для своего детища весьма отдаленную дату ввода в действие: 12 января 1997 года. И вот исторический день позади. А HAL остался в народном сознаним символом надежд и опасностей, связанных с компьютерной технологией. Верный слуга, обходительный и даже обаятельный, он становится злобным убийцей всего лишь из-за ошибки программирования. Однако основная предпосылка этого рассказа - создание мыслящей машины, обладающей свойственным человеку интеллектом - вызывает у нас сегодня серьезные сомнения. Теперь компьютер, эта некогда овеянная романтикой "умная машина", стал неотъемлемой частью нашей жизни. Мы снисходительно "похлопываем его по плечу" и обращаемся с ним запанибрата. Однако многие верят в неизбежность появления искусственного интеллекта. Так суждено ли ему появиться на самом деле? Четыре эксперта ответили на этот вопрос утвердительно. Марвин Мински около 40 лет назад основал лабораторию искусственного интеллекта в Массачусетском технологическом институте, а в настоящее время занимает должность профессора Media Laboratory этого же института. Николас Негропонте возглавляет Media Laboratory; он автор бестселлера "Being Digital", посвященного диалогу человека и машины. Натан Мирволд - главный технолог корпорации Microsoft. Джеймс Хоган "варится" в компьютерном бизнесе довольно давно; в том числе он занимал и должность старшего консультанта в фирме Digital Equipment. В 1979 году Джеймс оставил свою работу ради занятий беллетристикой. В его романах, таких, в частности, как Code of the Lifemaker и Realtime Interrupt, часто рассматриваются проблемы искусственного интеллекта с позиций научной фантастики. C каждым из этих людей мы беседовали по отдельности, а затем скомпоновали из полученных интервью "виртуальный" круглый стол.

Насколько мы близки к созданию компьютера типа HAL 9000?

Мирволд: С точки зрения функциональных возможностей компьютер способен делать сегодня абсолютно все - от запуска космического корабля до сбора данных. А Вы хотите, чтобы он к тому же обрел индивидуальность, иначе как же быть со столь эффектными сценами в кино. Однако если серьезно, разве в этом основное назначение HAL. Современные компьютеры не могут оставить Дейва "за бортом" корабля или убить другого парня. Им неведома также столь популярная у людей болезнь, как шизофрения.

Кроме того, в качестве небольшого отступления: у нас нет пилотируемого космического корабля, направляющегося к Юпитеру.

Хоган: У нас имеется неопровержимое доказательство того, что мыслящие системы существуют - это 5 млрд. человеческих существ, представляющих собой, помимо всего прочего, физические, электромеханические системы. Они думают, и они разумны. Почему бы тогда не предположить, что система столь же сложная, но имеющая совершенно другое, искусственное происхождение, не может делать что-то похожее? Безусловно, отрицать это было бы по меньшей мере нелогично.

Однако ближайшие 50 лет вы можете спать спокойно - столь грандиозный подарок человечество получит еще не скоро.

Мински: У нас есть тысячи экспертных систем, моделирующих работу профессионалов. Однако лишь единицы подобных машин смогли бы выполнять простейшие действия на уровне хотя бы четырехлетнего ребенка. Наиболее эффектные системы созданы для воспроизведения работы органов чувств. Они могут "осматривать" помещение и определять, что там находится. Или могут "прослушивать" окружающее пространство, определяя источник звука. Другое дело - некие знания, которым человек владеет практически с пеленок. Например, что вещи падают, если их не поддерживать снизу. Приведу мой любимый пример: можно тянуть предметы с помощью пружины, но нельзя таким образом толкать их.

Мирволд: Компьютеры до сих пор не способны делать умозаключения общего характера. В конкретной области, например, при пилотировании самолета и его приземлении, компьютеры могут "рассуждать", поскольку цепочка их рассуждений сводится к принципам построения весьма специфичных управляющих систем и систем обратной связи и соответствующего ПО. С распознаванием речи тоже, мягко говоря, не все гладко. Мы не очень хорошо понимаем друг друга. Обычно мы дожидаемся окончания предложения, чтобы затем его осмыслить. Озадаченное выражение на вашем лице, безусловно, станет для меня сигналом, что не все гладко: в этом случае я могу остановится и начать все с начала.

Это отчасти объясняется некоей двусмысленностью речи. Рассмотрим, к примеру, фразу: "Что делал слон, когда пришел Наполеон?" Если произносить это быстро, получится... сами знаете что. Итак, для того чтобы полностью понять смысл, необходимо рассматривать эту фразу в определенном контексте.

Ваш руководитель Билл Гейтс надеется, что эта проблема будет решена в ближайшие 10 лет. Вы согласны с этим?

Мирволд: Да. Однако если бы вы 10 лет назад спросили об этом многих ведущих исследователей в этой области, вполне вероятно, ответ прозвучал бы примерно так: "Мы решим эту проблему лет через десять". Понятие "десять лет" в компьютерном бизнесе сродни термину "бесконечность".

А зачем вам создавать машину, наделенную способностью к созидательному мышлению?

Негропонте: Вспомните детство. Кого вы считали тогда самым лучшим учителем? И почему? Покопавшись в памяти, вы поймете, что это был человек, который понимал вас, сочувствовал вам, а когда надо - поощрял. Ваше лицо было для него открытой книгой, он правильно оценивал ваши жесты. Короче говоря, ваш учитель обладал способностью тесно контактировать с вами. Вот это-то как раз компьютеры и не умеют, или почти не умеют.

Когда такие машины наконец будут изобретены, если это вообще произойдет, смогут ли они соперничать с человеком?

Хоган: Если мы допускаем, что сможем создавать машины столь же умные, как и люди, зачем тогда устанавливать какие-либо границы? Почему бы компьютерам не стать умнее того, кто их сделал. Многие величайшие открытия человечества были связаны с изобретением способов преодолеть стоящие перед нами достаточно серьезные ограничения. В течение многих столетий люди ломали себе шею, пытаясь взлететь, спрыгнув с высокой башни или, на худой конец, со скалы. Но братья Райт пошли другим путем. И вдруг - о чудо! - у нас появился Boeing 747. Может быть, мы сделали только первый шаг на пути к созданию искусственного интеллекта, столь же не похожего на человеческий, как, скажем, 747 - на крылья голубя. Такой вывод напрашивается сам собой. Мы весьма преуспели в изобретении бесчисленных сложных проблем, которые сами же не можем решить. Возможно, в некоторых отраслях знания можно будет прибегать к помощи "информационного плуга", который способен, "пропахав" эти проблемы, найти необходимые решения.

Мински: Должно быть, многие машины в силу глобального сходства друг с другом будут конкурировать между собой. И это естественно. Ведь существуют же в природе львы и тигры, стремящиеся пообедать одной и той же антилопой.

Как вы думаете, наступит ли такой момент, когда компьютеры смогут выполнять многие связанные с работой корпорации функции лучше, чем люди?

Мирволд: Безусловно.

Чем же они могут быть полезны нашим читателям или нам с вами?

Мирволд: Вспомните хотя бы о канцелярской работе, ведь в этой сфере занято еще очень много людей. Со временем мы обнаружим, что почти все подобные задачи будут выполнять "умные" программы, а не люди. Это сильно напоминает научно-фантастические романы и звучит достаточно угрожающе. Однако ходите ли вы все время пешком? Нет, вы пользуетесь автомобилем. Или, может быть, вы плавите сталь вручную? Нет, для этого созданы гигантские агрегаты. Машины не так уж страшны, как многие себе воображают.

Если бы я был клерком, то перестал бы спать спокойно.

Мирволд: Что тут можно посоветовать! Клерку остается либо найти себе другую работу, либо отыскать самую высокую скалу и спрыгнуть с нее. Но спокойствие, найти полную замену человеку удастся еще не скоро.

Хоган: Когда людей увольняют из-за того, что появились 10-долларовые микропроцессоры, лучше, чем они, справляющиеся с работой, что очевидно, что людям остается только посочувствовать. Однако не могу не спросить: если 10-долларовый микропроцессор способен хорошо выполнять эту работу, каков же человек, ставивший в своей жизни эту работу на первое место? Может быть, лучше, чтобы ее делал микропроцессор. Так давайте же подумаем, как помочь людям реализовать себя.

Так зачем же нам создавать подобную HAL машину, ведь насчитывается 5 млрд. людей (и это число продолжает расти ), которые уже умеют думать?

Мински: Отвечу не задумываясь: все люди очень похожи друг на друга, а поэтому было бы хорошо, чтобы нас окружали "братья по разуму", наделенные иными способностями. Единственный способ вникнуть в суть вопроса - построить соответствующую теорию, а затем, разработав модель, проверить, является ли она корректной. Существует множество теорий, описывающих то, что происходит в человеческом мозге, однако, по большей части, проку от них немного. И наконец, если удастся найти способ представить важные аспекты человеческой личности, тогда, в конце концов, почему бы не построить некую сканирующую машину, а затем извлекать с ее помощью то, что составляет самую основу личности: ее интеллект, идеи, способ мышления. Дальше дело за малым - поместить эти компоненты в другой аппарат, который сможет сохраняться дольше человеческого тела. Я говорю, фактически, о создании некой разновидности сканера, который исследовал бы нейроны, а также связи между ними и химическими веществами, окружающими их. Затем можно было бы разработать базу данных и сделать ее доступной для устройства, имитирующего эту структуру.

Итак, вы считаете, что душа не существует?

Мински: Если она существует и не имеет функциональных свойств, тогда это не в моей компетенции. А если у нее есть функциональные свойства, тогда можно просто написать для нее программу.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями