раз они повторяются с такой убедительностью, как будто история ничего подобного ранее не знала. Несомненно, один из регулярно повторяющихся сюжетов - это страх перед новыми технологиями и их последствиями. Этот синдром проявился и в "новостях", посвященных религиозной группе "Небесные врата".

Созданный гением В. Гюго священник Клод Фролло, боявшийся, что книгопечатание разрушит церковь, Нед Лудд, ломавший станины автоматических прядильных машин, сегодняшние законодатели, ужесточающие наказания за веками существовавшие преступления по той причине, что они каким-то образом связаны с Internet, - поведение всех этих людей является подтверждением того, что появление передовой (для своего времени) технологии пробуждает в некоторых личностях иррационализм. Подобного рода иррационализм со всей очевидностью проявился в репортажах и комментариях, посвященных самоубийству членов группы "Небесные врата".

Эта группа существовала более 20 лет и почти всех своих сторонников вербовала старомодным способом - с помощью печатных листовок. Тем не менее то, что они зарабатывали деньги, создавая Web-страницы, упоминалось почти во всех известных мне сообщениях. Почему их следует считать поклонниками "НЛО и Internet", а не поклонниками "НЛО и копировальных аппаратов"? По той причине, что Сеть сегодня - средоточие соблазна. Ее воспринимают, как нечто среднее между пагубной страстью и олицетворением зла. Интересно, что подобное мнение выражают люди, ратующие за приход Internet в каждый учебный класс. Но последовательность чужда демагогам в той же степени, что и логическое мышление.

В одной из глав романа "Собор Парижской богоматери", не имеющих отношения к соборам и цыганам, Гюго писал: "Изобретение книгопечатания было величайшим событием в истории. Это зародыш всех революций, фундаментальный переворот в способах выражения человеческой мысли... Мысль, воплотившаяся в печатное слово нетленна, как никогда ранее; она неуловима, неосязаема, неистребима; она сливается с воздухом". Влияние занесенной на бумагу мысли считалось в те времена столь же опасным, сколь опасными будут казаться материальные предметы годы спустя в период промышленной революции. Слишком часто люди пытались избавиться от этого влияния, запрещая книги или предавая их огню.

Время показывает, что все это тщетно - тот, кто сжигает книгу, не разрушает содержащиеся в ней мысли. Нужно иметь в виду, что книга является отражением добра и зла в сердце ее создателя и ее могущество кроется в способе выражения идей автора.

Пока слишком рано судить о том, служит ли Internet еще одним источником грядущих революций. Правители XV века боялись книгопечатания, поскольку "книги так быстро печатаются, так мало стоят и могут так далеко расходиться". Internet, безусловно, является еще более эффективным механизмом распространения идей. Информацию можно заполучить быстрее и с меньшими затратами и распространить ее на большее расстояние, чем с помощью любых печатных изданий. Этот факт уже вызвал к Сети подозрения гораздо более серьезные, чем это было с книгопечатанием при его зарождении. По мере расширения масштабов новой революции будет расти тревога и начнут раздаваться соответствующие призывы обеспечить "контроль" над Internet.

Считаю своим долгом отметить, что Гарвардский университет, хранящий в своих запасниках Библию, напечатанную Гутенбергом, и несколько миллионов других книг, не проявил заметной тревоги по этому поводу. Все высказанное выше является личным мнением автора.


Скотт Браднер работает консультантом отдела информационных систем Гарвардского университета. Его адрес в Internet: sob@harvard.edu.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями