Picture

С вице-президентом по маркетингу систем хранения информации компании DEC Дэвидом Кумбсом встретился корреспондент Computerworld Россия Игорь Левшин.

Давайте начнем с судьбы StorageWORKS.

StorageWORKS - это просто продукт. Это не отдельная компания или организация, а часть корпорации DigitalEquipment. В Digital три больших подразделения. Первое, Systems Business Unit, занимается процессорами Alpha, операционными системами OpenVMS и Digital Unix, сюда же относимся и мы. Второе отделение, PC Business Unit, занимается ПК, третье - консалтинговые службы и поддержка. Кроме того, есть подразделение, которое работает только над самими процессорами Alpha. Наше занимает центральное место в стратегии Digital Equipment. Но еще год назад отделение, которое занималось накопителями, действительно было самостоятельной организацией. Объединение началось еще в январе прошлого года, хотя формально произошло приблизительно в июле. Это было сделано для того, чтобы лучше координировать стратегию в самых важных направлениях, и результат не заставил себя долго ждать.

Вы производите что-то из этих накопительных устройств сами, или выступаете только как интеграторы?

Мы сами не производим никаких устройств. Мы продали технологии и производство дисков компании Quantum и сейчас продаем системы на базе дисков от Quantum и Seaqrate, а особенно большой контракт у нас с Quantum. Технологии и производство накопителей на магнитной ленте мы также продали Quantum, так что теперь они его производят и разрабатывают, и у них мы покупаем DLT-устройства. Ленту 4-миллиметровую мы приобретаем у Sony, 8-миллиметровую у Exabyte и т. д. Сравните наши системы хранения и системы EMC, и вы увидите, что они основаны на тех же компонентах (дисках), потому что они покупаются у одних производителей; разница заключается в технологии и концепции систем хранения в целом. Мы работаем для рынка открытых систем и устанавливаем свои продукты на компьютеры под UNIX на Alpha, на IBM, на HP 9000, на Sun SPARC, под OpenVMS, а теперь и под Windows NT. В прошлом году на Comdex мы демонстрировали терабайтную систему на компьютере Alpha под Windows NT. И, конечно, мы поставляем эти подсистемы со всеми драйверами и ПО.

Насколько важен для компании бизнес, связанный с накопительными устройствами?

Очень важен. Он приносит большой доход. В прошлом году благодаря StorageWORKS мы получили 1,5 млрд. долл. На фоне общей прибыли в 14 млрд. долл. это довольно много, более 10%. Так что у нас мощный маркетинг, свои инженеры, занятые разработкой систем хранения. Для нас важнейшая вещь - масштабируемость. Покупатель ведь устанавливает систему не для того, чтобы через год купить новую. Поэтому StorageWORKS уникальна. Продукция EMC или Iseberg компании StorageTek имеют корни в архитектуре мэйнфреймов. Это значит - высокоскоростная шина. Вы добавляете новые порты терминалов и порты дисковых устройств. Но когда исчерпывается пропускная способность внутренней шины, для обеспечения масштабируемости следует добавить новый сервер. Совершенно другая архитектура у StorageWORKS. Покупая новые порты, вы приобретаете микропроцессоры, установленные на их плате и обслуживающие их шины, у них свой кэш и все, что нужно для работы без потери производительности. Это очень похоже на параллельные вычислительные системы.

А какая часть инвестиций тратится на устройства хранения?

Примерно пропорционально прибыли. Вообще, разработка подсистем хранения довольно сложная инженерная задача, ведь необходимо обеспечить абсолютно надежную работу в течение длительного времени. Немного компаний берется что-то делать в этой области. EMC шла от мэйнфреймов, StorageTek сейчас выпускает подсистемы Iceberg для IBM, на этом рынке работают Hitachi Data Systems и собственно IBM. Hewlett-Packard использует Clarion, который производит Data General, подобно тому как Digital производит StorageWORKS.

А какая самая большая инсталляция для Unix?

Сейчас мы продаем подсистемы емкостью 10 Тбайт. Мы можем сделать и больше, но это будет спецзаказ, а 10-терабайтные - уже стандартная поставка. Сейчас мы работаем вместе с Sun Microsystems над петабайтной подсистемой, но на разработку уйдут годы.

Для научных целей? Что-то связанное с ядерной физикой?

Да. А 10 Тбайт сейчас не проблема. Видимо, на сотнях терабайт начнутся трудности, но пока что никто не заказывает такие подсистемы, всем почему-то хватает десяти.

Где сейчас используются самые большие склады данных (Data Warehouse): для бизнес-приложений, для научных целей, или, может быть, для Web?

Сейчас это прежде всего бизнес-приложения: поддержка принятия решений, ну и, конечно, научные центры их используют. Например, они применяются в больших сетях супермаркетов для того, чтобы отслеживать каждый проданный продукт. Это очень эффективно. Анализируются тысячи переменных. Мы установили очень большой склад данных для крупной телефонной компании, которая с его помощью отлавливает незаконные подключения. Там применяется сложная система с использованием искусственного интеллекта для вылавливания странных, подозрительных кодов.

Очень широко склады данных используются в банковском деле для определения внутренних потоков капитала в определенных географических областях. Не знаю, как здесь, в России, но на Западе это обычно связано с займами на покупку жилья. Банку надо определить, где какая потребность существует и какие назначить проценты, а для этого надо знать демографические тенденции. Это сложнейшие аналитические процессы.

А в прогнозах погоды?

Наверняка это очень перспективно, хотя я не припомню, чтобы была информация о складах данных, ориентированных на предсказание погоды или на мониторинг окружающей среды.

А военные и правительственные применения?

Я расскажу вам, где стоят наши склады данных. Банки: CITYBANK, фармацевтический концерн Drugs WorldWide. Турецкий парламент купил себе склад данных - не знаю уж, что они там с ним делают. Покупают склады химические концерны, торговые и телекоммуникационные компании.

Сколько стоит такой 10-терабайтный склад? Видимо, больше, чем сервер, который его обслуживает?

Конечно. Такой склад данных стоит, я думаю, 5-7 млн. долл., а сервер - 0,5-1 млн. долл.

Давайте поговорим немного о ПО, обеспечивающем работоспособность этих гигантов. Сейчас Digital стремительно продвигает Windows NT. Вы считаете, что эта ОС может успешно решать те проблемы, которые всегда решали OpenVMS и Unix?

Не сейчас, во всяком случае. Понадобится как минимум пара лет. Windows NT - это 32-разрядная система. Пока что типичный запрос добычи данных обрабатывается на одном и том же компьютере с одинаковой подсистемой хранения в 32-разрядном режиме с 32-разрядной базой данных под Windows NT за час, и за 50 секунд - на 64-разрядном Oracle под 64-разрядным Digital Unix. А если еще поставить VLM (Very Large Memory) объемом 6 Гбайт, время обработки запроса сократится до 3 секунд. Чтобы Windows NT добиться такой производительности, нужны годы. Когда-нибудь Windows NT, наверное, догонит Unix, но никак не раньше 2000 года. У нас много заказов под Windows NT - на десятки, на сотни гигабайт, но никто не делает склады данных под Windows NT - только под Unix. Windows NT - прекрасная система для уровня подразделения, для архитектуры клиент-сервер. До центральной системы она не доросла. Аналитики говорят, что на предприятиях останутся и Windows NT, и Unix, и я с этим согласен.

И такое сосуществование будет стабильным?

Да. Продажи VMS, кстати говоря, выросли за последние два года больше, чем мы ожидали. До сих пор нет лучших решений для удаленной кластеризации и удаленного резервного копирования. Известен случай, когда в Париже сгорело здание, а сгоревший сервер был частью кластера, который находился в Амстердаме. И все работало, причем так, что никто из пользователей даже не заметил. Для сверхнадежных решений VMS вне конкуренции.

Недавно обсуждалась стратегия Digital. Три направления для нас главные: 64-разрядные вычисления, что значит Digital Unix и OpenVMS, второе - Windows NT, третье - Internet, в том числе и инвестиции в развитие. Сейчас доходы от систем с Windows NT составляют примерно 30%, а на Unix и VMS приходится 70%. Может быть, доля Windows NT со временем увеличится до 35%, потому что Windows NT растет быстро. Digital Unix тоже быстро развивается. В результате я думаю, соотношение установится 1:1:1. По-моему, настанет день, когда Digital Unix сможет делать все то, что умеет OpenVMS, позднее научится и Windows NT.

Сейчас Windows NT существует на всех моделях вплоть до AlphaServer 8400 (мы демонстрировали работающую систему на Comdex, но до официального выпуска еще несколько месяцев). Другое дело - зачем устанавливать Windows NT на AlphaServer 8400?

Что Вы думаете о перспективах разных типов накопителей? Будут ли стремительно развиваться оптические устройства?

Жесткие диски становятся все вместительней и дешевле. Сейчас есть 9-гигабайтные диски, скоро должны появиться 18-гигабайтные. В конце концов может получиться так, что для основных приложений устройства хранения нижних уровней иерархии (ленты, оптические накопители и т. д.) окажутся не нужны. Все это очень усложняло архитектуру подсистемы, постоянно требовался обмен файлами между уровнями иерархии. Если диски будут так же стремительно дешеветь и дальше, иерархическая модель может измениться.

Второе изменение касается самой парадигмы хранения данных. В конце восьмидесятых и в начале девяностых годов во всей компьютерной индустрии, если речь шла о хранении данных, имелись в виду мэйнфреймы. Хранение было заботой системного администратора, и его главной мыслью было - что бы такое стереть с диска, чтобы освободить место, куда при этом сбросить данные: на ленту или еще куда-нибудь. Теперь, с появлением складов данных и технологий добычи данных, парадигма прямо противоположная: надо поместить на диски все, каждую запись. В большинстве случаев перенос данных на другие, более дешевые и менее быстрые носители сегодня себя не оправдывает. Основное направление рынка будет, я уверен, связано с дисками, а такие носители, как оптика, лента и другие, останутся для специфических потребностей, например в фармацевтической промышленности, где по правительственному закону требуется, чтобы все данные хранились как минимум 50 лет. В этом случае хороши оптические носители. Это ниша, а не основное направление. Конечно, есть применения и у CD-библиотек.

Может быть, вы планируете заняться технологиями накопительных устройств в будущем? Ведь общий технологический потенциал компании очень высок.

Нет-нет. Мы будем выпускать большие системы, как это делает EMC, но сами устройства не будем производить. К старому возврата нет.

Что Вы думаете о перспективах "твердотельных дисков"?

Это просто набор микросхем, которые видны в системе как диски. Сотрудники Canadian Airlines, одного из наших крупных клиентов, установили очень большую и дорогую систему для заказа билетов и предоставления информации о полетах. Система работает в режиме реального времени, поэтому они установили наш StorageWORKS с большими твердотельными дисками, которые стоят миллионы. Но это очень специфическое приложение.

Что Вы думаете о перспективах магнитооптики? Говорят, что магнитооптика "похоронит" другие носители. Как Вы полагаете, это может произойти?

Я считаю, что нет. Но StorageWORKS, конечно, поддерживает все виды устройств, в том числе и магнитооптику. До того как я попал в Digital, у меня была собственная небольшая консалтинговая компания на западном побережье. Директор другой компании на западном побережье был моим другом. Мы с ним все время воевали по этому поводу; он говорил, что будущее за магнитооптикой. Я говорил, что этого не будет никогда из-за высокого соотношения цена/производительность. Я и сейчас так считаю. Более того, я думаю, что в ближайшие 5 лет революционных изменений в технологии не будет. Понимаете, если бы вдруг автомобили стали ездить на электричестве, было бы очень хорошо, но пока что они успешно ездят на бензине, и для перехода на другое топливо нужны очень веские экономические причины. Для жестких дисков такие причины тоже вряд ли найдутся в ближайшее время.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями