Вода дырочку найдет...
а суперкомпьютер - дорогу в Россию

Игорь Кондратьев
Computerworld Россия

В 1996 году компания Silicon Graphics продала (через одного из своих дистрибьюторов) Всероссийскому научно-исследовательскому институту технической физики (ВНИИТФ), известному в мире под названием "Челябинск-70", четыре компьютера. По словам специалистов, знакомых с содержанием контракта, производительность всех компьютеров, за исключением одного, не превышает 2000 MTOPS (million theoretical operations per second), а следовательно, для них не требовалось получение экспортной лицензии.

Лишь один из компьютеров "немного превышал упомянутый предел". Поскольку заказчик, имеющий высокий научный авторитет в России и мире, объяснял потребность в компьютерах необходимостью выполнения экологических программ, в частности, моделированием загрязнения рек, а также крупных международных проектов, в том числе и с Лос-Аламосской лабораторией из США, руководители SGI не позаботились о лицензировании контракта.

Все было спокойно до пресс-конференции министра по атомной энергии Виктора Михайлова. Его заявление об использовании суперкомпьютеров для моделирования ядерных взрывов оказалось для зарубежных наблюдателей крайне неожиданным. Оно вызвало раздражение в правительственных кругах США. Хотя в Америке и согласны, что российское ядерное оружие должно оставаться надежным и безопасным, но считают, что американские суперкомпьютеры могут использоваться российским ядерным центром не только для оценки надежности существующего арсенала, но и для его совершенствования.

Почему Михайлов сделал свое заявление, остается только гадать. Скорее всего это было просто желание похвастать возросшей в 10 раз вычислительной мощностью российских ядерных центров.

Между тем, по оценке независимых экспертов, на которую ссылается сотрудник газеты "The Moscow Times" Оуэн Мэттьюз, приобретенные российским центром суперкомпьютеры SGI не пригодны для моделирования ядерных взрывов.

К сожалению, в США еще много конгрессменов, которые Россию именуют по-прежнему "Советами". По их инициативе расследование обстоятельств, связанных с продажей компьютеров SGI, началось сразу же после заявления Михайлова.

Глава Silicon Graphics Эдвард Маккракен, заботясь о репутации компании, немедленно объявил, что пересмотрит всю процедуру экспорта суперкомпьютеров в Россию. И лишь затем в Москву приехал вице-президент SGI по Европе Джаваид Азиз, которому была представлена подробная информация о контракте. Он встречался также с директором ядерного центра Челябинск-70. Азизу был предъявлен полный пакет документов по использованию приобретенных компьютеров и содержанию всех международных проектов, которые в настоящее время ведет центр. Все эти документы были переданы руководству Silicon Graphics. В московском представительстве SGI спокойны: "С юридической точки зрения никаких нарушений допущено не было". Нет беспокойства и у заказчиков, настолько, что они даже пригласили представителей SGI посетить ядерный центр и самим оценить ситуацию с суперкомпьютерами.

Странно, что ситуации с SGI уделили в США столько внимания, хотя объем контракта - 650 тыс. долл. - сильно уступает стоимости лишь одного компьютера IBM RS6000SP, приобретенного Минатомом за 6,5 млн. долл. А ведь он, в отличие от своих "младших братьев" из SGI, позволяет моделировать ядерные испытания. По-видимому, это связано с тем, что в последнем случае некого публично поймать за руку: суперкомпьютер IBM был приобретен через европейских посредников.

В октябре прошлого года Минатому России уже было отказано в приобретении пяти компьютеров производства IBM и HP на том основании, что они будут использованы для усовершенствования ядерных арсеналов. По словам одного из чиновников Минатома, такое решение министерства торговли США заставило российских заказчиков искать другие каналы приобретения суперкомпьютеров. Что ж, у России есть богатый опыт по этой части: в условиях введенных КОКОМом ограничений через посредников приобреталось большинство компьютеров, ввозимых в Советский Союз.

Хорошо известно, что российская оборонная промышленность использует, в основном, продукцию отечественных производителей. Если предполагается, что какое-то оборудование найдет здесь свое применение, оно должно быть соответствующим образом сертифицировано. В случае с компьютерами Silicon такая процедура не предполагалась.

Во всей этой, еще не закончившейся истории, очевидно одно: самое надежное - рассчитывать на собственные силы.

Желающие ознакомиться с деятельностью ВНИИТФ могут сделать это, посетив Web-страницу института http://www.ch70.chel.su


Положение об экспорте компьютеров

В сентябре 1993 года президент Клинтон объявил о смягчении ограничений на экспорт компьютеров: с того момента продажа компьютеров с быстродействием до 194 MTOPS не требовала получения лицензий (прежде это относилось к компьютерам производительностью до 12,5 MTOPS, что соответствовало ПК на базе процессора 80486).

Кстати, по сообщению газеты Newsday (от 16 февраля 1997 года), глава Silicon Graphics Эдвард Маккракен, оказавший влиятельную поддержку Клинтону во время избирательных компаний 1992 и 1996 годов, был активным сторонником либерализации экспорта компьютеров.

25 января 1996 г. управление по контролю за экспортом министерства торговли США опубликовало временное положение, вступившее в силу за три дня до этого, 22 января. Оно явилось практической реализацией заявления Клинтона о реформе системы контроля за экспортом компьютеров, сделанного им в октябре 1995 года.

Целью этого положения было упрощение процедуры получения лицензий на вывоз компьютеров в некоторые страны, а также расширение рынков свободного экспорта и реэкспорта компьютеров. По мнению экпертов министерства торговли США, новое положение отличается дальновидностью, поскольку учитывает не только выпускаемые ныне компьютеры, но и те, которые могут появиться на мировом рынке в ближайшую пару лет. В нем упразднен термин "суперкомпьютер", и для градации компьютеров используется их производительность в MTOPS. Положение относится не только к самим компьютерам, но и к дополнительному оборудованию, поставляемому как вместе с компьютерами, так и независимо от них. Экспортные ограничения определяются категорией страны-импортера. Согласно положению, все государства разделены на четыре группы. К первой категории отнесены страны, входившие прежде в список КОКОМ (за исключением Гонконга и Южной Кореи). В эти страны могут свободно продаваться компьютеры любой мощности.

Странам категории 2 не требуется получать специальной экспортной лицензии для компьютеров с быстродействием до 10 тысяч MTOPS.

Для экспорта в страны третьей категории, куда входят, например, Россия, Китай, Индия и Пакистан, не требуется лицензирования компьютеров с быстродействием до 2 тысяч MTOPS. Экспорт компьютеров производительностью от 2 до 7 тысяч MTOPS требует от производителя "некоторых консультаций" с экспертами министерства торговли. Продажа этим странам компьютеров с быстродействием свыше 7 тысяч MTOPS невозможна без получения экспортной лицензии. Специальное разрешение требуется также для продажи компьютеров организациям военных ведомств.

И, наконец, в отношении стран четвертой категории - "поддерживающих террористов" - применяются самые суровые ограничения.


Хроника событий

  • 13 января Виктор Михайлов, возглавляющий министерство атомной энергетики (Минатом) России, сообщил на пресс-конференции, проходившей в центральном офисе агенства "Интерфакс", что "в конце 1996 года Минатомом приобретены за рубежом и в настоящее время находятся в стадии наладки в федеральных ядерных центрах Арзамас-16 и Челябинск-70 суперкомпьютер RS6000SP и суперсервер Challenge производительностью 10 млрд. операций в секунду". Он заметил также, что новые компьютеры, которые предполагается использовать для решения задач, связанных с безопасной эксплуатацией и обеспечением сохранности российского ядерного оружия, позволят увеличить вычислительные мощности ядерных центров в 10 раз.
  • По данным The Wall Street Journal, первое сообщение о продаже суперкомпьютеров появилось в бюллетене The Risk Research, опубликованном небольшой фирмой Wisconsin Project, следящей за распространением ядерных материалов.
  • В феврале информация о "суперкомпьютерах для российской ядерной лаборатории" попала во многие западные издания и информационные агенства.

  • IBM не несет ответственности за продажу суперкомпьютера в Россию

    Как сообщили представители IBM, компания не несет ответственности за продажу Министерству атомной энергетики Российской Федерации одного из своих суперкомпьютеров, который как сообщалось ранее, был приобретен в обход экспортных ограничений США через посредника.

    По словам Рэя Гормана, представителя IBM, "кто-то в России договорился о покупке компьютера, и это было сделано без ведома IBM".

    Продажа столь мощных компьютеров за границу строго регулируется Министерством торговли США, поскольку они могут быть использованы для разработки ядерного оружия.

    Ранее IBM продала четыре RS/6000 SP в Россию, и на каждую продажу было оформлено соответствующая экспортная лицензия, как подчеркнул Горман. Все машины были куплены нефтяные компании, которые используют их для имитации структуры земной коры при поиске нефтяного месторождения.

    Последнее приобретение прошло тщательную проверку в Министерстве торговли США после того, как министр атомной энергетики России сообщил, что его министерство купило компьютер через посредника. Представители IBM заявили, что им неизвестно, кто является этим посредником, а Министерство торговли США отказалось сообщить подробности проведенного расследования.

    Продажа компьютеров, имеющих быстродействие от 2 млн. до 7 млн. операций в секунду контролируется еще более тщательно, особенно если они рассчитаны на использование в "третьих" странах, к которым относятся Россия, Китай, Индия и Пакистан.

    RS/6000 SP компании IBM может выполнять до 10 млн. операций в секунду.

    С момента начала выпуска подобных компьютеров три года назад, IBM продала по всему миру 1200 машин, и каждая продажа велась в соответствии с правилами Министерства торговли, как отметил Горман. "Мы следуем букве закона во всех наших торговых сделках, и вы на самом деле должны преодолеть немало препятствий", - сказал он.

    Стоимость этих машин варьируется в зависимости от конфигурации, но обычно счет идет, по словам Гормана, "на миллионы долларов". Официальные представители российской стороны сообщили, что компьютер RS/6000 SP был приобретен за 7 млн. долл.

    Горман подчеркнул, что от компании IBM не требуют определять легитимность использования купленных у нее компьютеров и контролировать применение машин после их приобретения. Эта деятельность является прерогативой Министерства торговли.

    В конце прошлого года, к примеру, США отказало компаниям IBM и Hewlett-Packard в лицензиях на продажу аналогичных машин России на том основании, что эти компьютеры с большой вероятностью предполагалось использовать для создания ядерных вооружений.

    Совсем недавно компания Silicon Graphics допустила "ошибку", создав две высокомощные системы для Российского Научно-исследовательского института технической физики. Сейчас по этому случаю проводится расследование.

    - Джеймс Николаи,
    Служба новостей IDG, Бостон

    Поделитесь материалом с коллегами и друзьями