И он ответил: "Kaleida и Taligent оказали еще меньше влияния на рынок, чем мы ожидали".

Напомню, что Kaleida Labs и Taligent были созданы IBM и Apple в 1991 году, после того как эти странные партнеры заключили известный союз. Kaleida, которая после нескольких лет задержки выпустила объектно-ориентированный язык мультимедиа-сценариев ScriptX, прекратила свое существование в конце 1995 года. Благодаря мощи собственной среды объектных разработок CommonPoint компании Taligent удалось удержаться на плаву. Однако опять-таки в конце 1995 года после того, как от нее отказались Apple и Hewlett-Packard, Taligent превратилась в дочернюю компанию IBM.

Надо заметить, что после того интервью, в котором Гейтс столь остроумно высказался по поводу Taligent, я не уделял этой компании никакого внимания, полагая, что она в конце концов прекратит свое существование. Но в прошлом месяце, в самолете, во время перелета из Сан-Франциско в Орландо, где мне предстояло участвовать в конференции Lotusphere, организованной Lotus для пользователей и партнеров, выяснилось, что я сижу рядом с женщиной, работающей на Taligent.

Ее звали Дебора Мэгид, она оказалась руководителем отделения пользовательских интерфейсов компании. Моя попутчица рассказала, что Taligent, кроме проведения интернационализации JDK 1.1 для JavaSoft, которая является дочерней компанией Sun Microsystems, спокойно ведет разработку своего первого продукта, рассчитанного на конечного пользователя - нового клиента для сервера Domino. А Мэгид направлена на Lotusphere его продемонстрировать.

Система получила название Places for Project Teams ("Рабочее место для проектных групп"). Она предоставляет структурированные планы для администрации информационных проектов, позволяя участникам проектных команд одновременно обращаться к информации, хранящейся в базах данных Notes. Идея состоит в том, чтобы все члены группы могли следить за продвижением проекта и общаться друг с другом в духе конференции.

Самое забавное, что, кажется, даже в IBM не осведомлены о происходящих в Taligent событиях.

На пресс-конференции, проведенной в первый же день Lotusphere, к президенту Lotus Джеффу Паповсу и исполнительному вице-президенту Майку Зисману, отвечающим на вопросы журналистов, присоединился их босс - старший вице-президент IBM Джон М. Томпсон, специалист в области программного обеспечения.

Я воспользовался возможностью и расспросил эту тройку о новом клиенте Domino от Taligent, а также поинтересовался планами IBM относительно участия в разработке других клиентов Domino.

На что Томпсон загадочно ответил: "Что мы сделали с Taligent, так это реализовали огромное количество технологий в библиотеках классов, которые в свою очередь найдут отражение в других технологиях, которые наконец будут реализованы в конечных продуктах. Так что Taligent распоряжается некоторыми классами и технологиями, в противоположность отдельным клиентам. ...Их классы представляют собой просто доступные технологии, которым можно противопоставить конечные продукты".

Меня такой ответ поразил, ведь он никак не соответствовал тому, что я услышал от Мэгид в самолете. Поэтому я заметил, что леди из Taligent, с которой я беседовал ранее, говорила именно об отдельном клиенте, определенно представляющем собой конечный продукт.

"Вы, возможно, правы, - согласился Паповс. - Но, честно говоря, я не уверен, что кто-либо из нас достаточно осведомлен в данном вопросе".

"Разговор произошел недавно?" - поинтересовался Томпсон, имея в виду мою беседу с представителем Taligent.

"В самолете, по дороге сюда", - ответил я.

"Я постараюсь что-нибудь выяснить", - пообещал он.

В целом ситуация показалась мне достаточно курьезной. Очевидно, что руководство не может быть в курсе всех разработок. Но, с другой стороны, в помещении присутствовало немало более осведомленных сотрудников Lotus, и ни один из них не имел ни малейшего представления о предмете разговора.

Более того, как мне кажется, данная разработка должна была привлечь к себе внимание руководства компаний. Помимо прочего, насколько я знаю, то, чем занимается Taligent, будет первой разработкой клиента для Domino, не имеющего отношения к Notes. А сам Зисман подчеркнул, что Lotus крайне заинтересована в проведении подобных работ.

По словам Мэгид, она продемонстрировала систему Стиву Миллсу, служащему IBM, перед которым отчитывается глава Taligent Дэбби Коунтант. Руководитель отдела программных решений Миллс под началом у Джона Томпсона. По-видимому, в разговоре с ним Стив даже не потрудился упомянуть о разработке.

Но почему, отбросив в сторону плохо поставленную связь между служащими, все эти люди, принимавшие участие в Lotusphere, столь слабо заинтересовались Taligent?

Это, вероятно, как и множество других примеров, объясняется спецификой Силиконовой Долины.

И IBM, и Lotus расположились на восточном побережье Соединенных Штатов. Taligent находится в стороне от них, в Купертино сердце калифорнийской Кремниевой Долины. И, вероятно, ученые из Taligent больше общаются с "братьями по разуму" из ближайших компаний, чем с коллегами с другого края материка.

А рядом с ними, в здании, арендуемом у Apple, которое Taligent занимала в то время, когда у нее было в два раза больше сотрудников, чем сейчас (сегодня их всего лишь 140 человек), расположилась JavaSoft. Если учесть, что сотрудники обеих компаний часто встречаются в индейском кафе, в местном заведении Dunkin Donuts, или на заправочной станции, не приходится удивляться, что сотрудники JavaSoft лучше осведомлены о том, чем занимается Taligent, чем руководство IBM и Lotus. А если вспомнить, что Taligent уже довольно долго участвует в Unicode Consortium (организованном в 1991 году Apple, IBM, Hewlett-Packard, DEC и Microsoft), легко догадаться, почему JavaSoft выбрала Taligent для интернационализации JDK.

Если дополнительно учесть опыт общения с Java компании Taligent, не говоря уж об ее работе с Notes, становится очевидным, насколько возрастет объем выполняемых работ через несколько месяцев. Я думаю, через год никто не удивится тому, что произошло с Taligent.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями