Несколько недель назад шахматный компьютер компании IBM Deep Blue дал Гарри Каспарову, безусловно величайшему шахматисту мира, матч-реванш, который тот не забудет никогда.

Каспаров, несомненно, был расстроен своим поражением (ему заплатили "только" 400 тыс. долл., а в случае победы он бы получил 700 тыс.). В своем интервью Ларри Кингу через несколько дней после окончания матча он несколько раз повторил, что хотел увидеть программу, на которой основывалась игра Deep Blue, и был немало раздосадован тем, что команда Deep Blue отказалась "представить" их друг другу.

Однако больше всего меня интересовало отношение Каспарова к самому Deep Blue. Каспаров говорил о Deep Blue, который был создан только для того, чтобы играть в шахматы, как о живом существе.

Каспаров реагировал так, как будто его партнером было нечто большее, чем машина, предлагающая запрограммированные или вычисленные ответы. Он заметил, что реакция Deep Blue не была человеческой и даже не напоминала таковую, но сам Каспаров действовал так, как если бы компьютер был личностью.

И это наше восприятие личности, а не реакция на проявление интеллекта. Мы относимся так не только к нашим электронным созданиям, но и к домашним животным.

Многие критики искусственного интеллекта, в том числе и имеющие склонность к метафизике, те, что утверждают, будто интеллекту предпослано нечто вроде "души", осознают тот факт, что люди создали "интеллектуальное" аппаратное и программное обеспечение, как основное возражение против интеллектуальности машин. Другими словами, поскольку машина создана людьми, то не может быть ничем большим, чем простой машиной. М-да3/4

Через несколько дней после интервью с Ларри Кингом я беседовал со своим приятелем Тони Миранда о машинном интеллекте и о том, насколько важна индивидуальность любого существа. Возникает ощущение, что большинство людей считает, будто их компьютеры обладают индивидуальностью. Мы все автоматически наделяем наши компьютеры человеческими свойствами. И не рассказывайте мне, что вы ни разу не заклинали свою машину, ласково упрашивая ее или, наоборот, угрожая ей, если она позволит себе еще раз "вытворить такое".

Я склонен предположить, что вы можете представлять себе Windows как существо с индивидуальностью, скажем, таракана или лягушки. С добавлением Office Assistant в Office 97, о котором я писал пару недель назад, индивидуальность ПК может достичь уровня шустрой крысы или даже не слишком сообразительной собаки.

В конце концов мы получим столь сложные машины, что для того, чтобы справиться с ними, уже будет недостаточно прочитать руководство и загрузить программное обеспечение.

Приложения будут создаваться из такого количества программных компонентов, что придется заниматься психоанализом и настойчиво убеждать себя, что вы в состоянии сделать то, что требуется.

Мы можем даже создать новую профессию: специалист по поведенческой психологии программного обеспечения, который будет "наказывать" провинившиеся приложения. Достаточно будет сказать: "Док, мои отношения с Эдди, текстовым процессором, что-то не ладятся. Я думаю, что он увлекся моей базой данных...".

В дальнейшем установка программного обеспечения будет чем-то напоминать процесс дрессировки собак или даже воспитания детей. И пока вы будете определять некоторые атрибуты личности на ранних стадиях ваших взаимоотношений, поведение приложения, по мере работы с ним, будет эволюционировать.

Приложение начнет приобретать черты вашего характера и, в свою очередь, воздействовать на вас, изменяя ваше поведение.

Запомните мои слова! Однажды вы прочтете о том, что кто-то заработал психическое расстройство на почве взаимоотношений со свой базой данных.

Возможно, нам придется обращаться за консультациями по вопросу отношений с программным обеспечением, и в конце концов у специалистов группы информационных технологий будут появляться все новые и новые обязанности, например разливать чай и сочувствовать пользователям, которые хотят "развестись" со своим пакетом деловой графики.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями