Михаил Борисов

Открытых систем больше нет. Нет, не Издательского дома "Открытые системы" больше нет, ему я желаю долгие лета... Нет больше технологии, концепции, идеологии, фетиша, в конце концов, под названием "открытые системы". Увлеченные спорами и борьбой "за" открытые системы и "против" них, мы не заметили, как попали внутрь. Теперь это не что-то внешнее, что можно хвалить и ругать с беспристрастностью стороннего наблюдателя. Это вокруг, а мы - внутри. Открытые системы не перестали существовать, просто все системы вдруг (или не вдруг, но заметили мы это неожиданно, как бывает с детьми: росли-росли и вдруг - взрослые) стали открытыми. Свидетельств тому множество, и самое, пожалуй, убедительное - Internet. Internet со всеми его эксплорерами и навигаторами. С модной вещицей intranet. Неожиданно накатила, вдруг, волна и смыла все закрытое. Все самое святое для любого апологета открытых систем вдруг стало достоянием самой широкой, и даже не самой просвещенной, общественности. Многие и не знают даже, что "серфая" по закоулкам Internet, они наблюдают открытые системы в действии.

Открытых систем больше нет. Из гусеницы вылупилась бабочка, разрозненные единицы слились во взаимном экстазе в единое информационное пространство. Никому нельзя отстать. Нельзя вырваться из этого потока открытости. Каждый с каждым! Что "чатают" (не путать с читать) в Японии, должны "чатать" на Огненной земле. Никаких преград. Никаких ограничений. Netscape Navigator и Java. Еще один шажок, еще полшажка, и мечта о платформонезависимой операционной системе у нас в кармане. Клиент-сервер стремительно вытесняется браузером. IBM делает мэйнфреймы для Internet. Рабочие станции уже не стоят особняком, привлекая лишь самых отпетых. Персональные компьютеры уже давно не персональные. Все смешалось. Apple делает корпоративные серверы под Unix. Закрытая система вдруг стала открытой. Navigator - везде. Java исполняет скрипты на любой платформе. Открытых систем нет. Теперь это синоним слова "система". Сегодня уже нельзя делать неоткрытые системы, сразу остаешься в стороне от потока.

Теперь понятно, когда это началось. Около года назад прекратили свое существование сразу несколько Unix-журналов (с чем, как не с "Unix", ассоциировались открытые системы). Нам, отсюда, было странно. Объяснение, которое я услышал тогда, звучало примерно так: "Unix перестал быть самоценным, он стал частью центрального потока (mainstream), его место не в специальных изданиях, а в общекомпьютерной прессе". Именно тогда начался всеобщий энтузиазм вокруг Internet (еще одного непременного и традиционного атрибута Unix и открытых систем). Чтобы не остаться в стороне, даже Microsoft была вынуждена действовать в стиле открытых систем, затем, правда, поворотив дышло в наезженную колею. Общественность негодует, Билл Гейтс гнет свое. В результате всех этих процессов стремительно перестают существовать все те сущности, которые казались незыблемыми еще год-два тому назад. Теперь у нас впереди Единое Информационное Пространство. Его нельзя построить на базе закрытых технологий. Оно объединяет в себе все платформы, все операционные системы, любые приложения и системы связи.

Приложения для обычных систем уже замещаются приложениями для браузеров. Еще есть нерешенные проблемы, стоящие на пути замены систем клиент-сервер в корпоративных сетях на решения в стиле intranet, но решения их уж предлагаются. Пусть они пока несовершенны, но пройдет еще немного времени, и они смогут предложить функциональность на уровне идеологии клиент-сервер и, как водится (все новое развивается гораздо активнее старого), станут лучше, функциональнее и проще.

Персональные компьютеры традиционно противопоставлялись открытым системам. Но как ни странно, именно они стали прообразом нового информационного пространства. Именно они продемонстрировали всем преимущества стандартного подхода и открытой архитектуры. Именно они сейчас являются ключевым элементом того нового, что произросло из семени, брошенного в землю открытыми системами. Уже почти неважно, с какой операционной системой работает тот или иной компьютер, важно лишь, чтобы он умел взаимодействовать с другими и исполнять нужные программы. Скоро станет неважно совсем. Традиционные производители тех систем, которые принято было ассоциировать с открытыми, сейчас без зазрения совести ставят свои машины в один ряд с машинами традиционных производителей персональных компьютеров. Просто сегодня их сфера применения практически одна и та же. До мэйнфреймов и суперкомпьютеров им, конечно, еще далековато, но может статься, что ничем, кроме размеров, и мэйнфреймы вскоре похвастать не смогут. Просто они станут старшими братьями в платформнонезависимой семье, превратятся в центральные машины, обслуживающие крупные регионы.

Если intranet сможет совершить революцию, на которую замахивается, скоро не останется вычислительных систем в традиционном смысле слова, кроме избранных мест, открытость которым в принципе противопоказана. Активное развитие мобильной и спутниковой связи не оставит в стороне даже те системы, которые не привязаны к одной точке в пространстве. Вычислительные комплексы на кораблях, самолетах и компьютеры в автомобилях, - все станут элементами открытого поля единого пространства.

Пришло время, и появились Internet-терминалы, или сетевые компьютеры, как вам больше нравится. Это еще один виток к открытым системам. Они становятся универсальным устройством, предоставляющим пользователю открытый доступ всюду. Эти устройства - доведенная до экстремума идея открытости.

Открытые системы сделали свое дело, они теперь вокруг нас. Они стали тем зерном, из которого выросло дерево. Зерна уже нет, а дерево - вот оно.

Михаил Борисов - издатель еженедельника "Computerworld Россия". С ним можно связаться по электронной почте: mike@osp.ru

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями