И в России, и во всем мире наиболее популярной ныне частью Internet является всемирная информационная паутина - World Wide Web. Что представляет из себя российская часть паутины?

К семи сотням WWW-серверов, имевшимся в начале этого лета, к сегодняшнему дню прибавилось почти 2500 новых. Услугами Internet в режиме электронной почты в России пользуются около 500 тыс. человек. В режиме же постоянного IP-соединения работают от 25 до 50 тыс. индивидуальных пользователей. Если первая группа за год увеличивается примерно в два раза, то вторая - в четыре! В ближайшее время следует ожидать того, что подавляющее большинство пользователей Internet будет иметь доступ к WWW. И это без учета использования Internet в корпоративных сетях (intranet), которое также растет удивительно быстро. Высокий профессионализм наших инженеров позволяет надеяться, что некоторые отечественные фирмы будут служить примером эффективности intranet-технологий даже для наших европейских коллег!

Любопытные цифры получены РОЦИТ: если летом этого года до 85% всех работающих в режиме IP-соединения являлись жителями больших городов, то сегодня их доля снизилась до 80%. Доля москвичей - с 75% до 65%! Размывается понятие периферии - информационной глубинки! До половины всех, работающих с WWW, имеют доступ к Internet со своего рабочего места и из дома одновременно. Около трети - владельцы, руководители фирм или администраторы высокого ранга. Почти 20% посетителей компьютерных или околокомпьютерных выставок, заинтересовавшихся возможностями Internet, не работают в компаниях, связанных с компьютерными технологиями. Заметим, что эти данные собраны на "специализированных" выставках, где подавляющее большинство посетителей - инженерно-технические работники с компьютерной специализацией! Среди новых пользователей Internet растет доля журналистов, бизнесменов, деятелей искусства, государственных и муниципальных служащих.

Любой социальный эффект становится ощутимым, когда начинает работать закон больших чисел. Для этого количество пользователей Internet должно быть не менее 10% от населения страны. Даже лидер в области развития Internet - США - только в 1996 году достиг этого уровня. Перед массовым применением Internet возникает объективный экономический барьер, который выражается в уровне затрат, необходимых для приобретения и поддержания доступа в "сеть сетей". На сегодняшний день этот барьер складывается из фиксированной части (цена компьютера, модема, подключения и программных средств) и переменной части (затраты на поддержание пользовательского трафика в сети). По оценкам РОЦИТ, для России фиксированная часть составляет около 1000 долл. Переменная определяется оператором Internet и, в среднем, достигает 3 долл. в в час с учетом платы за трафик. Нетрудно заметить, что при средней заработной плате в стране 170 долл., затраты, необходимые для выхода на "всемирную информагистраль", сравнимы со среднегодовым заработком. Маркетинговые исследования показывают, что шансы стать массовой имеет услуга (или товар), затраты на которую близки к одной десятой годового дохода граждан. Аналогичные выкладки для США показывают, что в этой стране услуги Internet не дороже одной десятой среднегодового дохода американцев. Наличие же в США операторов связи, предлагающих фиксированную месячную плату за подключение к Internet позволяет говорить о том, что экономико-социальный барьер перед выходом в Internet здесь чрезвычайно низок.

Очевидное первенство США в количестве услуг, получаемых через Internet, обеспечено ранним стартом Internet в этой стране и великолепной телекоммуникационной средой. По сведениям американских экспертов, ежегодный рост количества установленных WWW-серверов в США начиная с 1992 года, достигает 100%. Тем не менее США отнюдь не являются всемирным "лидером по качеству" использования WWW. Европа здесь имеет некоторое преимущество. "Плотность" информационных объектов ("хостов") на душу населения гораздо выше во многих европейских странах. Наивысших показателей в использовании Internet в мире достигли наши соседи из Финляндии и Швеции. При этом никто там не страдает от потери самоидентификации и не борется с информационной экспансией англоязычного мира путем "отключения" страны от Internet.

Сейчас все человечество начинает работать над созданием собственных WWW-страниц. Скоро этой возможностью будет пользоваться каждый человек, причем так же легко, как получать паспорт или другое удостоверение личности. Каждый из нас вправе сообщать о себе миру только то, что хочется. Предоставление ложной информации может быть использовано в каких-либо корыстных целях, но это вполне поддается регулированию с помощью уже существующих законов и этических норм. Хотя понятно, что сумма всех текстов, написанных людьми, является зеркалом, в котором мы видим самих себя. Это в такой же степени касается "печатной" литературы, как и "гипертекстовых публикации". На одной и той же бумаге можно опубликовать и "Маленького принца" и "Майн кампф". Точно так и Сеть является лишь носителем того, что каждый человек в нее отправляет. В то же время, в отличие от традиционной книги, Сеть с ее гипертекстом обладает чертами живого существа: вы можете спрашивать Сеть, отвечать на ее вопросы, сердиться на ее неповоротливость, изучать ее строение, любоваться информацией, таящейся в ее просторах. Именно это, а отнюдь не трехмерные компьютерные игры, и является виртуальным миром - объектом, который создан нами и существует благодаря нашей деятельности. Internet - это живая книга человечества, которая развивается вместе с нами и служит нам постольку, поскольку мы в состоянии создавать и поддерживать ее информационные ресурсы.

Другое дело, если отдельный индивидуум начнет размещать информационные материалы, ему не принадлежащие. Ведь секретность информации определяется ее законным владельцем. Поэтому, если мы хотим избежать несанкционированного распространения своих тайн, их не следует помещать в узлы общедоступной сети. Не приходит же нам в голову наговаривать свои тайны на автоответчик? Для хранения такой информации есть специальные места и методы доставки. По этой части, я надеюсь, в нашей стране есть много высококлассных профессионалов. А вот для ведения бизнеса иной раз необходимо обмениваться с партнерами конфиденциальной информацией. И я хотел бы иметь возможность, в ряде случаев, хранить и передавать зашифрованную частную (то есть мою) информацию. И защита моих интересов, как Гражданина, должна быть одной из функций Государства. Так же, как и моя ответственность перед Государством должна включать заботу о его процветании, защите его интересов в области его, Государства, конфиденциальной информации.

Единственное, чего хотелось бы избежать - так это серьезного нарушения баланса взаимных интересов. Ограничения на криптографию не облегчают ведение деловой переписки и принципиально не могут уберечь от распространения конфиденциальных сведений. И не предотвращает, кстати, обмена сообщениями, сформированными с помощью условных кодовых слов, вроде фразы "пора косить траву", означающей на самом деле команду для взрывника. И уж ни в коем случае не должна страдать от введения ограничений на криптографию информация в корпоративных сетях предприятий. Частная информация должна оставаться частной, даже если она циркулирует между рабочими местами, расположенными в разных частях света. Если единственным механизмом обеспечения такого режима окажется криптозащита, она должна быть применима без учета географических границ и вне какой-либо юрисдикции, кроме всемирной (если таковая появится). Защита информации есть категория экономическая: требуя открытой передачи данных, готовы ли мы возместить пострадавшим все возможные убытки?

Некоторые прогнозы на будущее:

  • основные игроки на рынке ISP-услуг в России еще не выявлены. В течение полугода следует ожидать резкого увеличения числа "провайдеров", причем рынок сохранит имеющееся сейчас соотношение 10-90, когда 10% провайдеров будут обслуживать 90% пользователей. Под вопросом окажется положение сегодняшних "великих ISP" ("Демос", "Релком", "Россия-он-Лайн");
  • не позже, чем через год, произойдет выход на рынок ISP мощных телекоммуникационных корпораций - первичных владельцев каналов;
  • в течение ближайшего года появятся провайдеры, работающие с фиксированной ежемесячной оплатой за подключение к Internet на уровне до 50 долл.;
  • корпоративные пользователи поймут практические преимущества технологии intranet раньше, чем системные интеграторы. В отличие от технологии клиент-сервер, которая была введена в широкое применение фирмами-разработчиками, intranet, преимущественно, "вытянут" пользователи;
  • доступ россиян к информационным ресурсам Internet не будет ограничен.
  • Россия, в которой создание объектов интеллектуальной и культурной ценности имеет беспрецедентную историю, должна стать одной из великих информационных держав.


Вмешательство правительств сковывает развитие Internet в Азии

Страны Азии, упорно воздвигающие преграды для Internet, рискуют остановиться в своем экономическом развитии, и в развитии телекоммуникаций в частности. Проблемы возникают сразу, как только сеть внутри страны начинает расширяться и в нее во множестве включаются индивидуальные и корпоративные пользователи, как это сейчас происходит, например, в Китае, Вьетнаме и Сингапуре. Однако в условиях замкнутого информационного пространства пользователи не могут быть вполне спокойны, выходя в World Wide Web.

Возможно, эта неуверенность как раз и является скрытой целью правительственных кругов, однако такая стратегия - палка о двух концах. Согласно докладу, подготовленному исследовательской организацией PERC (Political & Economical Risk Consultancy), правительства таких закрытых экономических систем, как Китай и Вьетнам, ограничивая доступ в Internet из опасения, что пользователи могут заняться "подрывной" деятельностью, "предоставляют им жалкий суррогат действительной сети, а это не может продолжаться долго".

Правительство, обеспокоенное возможным дестабилизирующим воздействием Internet, накладывает ограничения на доступ к сети весьма своеобразными способами. Так, например, южнокорейское законодательство содержит акт, запрещающий доступ к страничкам Web Северной Кореи, причем ясно излагается, какие именно ограничения наложены и какова мера ответственности пользователей за нарушения.

В последнее время для большинства авторитарных государств наметилась очевидная тенденция: чем больше правительство намерено сдерживать развитие Internet в стране, тем охотнее на словах оно выступает за развитие духовности. Китай снова объявляет кампанию "вперед, к духовноразвитой цивилизации!". Однако, независимо от провозглашаемых лозунгов, правительство держится за рычаги управления Internet не во благо развития культуры в стране, а по иным причинам: дабы не утерять экономическую и политическую власть.

Такой расклад играет на руку только местным монополистам средств связи, давая им, согласно выводам PERC, "удобную отговорку, чтобы держать дверь на замке, да чего доброго не накликать конкурентов. А в то же время издержки на цензуру растут с каждым днем в геометрической прогрессии по мере расширения спектра услуг международных телефонных линий, а следовательно, и контактов с внешним миром".

Очевидно, что как по политическим, так и по техническим причинам темпы распространения Internet на страны Азии не скоро еще приведут к тому уровню охвата, который характерен для Сети в развитых странах. В принципе, самые высокие показатели в Азии демонстрирует Сингапур, а это всего 5%, то есть около 150 тысяч пользователей из числа жителей больше 3 млн. Что касается Филиппин, Индонезии, Китая - там пользователей не более 20 тысяч. PERC предлагает следующий взгляд на регион, с особыми комментариями по каждой стране и территории:

ГОНКОНГ: Internet находится в руках частного сектора. Десятки поставщиков предлагают услуги контингенту пользователей, насчитывающему примерно 200 тысяч юридических и физических лиц. К концу 1997 года их число, вероятно, возрастет до 480 тысяч. Несмотря на то, что правительственные учреждения являются крупными клиентами, наибольшая активность все же отмечена в среде негосударственных организаций, в том числе деловых кругах, в школах, средствах массовой информации и некоммерческих (зачастую "подрывной" ориентации) групп. Выдержка из доклада PERC: "Это по большей части пестрая мозаика выходов в Web, которую Китай предпочитает держать на расстоянии вытянутой руки от отечественных пользователей". В связи с этим любопытно, что же сделает правительство с Internet после того, как Гонконг будет вновь возвращен под китайское управление в июле 1997 года.

ИНДОНЕЗИЯ: В деловой части Internet царят строгие правила, в остальном это среда достаточно либеральна. Журналы, равно как и политические группировки, которых зажимают в других местах, до сих пор чувствовали себя в джунглях Web относительно свободно. Еще в марте этого года правительство заявило, что не предусматривает контроля за содержанием Internet, однако уже в начале ноября руководители государства решили, что законодательство по радиовещанию и телевидению должно охватывать и средства контроля Internet. По статистике в стране имеется 20 тысяч пользователей, их численность возрастает примерно на 10% каждый месяц.

МАЛАЙЗИЯ: Правительство с восторгом приветствует все позитивные сдвиги в развитии, привнесенные Internet. Более того, в его планах значится создание так называемого "Мультимедийного Суперкоридора". Эту зону экономического развития предполагается оснастить телекоммуникационной инфраструктурой мирового класса. С целью привлечения производителей программного обеспечения, микросхем и т.д. объявлен правительственный заказ. Правительство беспокоят постоянные выступления оппозиции и засилье порнографии в Internet, и тем не менее "вопрос цензуры сети, судя по всему, не представляет собой первостепенного интереса национального масштаба". В Малайзии насчитывается около 50 тысяч подписчиков Internet.

ФИЛИППИНЫ: Учитывая жестокую конкуренцию среди "невероятного количества" сервисных компаний и отсутствие какого-либо контроля за содержанием, Филиппины являют собой сетевой аналог "Дикого Запада". Согласно последним подсчетам, сервисных компаний в стране 79, и это в расчете на 20 тысяч пользователей. Конкуренция, равно как и резкий подъем в сфере телефонизации страны, привели к соответствующему расширению Internet. В следующем году, по оценкам PREC, она вырастет в три раза.

СИНГАПУР: В отношении Internet Сингапур показывает всей Азии пример высоких темпов развития, поставив задачу к 2000 году подключить каждую семью к национальной мультимедийной сети. Не менее интенсивно меняется законодательство в этой области. Так, политические и религиозные организации по закону обязаны пройти особую регистрацию, а доступ к распространителям порнографии заблокирован. Самым заметным следствием ужесточения законов стало снижение роста числа пользователей (сейчас их насчитывается 150 тысяч), причем прирост численности замедлялся в полном соответствии с темпами установки proxy-серверов, фильтрующих содержание нежелательного характера.

ЮЖНАЯ КОРЕЯ: По сути, Internet стала двигателем и проводником свободы слова в стране, не избалованной свободами печати и прочих средств массовой информации. В докладе упоминается, "с какой сердечностью корейцы относятся к Internet". Местные и иностранные компании, правительственные агентства, школы, научно-исследовательские центры и некоммерческие организации - все с энтузиазмом бросились устанавливать у себя Web-страницы, чтобы получить выход во внешний мир. Единственным табу оказалась любая информация о Северной Корее, причем запрет на эту информацию вызвал ожесточенные споры вокруг цензуры в целом.

ТАЙВАНЬ: Internet в Тайване PERC характеризует как наиболее профессиональную и в то же время самую узкую сеть. Хотя она изобилует всякими интересными "примочками", ей, как ни странно, не хватает разнообразия и, что называется, своего лица, что отличает сеть в любой другой стране. И не то чтобы правительство вплотную занималось цензурой Internet - скорее, вследствие неизжитых привычек недавнего авторитарного прошлого содержание как-то небогато, нет ни настоящего анализа, ни дискуссии. Похоже, что тайваньская Internet сможет испытать подъем не раньше 1997 года, если, конечно, Китай предпримет шаги по "прочистке" Internet в Гонконге и Тайвань станет "островным отделением связи Китая".

ТАИЛАНД: А вот Таиланду предстоит пройти еще немало, прежде чем забрезжит что-то похожее на настоящую сеть Internet. Больше по расхлябанности, чем по недомыслию, как говорится в докладе, "темпы развития таиландской Internet сдерживаются плохими техническими условиями инфраструктуры при завышенных ценах". Даже к концу 1997 года количество пользователей в стране вряд ли превысит 140 тысяч при населении в 60 млн. человек. При этом случаи коммерческого использования Сети весьма редки. Основным оплотом Internet в Таиланде стали учебные заведения, которые пытаются сделать хоть что-нибудь для преодоления повсеместного дефицита доступа в Internet. Надо отметить, однако, что цензура, как политическая, так и культурная, в стране отсутствует.

- Джон Скиллингс

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями