А почему бы, собственно, и нет? Он написал на эту тему целую книгу, ставшую бестселлером. Тэпскотт - неутомимый пропагандист информационных технологий - считает, что компьютерные сети объединяют воедино не машины, а интеллект отдельных людей. Он убежден, что сети окажут на историю человечества более серьезное воздействие, чем изобретение печатного станка. Преувеличение? Я постараюсь разубедить вас в этом. В ходе своего выступления, посвященного тому, каким образом в обозримом будущем Internet преобразует компьютерную индустрию и бизнес в целом, Дон Тэпскотт получил серьезный удар, заставивший его "вернуться на землю". Рассуждая об интеллекте Сети, он возносился вверх и парил, словно птица, над старинным трехэтажным зданием в реконструированном квартале Торонто, где находится офис его консалтинговой компании New Paradigm Learning.

Но под градом вопросов о том, как система мироздания, основанная на цифровых технологиях, скажется на детях, человек, провозглашенный "величайшим в мире кибергуру" не кем-нибудь, а самим вице-президентом США Альбертом Гором, потерял высоту и, увы, рухнул на землю.

"Я знаю, что благодаря Сети мир стал для них более тесным, - сказал он о своих детях, девятилетнем сыне и тринадцатилетней дочери. - Но я не уверен, станет ли этот мир лучше под влиянием новейших технологий".

Тэпскотт, как и любой другой автор популярных книг по компьютерному бизнесу, предпочитает обращаться к гиперболам. Однако от многих ученых, подвизающихся в этой области, его отличают фундаментальность, а также способность реально представить преимущества и недостатки Internet.

Тэпскотт предсказывает, что к 2005 году половина населения Земли - более четырех миллиардов человек - будет использовать Internet (сегодня число пользователей составляет 30 миллионов). И это еще не все. Он надеется, что Сеть окажет более глубокое воздействие на экономическую и общественную жизнь, чем все революционные "свершения" в области человеческого общения - печать, телефон, телевидение и даже компьютер.

Так это или нет, но трудно не согласиться с тем, что Сеть в состоянии разрушать старые формы предпринимательства столь же стремительно, как и создавать новые. "Мы стоим на пороге фундаментальных изменений в природе информационных технологий, - говорит он. - В конечном счете информационные технологии займут место в самом сердце производства".

Корпоративные информационные службы должны постоянно искать способы формирования стратегии бизнеса с помощью компьютеров. Век объединенного сетевыми технологиями интеллекта приведет к радикальным изменениям приоритетов в целом ряде отраслей, от издательского дела и индустрии развлечений до здравоохранения.

Для Тэпскотта любимый объект изучения перспектив новой модели бизнеса - компания Enciclopedia Britannica. Более двухсот лет остававшаяся самым популярным энциклопедическим изданием, Britannica в 1994 году неожиданно "съехала" на третье место, когда родители отдали предпочтение двадцатитомному собранию энциклопедии на CD-ROM от компаний Microsoft и Groiler Electronic Publisching; они начали поставляться в комплекте с многими домашними ПК.

Поняв бесперспективность попыток конкурировать в узких рамках рынка CD-ROM, компания приняла, а затем осуществила чрезвычайно грамотное решение о создании Britannica Online в World Wide Web, и занялась предоставлением лицензий на услуги университетам вместо продажи своих продуктов домашним пользователям. "В процессе перехода к бизнесу на основе технологий, связанных с Internet, Britannica была вынуждена пойти на не менее крупные изменения не только в своих продуктах, но и в каналах дистрибуции и потребителях. Поступить иначе означало проиграть", - сказал Тэпскотт.

Будущее представляется "светлым" только компаниям, которые способны быстро вписаться в мир Internet, перейдя к использованию интерактивных мультимедиа-технологий для преобразования способов производства и маркетинга своих продуктов и услуг, равно как и всей структуры и целей предприятия. Первым шагом, несомненно, должно стать признание того факта, что материальный поток информации (чеки, счета, личные встречи) будет вытеснен потоком цифровым.

"Чтобы соответствовать требованиям нового цифрового экономического пространства, необходимо изменить сами бизнес-модели. Будущее окажется благосклонным к тем руководителям, которые сумеют понять значение этого нового пространства", - утверждает Тэпскотт.

Но не следует смешивать данный сдвиг с идеями создания безбумажных офисных систем в результате применения технологий цифрового представления сложных данных. Эффект повсеместного применения цифровых технологий значительно шире, чем просто ускорение взаимодействия. Одним из важнейших последствий станет возникновение совершенно новых способов сотрудничества.

По мнению Тэпскотта, подобно тому, как материальные формы взаимодействия уступят место цифровым, значение материальных характеристик компаний в будущем снизится по сравнению с их интеллектуальным богатством: "Вы же не интересуетесь, сколько административных зданий у такой фирмы, как Netscape Communications, или какова стоимость ее лабораторий, или же каким капиталом она располагает. Интеллект, а вовсе не мускулы, позволит компаниям выжить в новой экономической среде".

Он предсказывает, что формирование основанного на цифровых технологиях экономического пространства приведет к "выравниванию" условий игры, что позволит малым фирмам претендовать на крупные доходы.

Результаты влияния экономики с применением цифровых технологий будут ощущаться медленнее в организациях, действующих вне таких стремительно конвергирующих отраслей, как издательское дело, телекоммуникации и производство компьютеров. Однако ставки на повсеместное проникновение Internet слишком высоки, чтобы руководство компаний могло оправдать выжидательную позицию, не позволяющую быстро занять место во Всемирной Паутине. Неповоротливым предпринимателям не следует обольщаться недавними предсказаниями International Data Corp., согласно которым многие Web-страницы компаний, входящих в список Fortune 500, в наступившем году окажутся закрыты.

"Единственное, что действительно отомрет, - уверен Тэпскотт, - это первое поколение "представительских" Web-публикаций. Однако их сменит второе поколение публикаций типа Britannica, радикальным образом изменяющее модель бизнеса".

В ближайшие десять лет, по мнению Тэпскотта, о руководителях информационных служб будут судить по их вкладу в такие инициативы, как внедрение передовых, прибыльных Web-приложений; вряд ли кто-то поинтересуется, насколько удачной была их деятельность по снижению затрат. "Прозревшие" компании должны будут обратиться к ним с вопросом: "Какие продукты и услуги мы должны разрабатывать для своих клиентов с учетом технологических изменений?"

Кроме обязанности объяснять преимущества бизнеса в Internet, руководителям информационных служб все больше придется заниматься "важной, но опасной" работой интеграторов и хранителей корпоративных сетей intranet. Даже в большей степени, чем переход к клиент-серверной модели, развитие технологий intranet заставит системных администраторов овладеть абсолютно новым набором технических навыков, от языка программирования Java до методов реализации защищенных транзакций в сетях общего доступа. Им же придется управлять значительно расширившимся кругом разработчиков.

Тэпскотт предсказывает, что модернизация Internet приведет к постепенному исчезновению компаний, занятых производством аппаратных средств общего назначения, и подтолкнет развитие небольших специализированных производителей аппаратного и программного обеспечения, по мере того как будут появляться новые продукты и услуги типа гибридных аппаратов, объединяющих телевизор и компьютер, или сенсорных систем, основанных на применении в Internet развлекательных и обучающих программ.

Утверждение протокола TCP/IP в качестве единого языка общения компьютеров "на руку" архитекторам Сети. "Открытые системы умерли. Да здравствуют открытые системы!" - заявляет Тэпскотт, выражая уверенность, что главные цели открытых систем - способность к взаимодействию и переносимость - будут достигнуты до конца текущего десятилетия.

Одновременно с организацией сетей по принципу "подключи-и-работай" и конвергенцией технологий возникнет то, что сам Тэпскотт называет "exonet". В отличие от модных теперь сетей intranet, которые используют традиционные для Internet технологии для организации внутрикорпоративных приложений, сети exonet ("внешние сети") предоставляет компаниям возможность подключаться к инфраструктуре общедоступных сетей. Автор сравнивает это с произошедшими на рубеже прошлого столетия изменениями, когда компании прекратили самостоятельно вырабатывать электричество и стали покупать его у общественных электростанций. "Появится возможность отказаться от многого из того, что мы делаем в рамках внутренних сетей, и перейти к использованию публичной инфраструктуры", - заметил он.

Скажем, вам нужно осуществить обмен данными с другой компанией. Вместо того чтобы пытаться связать сеть своей компании с сетью своего партнера и самостоятельно развертывать систему электронного документооборота, требуемую услугу вместе с необходимым программным обеспечением можно будет получить через Internet от какой-нибудь третьей фирмы, например, MCI Telecommunications, Ameritech или даже Walt Disney.

Тэпскотт предсказывает, что фирмы, цепляющиеся за старую модель бизнеса, станут достоянием истории. Старая иерархическая централизованная однонаправленная модель обработки данных и обеспечения взаимодействия уступает место новой интерактивной и децентрализованной системе. "Я говорю отнюдь не об эпохе умных машин, - заявил Тэпскотт, - а о росте интеллектуального могущества людей, вооруженных сетевыми технологиями".

Однако он допускает, что переход к организации экономики на основе цифровых технологий не обойдется без жестоких потрясений в области производства и общественной жизни.

Потребуется переподготовка рабочих и служащих с учетом новых условий; аналогом может служить переход от общества аграрного к обществу индустриальному. "Когда начнут увольнять рабочих литейного завода в Нэшвилле, - говорит он, - они не смогут сразу же приняться за работу на производственных линиях Northern Telecom. Для этого им потребуется сначала закончить колледж. Не уверен, что сейчас основательно продуманы способы решения этих проблем".

Тэпскотт также озабочен тем, что использование Internet будет ограниченно экономическими и техническими барьерами. В результате, по его словам, "человечество окажется разделено на тех, кто владеет доступом к Сети, и тех, кто им не владеет, и, как следствие, это приведет к возникновению замкнутых сообществ в киберпространстве".

Таким образом, вопрос, станет ли новый электронный мир лучше, или же он окажется только теснее, не снят с повестки дня. Тэпскотт не спешит с ответом, ссылаясь на то, что будущее трудно предсказать.

"В самих технологиях нет ничего, что бы могло гарантировать разумное использование их преимуществ. Те, кто создает системы организации частной жизни, управления и труда, в конце концов всего лишь люди", - констатирует он.

Тэпскотт призывает руководителей информационных служб обратиться к своему чувству социальной ответственности, а также использовать свои технические навыки для формирования будущего общества, основанного на применении новейших цифровых технологий.

"Только так, - заключил он, - мы сумеем добиться того, что эпоха объединенного посредством Сети разума станет эпохой сбывшихся надежд".

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями