Гарри Каспаров требует повторного матча

Не волнуйтесь - эта статья не станет очередным философским толкованием глубинной сути "мышления" Deep Blue. Проблема интеллекта, как искусственного, так и настоящего, и без того была одним из наиболее "раздутых" аспектов дуэли человека с машиной. Эта статья вовсе не об искусственном интеллекте и шахматах, а о выборе подхода к проектированию вычислительных сред.

Наиболее интересное высказывание Каспарова мы услышали незадолго до того, как он был повержен своим железным соперником. Каспаров сказал, что борьба была бы гораздо более честной, если бы ему разрешили использовать компьютер в качестве средства поддержки принятия решений. В конце концов, ведь оказывала же всяческую помощь Deep Blue целая команда экспертов по аппаратному и программному обеспечению из IBM. Почему бы не предоставить ПК и Каспарову? За кулисами Каспаров и его консультант по компьютерам Фредерик Фридель приготовили Fritz - их собственный шахматный автомат для проникновения в синтетический "разум" Deep Blue.

Косвенно вопрос Каспарова затрагивает проблему, с которой сегодня сталкиваются почти все предприятия: в чем же больше экономического смысла - в автоматизации при поддержке людей (как в случае с Deep Blue) или в расширении человеческих возможностей с помощью компьютеров (Каспаров+ПК, к примеру).

На самом деле это фундаментальная проблема, решение которой вовсе не лежит на поверхности. Противостояние автоматизации и расширения возможностей преследовало мир вычислительных систем со дня их зарождения. Сообщество разработчиков вычислительных систем находится в глубоком напряжении - оно осознает, что по правилам бизнеса замена людей принесет гораздо большую экономию, чем расширение их возможностей.

Очевидно, что проект World Wide Web Тима Бернерза-Ли был рассчитан скорее на взаимовыгодное сотрудничество, чем на автоматизацию общения. Идея (утопическая) расширения возможностей человека за счет технологий, а не замены его, также имеет свои глубокие корни.

Кто-то может возразить, что свойственная последнему десятилетию тенденция к разукрупнению была порождена сочетанием автоматизации, ведущей к сокращению числа рабочих мест, с технологией, увеличивающей роль и сферу деятельности тех, кто уцелел.

Каким же путем надо пойти компаниям в следующем десятилетии? Стоит ли начать повсеместную автоматизацию производства, процессов и умений? Или все же лучше отобрать самых лучших людей и использовать технологию для дальнейшего повышения их эффективности?

Другими словами, стоит ли нам создать компьютерных Каспаровых, или будет лучше призвать технологии на помощь живым людям? Какова стоимость того и другого подхода? Возможно, вопрос поставлен некорректно, потому что в каждой отдельно взятой области есть лишь малое количество человек, равных Каспарову в шахматах. Зато существует масса все менее дорогих, но все более мощных цифровых технологий, способных воплотить в себе разум таких людей.

С этой проблемой ежедневно сталкиваются все крупные организации. Автоматизация или расширение возможностей? Какой путь избрать разработчикам? В каких пропорциях смешивать подходы? Возможно, наше будущее - обучаемые киборги, управляемые людьми. А может, это сплошные Deep Blue, полностью поглотившие знания своих создателей. Существует, вероятно, и какой-то промежуточный вариант.

Однако если и можно извлечь какой-то урок из этого ложного противостояния "сверхчеловека" и машины, то он заключается вовсе не в том, что технология становится "умнее". Суть его в том, что проблема определения границы между областями автоматизации и расширения человеческих возможностей становится сейчас более насущной и сложной, чем когда-либо. Какова самая трудная задача для информационной индустрии в следующие пять лет - автоматизация или расширение возможностей человека?


Майкл Шраге - научный сотрудник MIT Media Lab и автор книги "No More Teams!". Его адрес электронной почты - schrage@media.mit.edu.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями