic Frontier Ireland. В этой стране также имеются определенные законы о публикации и распространении непристойных материалов, действие которых было расширено до публикаций в Internet. Кроме того, в Министерстве юстиции была создана рабочая группа, занимающаяся этими вопросами и собирающая информацию об отношении предприятий отрасли и отдельных лиц к проблемам, которые возникают в связи с использованием нового средства массовой информации.

В целом EFI с одобрением относится к деятельности ирландского правительства и полицейских властей, касающейся случаев распространения порнографии в Internet и не видит необходимости в изменении существующей политики.

В Азии свои законы

Решение Верховного Суда о том, что CDA нарушает свободу слова осталось незамеченным для большинства азиатских стран, правительства которых пошли на прямое запрещение определенных видов деятельности в Internet.

Тем или иным образом в Китае, Сингапуре и Северной Кореи узлы Web, содержащие нежелательную информацию, просто скрываются. Вьетнамское правительство пока не позволило себе непосредственного вмешательства в деятельность Internet, в то время как в Южной Корее обмен сообщениями по электронной почте с гражданами Северной Кореи запрещен. Жителям Мьянмы, к примеру, требуется получить специальную лицензию на пользование модемом.

В то время как сторонниками CDA в США этот билль провозглашался как попытка защитить детей от порнографии, ограничения, вводимые в азиатских странах чаще всего обусловлены страхом политического вмешательства. И в такой ситуации в этой части земного шара разговоры о правах, защищаемых Первой поправкой к Конституции США, касающейся свободы слова, кажутся неуместными.

Но события, произошедшие в США, тем не менее нашли отклик во многих странах мира. США служит своего рода образцом для подражания в формировании государственной политики, отражающей изменение ситуации в стране, вызванной появлением новых технологий.

Решение Верховного Суда устанавливает прецедент, и, по словам Пита Хитченса, аналитика IDC, лишний раз подчеркивает тот факт, что природа Web препятствует осуществлению контроля.

В Азиатско-Тихоокеанском регионе правовая среда существенно разнится от страны к стране. В некоторых государствах, таких как Австралия, Новая Зеландия, Малайзия и Филиппины, предпринимаются попытки заключить Internet в рамки законов, определяющих деятельность других средств массовой информации и в большинстве случаев они вполне подходят для глобальной открытой сети.

По мере роста роли Internet в бизнесе, некоторые ограничения теряют свою силу, поскольку превалирующее значение имеют коммерческие законы, а не голая философия. Правительства многих развивающихся стран не допустят применения законов, которые могут в том или ином виде препятствовать созданию процветающей экономики.

И по мере такого развития ситуации, угроза свободам индивидуума может превратиться в обеспокоенность, связанную с защитой права на частную жизнь.

"Традиционно наибольшие усилия предпринимались с целью защиты государственных секретов, - сказал Адам Пауэл из Freedom Forum. - Но в современной ситуации, обеспечение права на частную жизнь является столь же, если не более важным". По его словам, данные опросов, проведенных в европейских странах показывают, что две трети респондентов более всего обеспокоены открытостью информации, которую они передают по Сети.


Отразится ли решение о CDA на системных администраторах?

Для многих специалистов историческое решение Верховного суда США вряд ли приведет к каким-то изменениям. Закон о сексуальных домогательствах; время, проводимое служащими за работой в Internet, и имидж компании - вот более важные факторы, влияющие на условия работы и внутренние правила предприятия.

В компании, производящей спортивную одежду Asics, к примеру, использование служащими Internet контролируется с помощью специальных программ. Они же предотвращают доступ сотрудников к порнографии. "Пользователи знают о существовании этой системы и не нарушают запретов, - пояснил менеджер Марк Аллен. - Решение Суда не отразится на Asics, потому что наша политика и без того достаточно эффективна".

И в самом деле решение скорее всего никак не повлияет на корпоративную Америку, как считает Лэрри Дьетц, вице-президент Zona Research. Законы о сексуальных домогательствах были и остаются в силе: компания понесет одинаковую ответственность за порнографическое изображение, будет ли оно в виде бумажки или графического файла.

"Что интересно, судьи не только приняли верное решение, но и правильно обосновали его, - отметил Дэниел Хиллс, президент отдела исследований и разработки The Walt Disney. - Этот вопрос действительно нельзя решать путем нарушения права на свободу слова".

Его можно решить технологическими методами, по мнению Тима Бернерза-Ли, директора Консорциума World Wide Web: "Технология создала угрозу, технология же должна ее уничтожить".

Координатор сетевых систем Franklin Pierce School District Брэд Джонсон отвечает, в частности, за предотвращение доступа учеников к сомнительному информационному наполнению. На proxy-серверы глобальной школьной сети установлен пакет Spyglass Surfwatch ProServer. По словам Джонсона, ПО справляется с поставленной задачей, но не спасает, когда механизм поиска выдает нецензурные тексты, не учтенные в настройках фильтров.

Решение Суда, по сути, обеспечивает такую же защиту свободы слова в Internet, какой располагают печатные средства массовой информации. "Очень важно, что Конгресс понимает - цифровая пресса обладает равными правами с печатной и так же заслуживает покровительства Первой поправки", - заметил Брэд Темплтон, основатель электронной службы новостей ClariNet Communications и один из истцов по делу о CDA.

Решение стало хорошей новостью для таких компаний, как Playboy Enterprises. Ежемесячно число сессий с Web-узлом Playboy достигает 4 млн. Компания поддерживает усилия по ограничению доступа и даже рассылает списки изменений в своих URL, чтобы родители могли обновлять установки фильтров.

- Патрик Тибоди, Мэрифрен Джонсон,
@Computerworld

Что общего между Марсом и Вашингтоном?

Дэвид Коурси

На первый взгляд - ну что может быть общего между решением Верховного Суда США по поводу Акта о благопристойности в сообщениях 1996 года (Communications Decency Act, CDA'96) и посадкой межпланетной станции на Марс. Однако в результате путешествия маленькой машинки по далекой планете появилось доказательство того, что правды нет не только на Земле, нет ее и выше.

Прежде всего, меня поразило, как дружно сообщество Internet бросилось заламывать руки и сетовать по поводу предложения Эксона-Коата, которое придавало законную силу Акту об отмене государственного регулирования и реформе телекоммуникаций (Telecommunications Deregulation and Reform Act) 1996 года. Все эти люди, казалось, даже не заметили политической игры вокруг билля.

Еще бы! - ведь что может быть лучше для политика, чем прослыть защитником нравственности и семейных ценностей. И что с того, если это не понравится бодрячкам из Союза защиты гражданских прав (American Civil Liberties Union) и вялым от сидения за компьютером фанатикам Сети - они, в сущности, так далеки от народа. Можно ли удачнее сделать карьеру, чем прослыты защитником детей от порнографии (или гонителем детской порнографии). Такому биллю прямая дорога в законы! Даже прогрессивные законники, выступающие против цензуры, за такое проголосуют - тем более, что за их спиной Верховный суд, который все равно такую недемократичность отменит. Может ли политик сделать более дальновидный ход, чем встать в ряды сторонников такого акта.

И точно. Верховный суд поддержал соображение законодателей, провозгласивших, что CDA ограничивает свободу слова и таким образом нарушает Первую поправку. Все. И обсуждать нечего.

Нечего, так и нечего. Чтобы развеяться, отправимся на Марс (не так уж и далеко, как поглядеть), по которому разгуливает вполне земной марсоход, собирая песочек и фотографируя камушки. Первейшая новость для программ "Время" по всему миру.

Но ведь, что ни говори, марсианская горячка по большей части подогрета Internet. Сколько уже было обращений к Web-узлу NASA? Пожалуй, до того времени, когда все начнет немного успокаиваться, миллиард наберется. Это первое важное событие мирового значения, за развитием которого можно было наблюдать по Internet. Звезда телевидения тускнеет; Web активно напирает, стремясь занять место TV как главного источника информации. Возможно, в будущем никто и не поверит, что событие произошло, если оно - каким-то чудом - не затронет Internet.

А мы все зависим от девяти человек, которые даже не шибко хорошо разбираются в Internet, но имеют право принимать эпохальные решения.

Заваливая CDA'96, Верховный суд проигнорировал аргумент, что Internet подобен телевидению или радио, где всегда существовали свои ограничения на распространяемый материал. Нет, решили законники, Сеть и беседа на родимой кухне (или где у них там разговаривают) ничем между собой не отличаются, а такие разговоры в полном объеме защищаются положениями о свободе слова. Все дело в том, что Internet - это и то и другое, но такая двойственность не столь очевидна, и господа судьи не смогли ее распознать.

Что ж, возможно, если когда-нибудь кто-либо захочет порегулировать Internet (а это, по-моему, жизненно необходимо), служителям Фемиды будущего удастся разглядеть ее природу - ведь Сеть,это и средство личного общения, и средство массовой информации - и выработать надлежащие правила. Во всяком случае, давайте не будем использовать Internet как источник предвыборной благодати и поразмыслим о том, как защитить одновременно и свободу человека, и свободу общества.


Computerworld Россия попросил ответить на вопросы, связанные с распространением в Internet "сомнительных" материалов, руководителей отечественных компаний-провайдеров, а также представителя Регионального (Российского) общественного центра Internet-технологий.

1 Были ли у Вас как у провайдеров инциденты, связанные с материалами "группы риска": порнография, насилие и т. д.?

2 Существуют ли у нас сейчас законодательные акты, регламентирующие размещение материалов в Internet, или действуют более общие законы? Несет ли ответственность провайдер за материалы его клиентов?

3 Нужны ли новые законы?

4 Контролируете ли Вы деятельность своих клиентов (например, следите ли за содержанием Web-страниц, размещенных на ваших серверах)?

Андрей Себрант
"Гласнет"

1 Серьезных - нет. Было несколько жалоб на размещение нашими клиентами материалов, расцененных некоторыми посетителями серверов как недопустимые. Нам удалось убедить таких клиентов, что размещение этих материалов наносит вред не только нам и другим людям, но и им самим. Материалы были убраны.

2 В России нет законодательных актов, явно регламентирующих деятельность именно Internet. Вопрос о том, какие элементы существующего законодательства и в какой степени к Internet применимы, будет ясен после того, как возникнут судебные прецеденты. До той поры сильно противоречивые мнения правоведов и самодеятельных экспертов вряд ли могут считаться весомыми. Хотя, за неимением лучшего, приходится ими руководствоваться - в результате у каждого провайдера складывается своя политика, основанная на опыте решения возникавших именно у него проблем.

3 Да, причем нужны они были еще вчера.

4 По собственной инициативе - нет, но проверяем те общедоступные материалы, по поводу которых получили жалобы. В Условиях предоставления наших услуг записано, что пользователь обязан следить за тем, чтобы его деятельность в Сети не противоречила законодательству (в том числе не нарушала чьих-либо авторских прав). В случае нарушения "Условий..." мы предупреждаем пользователя и в итоге можем отказаться предоставлять ему свои услуги.

Во многом это связано с тем, что различные системы сертификации узлов в Internet работают не очень избирательно и в ряде случаев при обнаружении "недопустимых" материалов присваивают соответствующий рейтинг не конкретной странице или узлу, а всему домену. В результате один "порнографический" узел вполне способен нанести значительный урон репутации сотен вполне корректных узлов, размещенных в том же домене.

Евгений Ковалев
"Радио-МГУ"

1 Инцидентов не было.

2 Действуют более общие законы (прецеденты, правда, неизвестны). Провайдер не несет ответственности за материалы своих клиентов (это специально подчеркивается в договоре с клиентом).

3 Законы нужны для борьбы с хакерами.

4 Специально не отслеживаем.

Виктор Русских
"Релком"

1 Мне об этом неизвестно.

2 По-моему (правда, я не юрист и могу чего-то не знать), по поводу Internet в России вообще нет никаких законодательных актов. Впрочем, это естественно, поскольку и само понятие не имеет строгого определения. Попробуйте задать вопрос: "Что такое Internet?" - юристу, провайдеру, гражданину США, российскому пользователю, наконец, чиновнику, ведающему связью. Получите массу разнообразных ответов.

В начале своего развития сети передачи данных, каковой, согласно лицензии, является "Релком", служили, главным образом, средством обмена информацией между их пользователями. Затем в сетях появились "доски объявлений", предполагающие уже публичное распространение информации, и наконец технологии World Wide Web почти приравняли сети к средствам массовой информации. У Web-страниц появляется "голос", динамическое видеоизображение, т. е. их информационное содержание может меняться уже помимо воли пользователя - вместе с информацией, которую пользователь хочет получить, ему могут выдать и то, что он "не заказывал". Что это? СМИ?

О каких-либо серьезных юридических "разборках", связанных с содержанием российского Internet, я не слышал. Тем не менее и "Релком", и другие провайдеры, думаю, уже сталкивались с претензиями типа: "А кто позволил разместить эту информацию на вашем сервере?", "А какие у вас права на эту информацию?" и т. п. Так, многие, наверное, слышали об узле "американских фашистов" www.stormfront.ru (см. Компьютерра #9, 1997, c. 38), размещенном на российском сервере. В настоящее время доступ на этот узел "закрыт" именем и паролем, но он существует. В отсутствии законов провайдеры в договорах с клиентами прикрываются расхожей фразой "провайдер не несет ответственности за информацию, размещенную в сети клиентом". Да и не может он ее нести, поскольку даже для беглого ознакомления с теми объемами информации, которую "публикуют" пользователи в телеконференциях, на собственных серверах, на серверах провайдеров нужно заводить целый штат сотрудников. Я не говорю уже о серьезном рецензировании. Так что контроль за информацией в сети реально осуществляют сами пользователи, и при появлении чего-либо, с их точки зрения, "аморального" это немедленно придается огласке в самой же сети. А при возникновении судебных тяжб, связанных с информацией в сети, стороны пытаются искать аналоги в законах и юридических актах, хотя бы отдаленно моделирующих сложившуюся ситуацию.

3 Думаю, что нужны, но хорошо подготовленные и тщательно продуманные. Не хотелось бы, чтобы существующая демократическая модель Internet оказалась под чьей бы то ни было жесткой цензурой. Граждане России, как никто другой, испытали на себе все "прелести" тотальной цензуры.

4 Повторюсь, в полном объеме это сделать невозможно. Более того, сомневаюсь, что нужно. Да, мы отслеживаем содержание информации, которая распространяется хотя бы частично от имени "Релком" и за которую мы несем ответственность. Но это капля в "океане информации". Как раньше писали в общественном транспорте: "Совесть - лучший контролер", так и я позволю себе предложить девиз: "Пользователь Internet - лучший цензор!" .

Владимир Соркин
РОЦИТ

1 Да, такие инциденты известны. Так, целый ряд подобных примеров можно привести по отношению к американскому Internet; после этого, кстати, и родился печально известный американский законопроект "О благопристойности в системах коммуникаций". У нас такие случаи также известны. Достаточно вспомнить происшествие с сервером "Инфоарт", когда в течение определенного времени на его заглавной странице посетители могли видеть картинки "только для взрослых". Самое неприятное, что так и не удалось окончательно выяснить, кто несет ответственность за это.

2 Насколько мы владеем ситуацией, конкретных нормативных актов, регламентирующих содержание информации в компьютерных сетях, не существует. Действуют общие законы:

  • "Закон об информации, информатизации и защите информации"
  • "Закон об участии в международном информационном обмене"
  • "Закон об авторском праве"
  • "Патентный закон"
  • "Закон о защите авторских прав на ПО и базы данных"
  • "Закон о связи"
  • "Закон о СМИ"
  • "Закон об архивах"
  • "Закон о Гостайне"

    Провайдер несет ответственность в том смысле, что если ему каким-то образом стала известна информация клиента, которая содержит сведения незаконного характера (призывы к насилию, порнография и т. п.), то он должен предпринять меры по ее нераспространению и сообщить о ней в компетентные органы. Помимо этого, не следует сбрасывать со счетов такой аспект, как имидж провайдера. С этой точки зрения провайдер заинтересован "блюсти чистоту рядов" своих клиентов.


    Секса в СССР не было, скоро его не будет и в России

    Анатолий Шкред

    "Ну кто сегодня не знает, что существует система "Интернет", оптико-волоконная связь, проложенная по дну океана? Она фактически без хозяина, в ней участвуют многие страны, каждый имеет возможность подключиться к "Интернету" и смотреть любой порнофильм на любой вкус, там их сотни. Можно через модем подключить телевизор и смотреть на большом экране. Сегодня речь уже идет о виртуальном сексе. Это вообще ужас! Надел наушники, подключился к компьютеру и получай удовольствие, выбрав партнершу. И на цветы тратиться не надо".

    - С.Говорухин, из выступления на заседании
    Государственной думы 20 февраля 1997 года

    Общая пресса еще весной отгремела своими комментариями по поводу законопроекта Станислава Говорухина "Об ограничениях оборота подукции, услуг и зрелищных мероприятий сексуального характера в Российской Федерации" и, разумеется, предоставила на суд публики полный набор выражений по его поводу. Мы возращаемся к этому законопроекту в нашем обзоре, поскольку он затрагивает интересы сетевого сообщества. Но вначале о его происхождении.

    1 января этого года вступил в силу новый Уголовный кодекс, в котором вместо 228-й статьи, безжалостно каравшей за порнографию, появилась 242-я - она также достаточно сурова, разве что срок поменьше (до двух лет) и оставляет надежду отделаться "легким" штрафом (в размере от 500 до 800 минимальных окладов - около 10 тыс. долл.). Однако, предусмотрительный законодатель, то ли в угоду завоеванной демократии, то ли по недомыслию в названии статьи перед "распространение порнографических материалов или предметов" осторожно вставил слово "незаконное", что, естественно, должно было вызвать благосклонною улыбку на устах порнодельцов (кстати, по разным оценкам месячный оборот на этом рынке составляет от 5 до 30 млн. долл.). Какое распространение законное и какое незаконное - УК умолчивает, а презумпция невиновности уголовного права обязывает доказывать незаконность следственным органам, что означает полную безнаказанность, то есть закон вроде бы есть - да толку от него... Для пуритан и защитников нравственности ситуация отягощается еще и тем, что 242-я говорит только о порнографии, а эротика, и вообще - где граница между искусством и развратом!?

    Возникший правовой вакуум вызвался заполнить Комитет по культуре Государственной Думы. Попытка, можно сказать, удалась, несмотря на опасения законопроект поддержали практически все фракции, кроме аграриев и части коммунистов - "упэртых" в терминологии С. Говорухина.

    Закон, по сути, легализует виды деятельности сексуального характера, но заниматься ей будет практически невозможно.

    По замыслу авторов законопроекта вводится новое, более широкое, понятие - продукция сексуального характера (а не порнографические матириалы и предметы уголовного кодекса), которой, кстати, является по определению "продукция средств массовой информации, иная печатная и аудивизуальная продукция, в том числе реклама, сообщения и материалы, передаваемые и получаемые по компьютерным сетям..." и пр. (статья 4).

    Вот чего будет нельзя делать, в том числе и в компьютерных сетях, когда закон примут (пока он прошел только первое чтение):

    1. Вовлекать несовершеннолетних в деятельность, связанную с сексуальными услугами и мероприятиями - приравнивается к вовлечению несовершеннолетних в совершение антиобщественных действий. Предлагается внести изменения в статью 151 УК (от обязательных работ в течении не менее 180 часов до лишения свободы до 6 лет).

    2. Без лицензии заниматься оказанием любых сексуальных услуг. Теперь за все придется платить, но не все позволено делать.

    3. Нельзя распространять подобную продукцию в жилых домах, подземных переходах, в метро, на уличных лоиках, да и вообще везде, где специально не разрешено местной властью!

    4. В кинотеатрах тоже нельзя будет показывать порнофильмы, а только в специальных видеозалах. Транслировать без кодирования сигнала можно только с 23 часов до 4 утра, если опять же местная власть не против.

    5. Запрещена любая наружная реклама с сексуальным оттенком, в связи с чем планируется изменить закон "О рекламе". Более того, этот закон дополняется статьей, запрещающей любую рекламу в средствах массовой информации, не зарегистрированных как издания сексуального характера (напомню, что в действующих законах о СМИ упоминаются только издания эротического характера, в связи с чем в эти законы также будут внесены изменения). Так что в "МК" вскоре вы не увидете объявлений типа "оздоровительно-эротический массаж в 4 руки" и "досуг и сауна в стриптиз-клубе".

    Если бы этот закон вступил в силу, то газету "Совершенно секретно", опубликовавшую банные сцены из жизни экс-министра юстиции, можно было бы спокойно привлекать к ответственности. Впрочем, это издержки.

    За соблюдением нравственности в стране будет следить специальный федеральный орган, а также лицензировать, контролировать, предупреждать, пресекать, налагать штрафы и предъявлять иски, в том числе беспрепятственно посещать все "злачные" места. Самая важная функция этого органа - экспертная оценка продукции, услуг и зрелищ сексуального характера. Трудно представить, что эта функция может быть успешно реализована, поскольку в принципе издания типа "Спид-Инфо" и Playboy вполне смогут заручиться экспертной оценкой, характеризующей их как медицинское и высокодуховное издание. Конечно, изданиям типа "Еще", "Мистер Х", "Икс-клуб", "Клубничка" будет труднее пробиваться в массы, но, учитывая покладистость некоторых чиновников, и это может оказаться не вопросом.

    Ответственность за незаконную деятельность, связанную с порнографической продукцией, придется нести по Уголовному кодексу, но за продукцию сексуального характера ответственность менее суровая - административная. В случае принятия изменений в Кодекс об административных правонарушениях нарушителям грозит штраф в размере от 100 до 500 минимальных окладов.

    Итак, законопроект в работе. Энергия и убежденность его сторонников сравнима с энтузиазмом борцов за трезвость. Успеху комитета по культуре может помешать разве что разгон Государственной Думы. Все может быть, но вероятно, все же нам придется жить по этому закону. Но вот вопрос: достаточно ли будет упоминания "сообщения и материалы, передаваемые и получаемые по компьютерным сетям..." в 4-й статье закона, чтобы направить его против любителей "клубнички" в сети Internet?

    Я думаю, что недостаточно. В первую очередь потому, что не существует и не может существовать (по крайней мере пока) государственный контроль за информационными источниками в Internet, в отличие от СМИ, где требуется регистрация. Серверы могут возникать и исчезать, перемещаться на тысячи километров, сменяя страны и правовые системы, оставаясь одинаково близким к пользователю, а его владелец - недоступным для следователя. С другой стороны, переносить ответственность за содержание на провайдера столь же логично, как наказывать телефонного оператора за то, что террорист воспользовался его услугами связи, или старушку, торгующую газетами в переходе метро.

    Имеется и ряд других проблем, связанных с применением этого закона и других нормативных актов российского законодательства. Тем не менее рисковать не рекомендую. Хотя бы потому, что в случае "наезда" на вас сначала заведут уголовное дело или выпишут штраф, и только потом вы вместе со своим адвокатом будете убеждать следователей и суд, что ваши занятия не подпадают под 242-ю или 151-ю. Со штрафом ситуация еще хуже - насколько мне известно, гражданско-правовой статус компьютерных сетей нигде не определен, да и объяснять судье, что такое Internet, вы сможете менее убедительно, чем прокурор - что такое секс.


    Из стенограммы заседания Госдумы

    "такое позорнейшее явление в нашей стране, одно из, по-моему, самых ужасных преступлений - экспорт девушек за рубеж. Самых красивых и породистых девушек вывозят за границу и превращают в проституток. Вывозится золотой генофонд нации. Эти девушки могли бы быть здоровыми матерями, рождающими здоровое, красивое поколение. Это, по-моему, подороже, чем оружейный уран, экспорт которого тоже идет в полную силу".

    - С. Говорухин

    "Если юноша вступает в брак в 25 лет, а потребность в половой жизни наступает у него в 15-16, что он делает 10 лет? И так далее. Сколько разведенных, сколько вдов, сколько вдовцов?! То есть миллионы людей не имеют возможности вести нормальную половую жизнь. Отсюда причина многих революций, многих ненужных реформ, многих злодеяний".

    - В. Жириновский, ЛДПР

    "...мириться с тем, что происходит сегодня в стране, дальше невозможно. Общество деградирует. Через одно поколение мы получим совершенно других людей".

    - Н. Рыжков, "Народовластие"

    "Группа "Российские регионы"... не считает своих избирателей двуногими скотами. Она уважает своих избирателей и считает, что проблема избирателей - это наша проблема. Поэтому... группа в большинстве своем за принятие этого законопроекта в первом чтении".

    - Солуянов А.В., "Российские регионы"

    Поделитесь материалом с коллегами и друзьями