PictureВице-президент Bay Networks Питер Джордж отвечает за операции в странах Европы, Ближнего Востока и Африки. Корреспондент Computerworld Россия Игорь Левшин встретился с ним в Москве на Международном компьютерном форуме.

Давайте начнем с концепции Adaptive Networking. Что лежит за словами, что ваш подход отличается от подхода Cisco или 3Com?

Концепция базируется на трех вещах. Первая: большинство современных сетей во всем мире, равно как и в России, мигрирует от сети со многими протоколами к IP-сетям или к сетям, оптимизированным под IP. Большинство крупнейших компаний пошли по этому пути. Вторая - мы развиваем наш новый продукт - RSP (Routing Switch Processor). Это коммутатор с маршрутизацией, исполненный как процессор. Он должен обеспечить пропускную способность в 1,5 млн. пакетов в секунду. Это будет революция в сетевой отрасли. Отношение цена/производительность сильно упадет, и производители будут использовать этот микропроцессор в своих устройствах повсеместно, как в ПК-отрасли используются микропроцессоры Intel.

Третий постулат - все, что мы делаем, должно быть основано на стандартах. Cisco продвигает собственную технологию теговой коммутации, у Ipsilon - своя технология, у 3Com - fast IP. Мы говорим им: возьмите ту IP-технологию, которая существует, и используйте возможности RSP и наши технологии - ваша сеть будет работать быстрее. Чтобы доказать это, нам надо создать продукты, которые смогут приспособиться к этим изменениям, будут гибкими, масштабируемыми и смогут работать с существующими протоколами, позволяя постепенно мигрировать к IP, не приостанавливая работу сети. Часть таких продуктов уже доступна, часть появится в течение 2 лет.

Давайте остановимся чуть подробней на процессорах, ведь это, похоже, центральная идея новой стратегии, отличающая ее от стратегий конкурентов. Ваш новый шеф хочет произвести сетевую революцию, наподобие революции ПК?

RSP должен вызвать такой же эффект, как в свое время х86 и Pentium, т. е. радикальное уменьшение цен, так что любой сможет себе позволить иметь устройство с RSP-микропроцессором. Рост сетей значительно ускорится.

RSP - это новый RISC-процессор?

Да.

Bay Networks разрабатывает его и производит на своих заводах?

Да. Напомню, что наш новый председатель совета директоров, президент и исполнительный директор, Дэйв Хаус, имеет огромный опыт во всех вопросах, связанных с процессорами - он провел в Intel 22 года. RSP-микропроцессор разработан внутри Bay Networks, и производим мы его тоже сами. Но, может быть, по мере воплощения всего проекта мы продадим лицензию какому-то мощному производителю, который будет делать эти процессоры для нас в больших количествах. Может быть, такой компанией станет со временем Intel. Пока же мы делаем все сами.

Но до этого вы уже использовали чужие процессоры в ваших устройствах.

Да. Не берусь перечислить Вам сейчас все процессоры, которые мы использовали и используем.

Для новых процессоров нужно новое ПО. Кстати, что Вы думаете о Cisco IOS? Собирается ли Bay Networks разработать свою универсальную сетевую ОС?

Мы считаем, что IOS - скорее архитектура Cisco, чем универсальная сетевая ОС. Мало кто покупает продукты Cisco из-за того, что там IOS. Это, в общем-то, такая же собственная технология, как и их теговая коммутация. Это просто маркетинговый лозунг. Она не обеспечивает реальную совместимость с продуктами других производителей. Если создавать оборудование для сетей с оборудованием разных производителей, надо следовать стандартам.

То есть вы не разрабатываете ничего похожего на IOS?

У нас нет таких планов. Мы продали лицензии на наши коды маршрутизаторов таким компаниям, как Microsoft и Lucent. Вот это - действительно важно. А иметь собственное подобие IOS было бы ошибочной стратегией.

А каковы новости об альянсе Bay Networks, IBM и 3Com против Cisco? Это ведь борьба за стандарты.

Я считаю, что эта "тройка" - так это называется по-русски? - будет и дальше занимать хорошие позиции, кооперация будет развиваться, доказывая, что собственные технологии Cisco, такие как теговая коммутация, не станут стандартами отрасли. Мы будем продолжать вкладывать деньги в это сотрудничество, чтобы наши продукты были совместимы. Кроме, того мы будем искать новых союзников.

Пока не нашли?

Пока нас трое, но это ведущие производители, так что особой необходимости увеличивать число входящих в альянс сейчас нет.

В начале нашей беседы Вы говорили о важности коммутации уровня 3. Но об этом говорят теперь все лидеры, не только Bay Networks. Есть ли другие приоритетные направления?

Конечно. Коммутация уровня 3, у нас вовсе не единственное приоритетное направление. Мы, например, очень агрессивны в технологии Gigabit Ethernet, потому что придаем этой технологии очень большое значение.

Каково будущее технологий ATM и Gigabit Ethernet?

Сейчас на этой почве идут настоящие религиозные войны. Появляется все больше сетей ATM, технология Gigabit Ethernet развивается стремительно, но она не вытеснит ATM. ATM наверняка останется как магистральная технология, а Gigabit Ethernet будет на краю сети и, видимо, дотянется до настольных систем. ATM и Gigabit Ethernet будут сосуществовать. А мы будем продолжать инвестировать в обе технологии. Клиенты должны иметь возможность купить оборудование для обеих технологий у одного производителя.

Я слышал, что существует разница между европейским и американским подходами к этому вопросу. Не так ли?

У Bay Networks в Европе очень сильная позиция в секторе ATM. У европейцев было время продумать, как лучше построить сеть, какую архитектуру выбрать на будущее. Американцы хотят немедленных изменений, им подавай самую последнюю, самую передовую технологию. Сторонники Gigabit Ethernet своими восхвалениями прожужжали все уши американцам. В результате темпы инвестирования в ATM замедлились. В Европе и в России, кстати, этого нет. Крупные заказчики начинают большие проекты с ATM, прокладывают ATM-магистрали. Gigabit Ethernet тоже вполне им подходит, они могут легко включить его в ATM-сеть, но не заменить ATM. Я уверен, что это более прогрессивный подход. За ним будущее.

А в чем особенности подхода Bay Networks к Восточной Европе и к Западной?

В отличие от Америки и Западной Европы в Восточной Европе общая масса унаследованных сетей мала. В России, я бы сказал, просто ничего нет. Надо устанавливать сразу сети с самыми современными технологиями, нечего терять время и деньги на что-то промежуточное. Это, впрочем, типичная ситуация для быстро развивающихся рынков: для Южной Африки, Ближнего Востока. Мне страшно понравилось, что российский рынок так хорошо принимает все новое, прогрессивное, так открыт к инвестированию в новые технологии. Это даст вам большое преимущество.

Где у вас идут дела успешней (относительно, конечно): в Восточной Европе и России или на Западе?

Наши продажи в Центральной Европе, конечно, намного выше, но рост продаж в России рекордный, выше, чем в других европейских странах. Абсолютные цифры все еще для нас небольшие, но темпы роста стимулируют наши инвестиции в Россию.

Конкуренция в сетевых технологиях в России так же остра, как на Западе?

Да, конечно. Это рынок с жесткой конкуренцией. В общем, во всех странах картина в этом смысле примерно одинакова. В России для нас открывается очень много возможностей, потому что сетевая отрасль здесь, на мой взгляд, в детском возрасте. Internet и WWW изменят сами способы общения между людьми и потребуют построения информационных магистралей и мощных каналов на рабочие места. Чтобы справляться с огромными потоками Internet и intranet, нужна новая инфраструктура, понадобится наше оборудование и оборудование наших конкурентов. Дальше на горизонте: интеграция голос/данные - это обязательно произойдет - и другие современные технологии. Поэтому мы так настойчиво инвестируем средства в Россию и в Европу - здесь еще многое предстоит сделать.

В дискуссиях о новых технологиях Россию часто сравнивают с Китаем. Вы говорили о Южной Африке. Есть ли там что сравнивать с Россией?

Китай - действительно хороший пример для сравнения. Огромные население и территория, отсутствие старой технологии. Мы много инвестируем и в Китай, и в Россию.

А куда больше?

А почему Вы спрашиваете?

Потому что в целом Запад вкладывает в экономику Китая раз в 10 больше, чем в российскую. Из-за более стабильной политической ситуации и по другим причинам.

Сейчас, кстати, мы вкладываем в Японию больше, чем в Китай, хотя это соотношение, наверное, изменится. Политический ландшафт в России в какой-то степени влияет на наши вложения, но в целом для нас важней то, что это быстро растущий рынок, что здесь много прекрасных технических специалистов. Поэтому если мы будем заранее вкладывать сюда деньги, чтобы сразу занять хорошие позиции, отдача может оказаться огромной, все окупится с лихвой. Я уверен, что Россия будет политически стабильной. Не через 2 недели, но со временем все-таки будет. Я могу сказать, что инвестиции Bay Networks в Россию и в Китай сейчас примерно одного порядка.

Вы спросили об Африке. В Южной Африке наша организация больше, чем здесь. Там у нас человек 20. Основной африканский рынок для нас так или иначе связан с Южной Африкой. В Северной и Центральной Африке совсем мало возможностей для развития нашего бизнеса. Но в целом это рынки одного типа - развивающиеся рынки.

А где штаб-квартира европейского отделения Bay Networks?

Во Франции.

И нравится Вам жить во Франции?

Я влюблен во Францию! И в язык, и в людей, и во французскую культуру. И еда вкусная. Наша штаб-квартира на юге страны, недалеко от Ниццы. Место очень красивое, совершенно интернациональное, здесь говорят на всех языках. Французы очень открыты ко всему новому, гибки, с ними легко работать. Они прекрасные соседи.

Во Франции же очень специфические коммуникации, не так ли? Например, странная система видеотелефонной связи.

MiniTel? Она чуть ли не в каждом доме. И они ею очень эффективно пользуются. Это немного замедляет развитие Internet во Франции. Мы следим за развитием событий. Если MiniTel станет препятствием для Internet, мы предложим стратегию постепенной миграции от MiniTel к Internet.

Ну, сети в конце концов научатся говорить друг с другом. А люди? Говорят, что французы одержимы идеей франкофонии. Вы хорошо говорите по-французски?

Пока - не очень. Я начинаю разговор по-французски, они видят, что хоть я и американец, но стараюсь, учу их язык, и как могут отвечают мне по-английски. Никаких проблем обычно не возникает.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями