в конце прошлого года, а также рабочие встречи с представителями IBM и НИЦЭВТ в начале нынешнего. За "круглым столом" о судьбе мэйнфреймов в России вели речь менеджеры отдела S/390 московского представительства IBM Сергей Бугрин и Владимир Логинов, а также ведущий специалист этого же отдела Алексей Усанов. Позднее свою точку зрения по этому вопросу высказал генеральный директор ЗАО "ЕС-лизинг", один из главных идеологов российской программы ЕС ЭВМ, доктор технических наук Александр Шмид.

IBM: мэйнфреймы в России

PictureЕще не так давно было принято считать, что архитектура клиент-сервер постепенно вытеснит мэйнфреймы с компьютерного рынка. Однако сегодня можно с уверенностью сказать, что в XXI век компьютерная отрасль войдет вместе с "большими ЭВМ". В последние годы все чаще звучат заявления о том, что клиент-серверный подход не оправдал всех возлагавшихся на него надежд. В этих условиях ряд корпоративных пользователей снова обращает свои взоры на мэйнфреймы и централизованную обработку. По словам Сергея Бугрина, на Западе централизованные решения обходятся примерно в 5-6 раз дешевле, чем распределенные.

Устойчивая тенденция уменьшения спроса на мэйнфреймы, наблюдавшаяся до 1993 года, с 1994 г., по данным IBM, сменилась бумом в сфере централизованной обработки: этот год стал рекордным по общей мощности поставленных мэйнфреймов, а в следующем - 1995 - этот показатель был превышен на 60%.

Количество проданных машин этого класса растет из года в год: сообщается, что в прошлом году во всем мире было продано 5 тыс. мэйнфреймов (данные на сентябрь 1996 г.), причем каждая ЭВМ была оснащена в среднем тремя процессорами. Тем не менее основная их доля до сих пор приходится на замену устаревших машин: число новых установок S/390 составило в 1996 году всего 6%.

Естественно, что применение "больших машин" оказывается наиболее целесообразным в больших системах. Как показывает практика, стоимость эксплуатации одного рабочего места с увеличением их общего количества для систем на базе S/390 снижается, в то время как в случае использования персональных компьютеров и RISC-серверов на базе Unix она возрастает. В результате этого применение S/390 оказывается экономически более целесообразным по сравнению с системами, основанными на ПК, при наличии 200-300 рабочих мест, а также по сравнению с Unix-станциями, если имеется 400-600 рабочих мест.

В 1996 году International Technology Group провела сравнение мэйнфреймов и Unix-серверов по затратам в расчете на одного пользователя (с учетом расходов на сопровождение и эксплуатацию в течение пяти лет) путем обследования более 200 американских компаний. Результаты показали, что системы на базе централизованных серверов S/390 характеризуются более низкими затратами: в то время как для Unix-серверов затраты на одно рабочее место составляют от 6 до 10 тыс. долл., для S/390 этот показатель составляет от 2 до 3,5 тыс. долл.

При этом системы на базе S/390 поддерживают значительно большее число пользователей, чем серверы Unix. В типичном случае число пользователей системы на базе Unix-серверов составляет от 50 до 500, в то время как количество рабочих мест для централизованных серверов S/390 менялось от 500 до 15 тыс. При этом среди обследованных систем на базе Unix-серверов не было ни одной, которая бы поддерживала более 2000 рабочих мест.

Не возникает ли конкуренция между отделом S/390 и другими подразделениями IBM, занимающимися продвижением ПК или Unix-серверов, в борьбе за корпоративного заказчика? Владимир Логинов считает, что противоречий в рамках фирмы не возникает, поскольку IBM не занимается продажей "ящиков", а действует как консалтинговая фирма, учитывая "желание клиента, его возможности и инфраструктуру".

Поскольку, по словам Логинова, в настоящее время нет универсальной платформы, способной удовлетворить сразу всех клиентов, в каждом конкретном случае необходимо решать вопрос об экономически наиболее целесообразной системе. Любая организация должна, в первую очередь, вести речь о том комплексе функциональных приложений, которые она собирается использовать, а не о платформе. В общем случае можно говорить об интеграции в рамках одного проекта машин среднего уровня, ПК и мэйнфремов.

Логинов сослался на пример совместного использования мэйнфреймов и Unix-серверов: при этом первые используются в качестве централизованного репозитария, а вторые - в роли серверов приложений. Кроме того, по его словам, в большинстве организаций совместно применяются мэйнфреймы и персональные компьютеры (или сочетание ПК и терминалов).

Тем не менее мэйнфреймы обладают рядом функциональных возможностей, недоступных в настоящее время на других платформах. В настоящее время сферу применения вычислительной техники (речь идет об информационных системах) можно разделить на три части: 1) области, где возможен выбор платформ; 2) задачи, для решения которых можно применить только S/390 и 3) те приложения, которые невозможно выполнять в режиме on-line при использовании произвольной платформы.

Любая архитектура (ПК, Unix-сервер, S/390) имеет предел возможностей с точки зрения максимального объема информации, хранимого на внешних устройствах, а также числа обслуживаемых рабочих мест, определяемого возможностями платформы по обработке транзакций. При превышении этого предела катастрофически нарастает стоимость масштабирования приложения (затраты, вызванные необходимостью распределения нагрузки и данных).

Так, если для Unix-серверов максимальный объем оперативного хранения составляет не более нескольких десятков терабайт, то для S/390 он достигает 342 Тбайт. Таким образом, производительность процессоров, пропускная способность каналов, объем оперативного хранения и приемлемое время реакции системы S/390 позволяет наращивать число рабочих мест в диапазоне от 20 до 200 тысяч с помощью простого добавления процессорных плат, модулей оперативной памяти и дисковых накопителей.

Архитектура S/390 позволяет разделять ресурсы даже одного процессора для получения до 16 независимых логических машин (режим LPAR), каждая из которых может работать под управлением собственной операционной системы.

Кроме того, суперархитектура Parallel Sysplex обеспечивает совместную работу до 32 систем S/390, каждая из которых может быть оснащена не более чем десятью процессорами, под управлением одной ОС над выполнением единой задачи. Более того, наличие волоконно-оптических ESCON-каналов с пропускной способностью до 17 Мбайт/с позволяет формировать машинные соединения длиной до 100 км. Помимо всего прочего это позволяет создавать высоконадежные комплексы, которые сохраняют свою работоспособность даже в случае физического уничтожения одной из машин.

В настоящее время S/390 обеспечивает надежность на уровне от 99,9% (для автономного компьютера) до 99,999% (для архитектуры Parallel Sysplex). Кроме того, эта платформа, единственная среди коммерческих платформ, может обеспечить уровень информационной безопасности, соответствующий классу B1. В систему OS/390 включены пользовательские протоколы Unix и Windows NT, что превращает ее в мощную "сверхоткрытую платформу".

Несмотря на то что Россия отстает от Запада в использовании мэйнфреймов, объем их ежегодных продаж постоянно растет и на местном рынке: в 1994 году было поставлено 6 компьютеров этого класса, в 1995 г. - 28, в 1996 г. - 29. С точки зрения суммарной производительности, "эти достижения" более весомы: в 1994 году на шесть машин приходилось 60 MIPS, в 1995 г. - примерно 200-250 MIPS, а в 1996 году - 1300 MIPS.

Говоря о мэйнфреймах в России, нельзя не вспомнить о ЕС ЭВМ - семействе вычислительных машин с заимствованной из систем S/360 и S/370 архитектурой, которое создавалось Научно-исследовательским центром электронной вычислительной техники (НИЦЭВТ). Этот институт координировал работу крупнейшей в Европе корпорации, занимавшейся производством всевозможной техники (от мэйнфреймов до персональных компьютеров) и разработкой программного обеспечения различного уровня, начиная с операционных систем и заканчивая прикладными программами.

В бывшем СССР преобладающая часть серьезных информационных систем создавалась на базе ЕС ЭВМ. С появлением ПК многие организации, работавшие с машинами ЕС, перешли на использование "персоналок". По мнению Шмида, это означает только одно: эти организации наверняка не решали серьезных задач. Там же, где идет работа над большой и сложной проблемой, невозможно обойтись без мэйнфреймов. "Нельзя остановить непрерывные процессы управления и производства, - поясняет он. - Даже при наличии большого желания перейти на другую вычислительную платформу у большинства организаций зачастую нет ни времени, ни денег". Вот почему до сих пор на многих крупных предприятиях и в государственных структурах России еще работает пять тысяч машин ЕС. На установленных в России ЕС ЭВМ все еще работает множество прикладных систем, созданных отечественными разработчиками в прежние годы. По словам Александра Шмида, эти приложения и накопленная с их помощью информация представляют собой одновременно элемент национального достояния (поскольку трудоемкость создания большой системы может достигать сотен тысяч человеко-лет, а общие затраты на разработку действующих доныне прикладных систем оцениваются во многие десятки миллиардов долларов) и национальной безопасности (так как приложения работают в органах государственного управления, силовых структурах, на транспорте и связи).

К сожалению, к настоящему времени большинство компьютеров ЕС выработало свой ресурс и находится в критическом состоянии по словам Шмида, буквально "рассыпается на глазах". Необходимость сохранения накопленных прикладных задач и информации требует уже не просто поддержания парка существующих машин, а их замены.

Предприятия и организации решают этот вопрос по-разному. Издавна на просторах России процветает торговля подержанными и морально устаревшими мэйнфреймами IBM, Hitachi и других фирм-производителей, от которых избавляются зарубежные, в первую очередь европейские, пользователи. На них, как правило, устанавливаются нелицензионные версии операционных систем (IBM или НИЦЭВТ), а также других программных средств. Естественно, что ни IBM, ни НИЦЭВТ не занимается сопровождением "черных" копий, а поэтому их пользователи рано или поздно сталкиваются с проблемами: в нелицензионных копиях постоянно что-то "зависает".

Использование лицензионного ПО для подержанных машин имеет также мало смысла: в настоящее время ценообразование на рынке мэйнфреймов таково, что ОС в комплекте с новым процессором стоит в три-четыре раза дешевле, когда она продается самостоятельно.

Помимо всего прочего, в современных условиях требуются некоторые дополнительные возможности (например работа с Internet), которых старые программно-аппаратные платформы вообще не в состоянии обеспечить. В связи с этим перед пользователями ЕС ЭВМ встает вопрос о гладкой миграции на новую программно-аппаратную базу - S/390.

C 1991 года начались переговоры НИЦЭВТ с IBM, завершившиеся подписанием контракта в марте 1993. В декабре 1994 года на ВЦ Куйбышевской железной дороги был установлен первый в России компьютер с маркой ЕС1270 (позднее там же появились еще две машины).

НИЦЭВТ представляет собой холдинг компаний, одна из которых - фирма "ЕС-лизинг", образованная на базе системных подразделений НИЦЭВТ, - занимается производством "новых ЕС", являясь единственным в России ОЕМ-партнером IBM. Помимо сборки ЭВМ выпускаются также и дисковые системы RAMAC. Кроме того, "ЕС-лизинг" является одним из трех VAR-партнеров IBM в мире (причем приобрела она этот статус первой), получив право на создание программных решений для машин с архитектурой S/390.

В вычислительном центре уже больше года развернута OS/390, благодаря чему специалисты "ЕС-лизинга", по словам Александра Шмида, обладают непревзойденным в России опытом эксплуатации этой системы.

Уже сейчас в России появляются целые отрасли, настроенные создавать информационные системы на платформе S/390. Они уже начали приобретать новые компьютеры и лицензионное ПО для разработки новых прикладных систем.

Однако, по мнению Шмида, настоящий спрос на мэйнфреймы в России может начаться только с ростом отечественной экономики, "большим предприятиям требуются большие машины".

Объективно на российском рынке IBM и НИЦЭВТ должны выступать как конкуренты: НИЦЭВТ производит те же самые компьютеры, что и "голубой гигант". По признанию Сергея Бугрина, к качеству "новых ЕС" претензий нет. В силу же использования местных материалов и некритичных комплектующих изделий они стоят дешевле, чем аналогичные мэйнфреймы производства IBM, а потому более доступны российским пользователям. Кроме того, продукцию НИЦЭВТ разрешено использовать в закрытых системах обработки информации, а для IBM затруднен доступ к определенным категориям пользователей. Однако в России найдутся и те, кто предпочтет "родные" мэйнфреймы IBM машинам отечественного производства.

Следует также отметить, что IBM оставляет за собой право определять, какие компьютеры могут производиться в России. В частности, в 1996 году НИЦЭВТ выпускал не новейшие мэйнфреймы, а машины, относящиеся к предыдущему поколению. Хотя Александр Шмид надеется, что ситуация, в конце концов, изменится.

Фактически IBM и НИЦЭВТ очень похожи на сиамских близнецов. Не характером родственных отношений (среди менеджеров отдела S/390 московского представительства IBM есть бывшие сотрудники НИЦЭВТ), а тем, что пока не могут обойтись друг без друга на российском рынке.

При всем богатстве заманчивых возможностей S/390, для многих пользователей эти машины остаются недоступной роскошью. Более важным для них является то, как рационально распорядиться имеющимися ЕС ЭВМ и обеспечить при этом постепенный перевод старых прикладных систем в новую операционную среду, сохранив уже сделанные инвестиции.

Являясь VAR-партнером IBM, фирма "EC-лизинг" как раз и занимается наведением мостов между старой и новой платформами, специально разработав для этого соответствующую технологию - ISX, работоспособность которой IBM подтвердила особыми сертификатами. Как отметил Александр Шмид, технология миграции настолько отточена, что возглавляемая им фирма является единственной в мире, способной перенести любую прикладную систему в OS/390 практически за один день. (Для обычного же "портирования" приложений на новую платформу потребуется не один год.)

Причем это касается не только прежних систем, написанных для ЕС ЭВМ, но и устаревших программ самой IBM. Система 390 допускает реализацию режима работы S/370, однако при этом разрешается использовать периферийные устройства, поддерживаемые только старой системой. ISX-технология реализует все возможные варианты: поддержку новых устройств в старой операционной системе, а старых - в новой. Таким образом, в момент миграции приложение может использовать всю новую периферию, равно как и все старые устройства; после перехода в новую операционную среду от применения старой периферии можно будет постепенно отказаться.

Очевидно, если бы отсутствовала технология миграции ISX, процесс "вживления" мэйнфреймов S/390 проходил бы гораздо мучительнее и рассуждения IBM о необходимости перехода на новую платформу были бы более уязвимы для критики.

В свою очередь, НИЦЭВТ, неуязвимый в части программного обеспечения, имеет свою ахиллесову пяту: российские мэйнфреймы собираются из комплектующих IBM и, следовательно, НИЦЭВТ в этом вопросе всецело зависит от "голубого гиганта".

Справедливости ради надо отметить, что и другие мировые производители мэйнфреймов пользуются процессорами IBM, поскольку, как сообщил Александр Шмид, эта фирма имеет единственный в мире завод по производству микропроцессоров данного класса. Попытки налаживания производства процессоров одно время предпринимала Hitachi, однако не преуспела в этом и осталась ОЕМ-партнером IBM.

Что же касается России, то, по мнению Шмида, перспектив в отношении производства собственной элементной базы нет никаких. Считаю, что надо все же стремиться к ее созданию. Иначе под вопросом может оказаться национальная безопасность страны. Вспомните хотя бы недавний пример с поставками суперкомпьютеров Silicon Graphics федеральному ядерному центру. Сегодня конгрессмены США приходят к выводу, что компьютеры SGI слишком опасны в руках "Советов". Завтра, изменись политическая конъюнктура, кому-нибудь в Госдепартаменте может показаться, что и мэйнфреймы для России - чересчур мощное средство. И в своем движении к светлому информационному будущему мы снова должны будем искать окружные пути.


S/390 позволяет осуществлять upgrade в "горячем режиме": добавить процессор или новый канал, подключить периферийное устройство или другую машину. По словам представителей IBM, в России иногда приходится подключать такие устройства, о которых специалисты и не слышали, например телеграфный аппарат. Все модели мэйнфреймов IBM модернизируются и по мощности, и из семейства в семейство, при этом можно "перескочить" через 3-4 модели. Как обещает Сергей Бугрин, в настоящее время даже самую раннюю КМОП-машину можно превратить в наисовременнейшую модель, причем сделать это на базе клиента.


В Ассоциацию разработчиков для системы S/390 входит более 800 членов, шести из которых - российские фирмы. Одна из них - "ЕС-лизинг", единственная в России, ведет исходные коды операционных систем TKS, ОС-7, MVS 2.1 и UNIX для S/390.


Для увеличения надежности системы в последних моделях S/390 третьего поколения имеется запасной процессор, который автоматически подхватывает нагрузку при из строя одного из основных CPU.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями