Интервью с директором отдела консалтинга компании Price Waterhouse Раулем Фабре

PictureВы первая консалтинговая компания, вышедшая на российский рынок?

Не первая, но одна из первых. Вообще-то у нас был офис в Санкт-Петербурге, но нам пришлось его закрыть после революции. Второй раз мы начинали с очень маленького отделения, но росли очень быстро, и теперь у нас в России позиции сильней, чем у конкурентов из "шестерки".

Что такое консалтинг, и как отдел консалтинга взаимодействует с другими отделам вашей компании?

Существуют четыре основных направления нашей деятельности: услуги по аудиту, налоговые консультации, финансовые консультации и MCS (Management Consulting Services) - консалтинговые услуги по организации работы предприятия. В России мы двигаемся по всем четырем направлениям. MCS - самая быстро развивающаяся часть нашего бизнеса, как во всем мире, так, в частности, и в России. В MCS существуют два направления: CI и IT. В понятие CI (Change Integration) входят консультации по реорганизации всей структуры предприятия, необходимой для повышения его конкурентоспособности; поиск новых рынков и направлений деятельности; выбор кадровой политики, обучение специалистов, способных поддерживать новую стратегию предприятия, а также BPR - реинжиниринг. IT - консалтинг по информационным технологиям - тоже включает несколько направлений. Первое - стратегическое планирование IT. Оно тесно связано с Change Integration. Кроме того, мы занимаемся инсталляцией ПО и системной интеграцией. У нас огромный опыт работы с R/3 (SAP) - более 1800 консультаций Price Waterhouse по SAP во всем мире, и мы очень тесно сотрудничаем с Baan. Эта компания не так широко известна в России, как SAP, однако она поставляет очень хорошие пакеты ПО. Я считаю, что вместе с R/3 они могут удовлетворить большинство запросов фирм, нуждающихся в ПО для ведения бизнеса.

Известно, что сейчас, например, с SAP в России очень активно сотрудничает компания Andersen Consulting. У вас своя ниша в консалтинге, или сферы интересов почти идентичны?

Я бы сказал, что во многих областях мы являемся конкурентами. Но наши конкуренты из "большой шестерки" сильнее ориентируются на интернациональные корпорации, а мы с самого начала рассматривали Россию как зону своих стратегических интересов, поэтому у нас очень мощная поддержка из центрального офиса. Наши центры подготовки специалистов по SAP, расположенные в Филадельфии и Германии, считаются одними из лучших. Наша компания занимается разработкой для SAP инструментальных пакетов. Сейчас у нас есть курс по R/3 ToolKit для специалистов, внедряющих программное обеспечение SAP. Этот пакет разработан в Price Waterhouse.

Ваши специалисты работают вместе со специалистами из той компании, где установлен предложенный вами пакет?

Конечно, мы не все делаем сами. Иногда мы пользуемся услугами наших партнеров, в их числе часто оказываются российские компании, иногда используем субподрядчиков. Если у нас не хватает ресурсов в России, мы всегда можем обратиться за помощью в головные отделения нашей компании. Все зависит от пакета. Наша задача - прежде всего передать технологию клиенту, которого мы, конечно, продолжаем консультировать и далее. Однако, в идеале, мы должны сделать так, чтобы клиент не зависел от нас и мог обслуживать систему самостоятельно после того, как специалисты Price Waterhouse завершат свою работу. Поэтому с клиентом и его специалистами по информационным технологиям мы работаем в самом тесном сотрудничестве.

Вы, видимо, концентрируетесь на больших проектах?

Да, у нас есть очень крупные проекты в областях, на которых мы фокусируем свои усилия: это нефтегазовая промышленность, банки, телекоммуникационные компании и крупные российские промышленные предприятия. К сожалению, я могу назвать не всех наших клиентов. В настоящее время мы, например, внедряем SAP R/3 в крупной пароходной компании. Ее специалисты прошли подготовку, которая ни в чем не уступает учебным программам консультантов Price Waterhouse. Мы осуществили стратегическое планирование информационных систем в двух крупных банках. Последнее время Price Waterhouse очень много внимания уделяет телекоммуникационным компаниям - поставщикам телефонных и других телекоммуникационных услуг.

А с государственными и правительными организациями вы имеете дело?

Конечно, это очень важный для нас сектор рынка. С самого начала мы очень тесно сотрудничали с "Мосприватизацией", развернули не одну информационную систему, развивали телекоммуникационную структуру. Мы постоянно сотрудничаем с "Госкомимуществом РФ": помогали им создавать национальную систему ваучерных аукционов, разрабатывали для этого новое ПО и тестировали существующее, разрабатывали требования по его сертификации, помогали закупать необходимую технику, организовывали телекоммуникационные сети и обучали местный персонал. Однако мы добились успеха не только в России. На Украине среди наших клиентов "Фонд Госкомимущества", где мы в рамках программы массовой приватизации проектировали, разрабатывали и внедряли, например, электронную аукционную систему, помогали в отборе и приобретении техники. Для Министерства статистики Украины мы осуществляли стратегическое планирование информационных систем и услуги по компьютеризации. Мы также разработали и внедрили программное обеспечение для двух региональных бирж.

Разрабатываете ли вы ПО специально для России?

Да. Сейчас мы работаем над двумя проектами ПО для России.

Это связано с локализацией SAP? Приспосабливаете ли вы, скажем, пакеты к российскому налоговому законодательству?

Как известно, R/3 и R/2 уже переведены на русский, как, впрочем, и Baan. За локализацию продуктов SAP отвечает SAP, за локализацию Baan - Baan. Price Waterhouse обеспечивает локализацию той части, которая специфична для Price Waterhouse. Для этого мы пользуемся помощью как SAP, так и Baan, а также и местных партнеров. Из "большой шестерки" никто не уделяет так много внимания Baan, как мы. И никто из них не занимается системной интеграцией так серьезно, как мы. У нас представлен весь спектр услуг по IT: разработка систем на заказ, инсталляция пакетов, системная интеграция. Наши конкуренты не работают во всех трех областях. Как правило, они ограничиваются установкой пакетов.

Ваша стратегия в России отличается как-то от той, которой вы руководствуетесь в других странах?

В целом стратегии очень похожи. Когда мы разворачиваем свою деятельность в какой-то новой для нас стране, мы совмещаем знания и опыт как специалистов этой страны, работающих в Price Waterhouse, так и зарубежных сотрудников. Мы также обучаем наших местных консультантов методологиям Price Waterhouse и предоставляем им возможность обучения за рубежом. Так, например, более десяти российских специалистов прошли обучение (и получили сертификацию SAP) в нашем учебном центре в Филадельфии. Кроме того, десять специалистов из России работают в качестве сотрудников Price Waterhouse над американским правительственным проектом, разрабатывают очень большую систему. Вернувшись в Россию, они смогут работать более эффективно. Это - лишь некоторые примеры. На российском рынке мы продвигаемся чрезвычайно быстро, быстрей, чем на многих других, а это требует привлечения больших ресурсов, больших инвестиций.

Можно ли сравнивать опыт работы в России с опытом в других развивающихся странах, например в Китае, Малайзии?

Я сам работал в Китае, немного работал в Индонезии. Конечно, Азию мы расцениваем как очень важный для нас рынок. У меня был выбор: поехать в Россию или в Китай. Я поставил на Россию и, конечно, верю, что именно у России более высокий потенциал. Россия не похожа ни на одну страну в стадии переходного периода. Она отличается своими огромными размерами, из-за чего работать иногда очень трудно, а также богатейшими природными ресурсами. Но, может быть, главное богатство Росии - ее люди, очень сильные профессионалы. И в этом большое отличие от других стран. Китай тоже обладает очень большим потенциалом, но это совсем разные страны, и я не хотел бы их сравнивать. Я думаю, что в конце концов Россия будет успешно конкурировать с США.

Раз в России есть такие профессионалы, почему бы им не создать продукты, которые смогут конкурировать с SAP и Baan? Может быть, понимание черт, специфичных для России, перевесит мощь и универсальность этих пакетов?

В России все-таки не накоплен достаточный опыт по части бизнеса. Банковское дело относительно ново для России, если сравнивать с Западом. Эккаунтинг еще находится в переходном возрасте. Разница между западными и российскими пакетами прежде всего в том, как они отражают разные черты практического бизнеса. Проблема не столько в технологии, сколько в видении бизнеса. У большинства западных пакетов есть серьезная база: работа, которая велась в течение многих лет. С другой стороны - существует не так много компаний, которые могут себе позволить большое инвестирование в разработки. SAP очень много тратит на исследования и поэтому имеет возможность все время обновлять свои продукты. Так что российские решения вероятно появятся в не очень далеком будущем, но и не в ближайшие несколько лет. В Price Waterhouse мы стараемся комбинировать западный опыт ведения бизнеса с российскими ноу-хау, как в технологии, так и в бизнесе, ведь потребности бизнеса в России очень специфичны. Большие и сложные западные пакеты имеют очень много параметров настройки - по нескольку сотен - которые нужно конфигурировать для конкретных условий. Многие из этих пакетов проектировались сразу для интернационального рынка, поэтому гибкость заложена в них изначально. С другой стороны, во многих случаях неудачных инсталляций обвиняют ПО, хотя на самом деле виновато не ПО. Организация должна обладать некоторой гибкостью реорганизации своих бизнес-процессов, чтобы можно было реализовывать возможности ПО. Конечно, нельзя переделать все бизнес-процессы только для того, чтобы они соответствовали ПО, но найти разумный компромисс при этом можно.

Такие пакеты, как SAP и Baan, существуют в самых разных конфигурациях. Есть ли в России инсталляции, сравнимые с крупными инсталляциями на Западе?

Тут трудно сравнивать. У Price Waterhouse есть инсталляция для крупной американской компании, которая (инсталляция) оценивается приблизительно в 100 млн. долл. С такими проектами российские проекты сравнивать не стоит. Речь здесь может идти о проектах от сотен тысяч долл. до нескольких миллионов. Инсталляции в миллионы долл. в России не редкость. Для западных предприятий из финансовой сферы характерны 2,5% от дохода, которые выделяются на информационные технологии. Если доход компании составляет 100 млн. долл., она может вкладывать в них 2,5 млн. долл. В России, конечно, много компаний, доход которых намного превышает названную сумму. Им, безусловно, нужны большие и сложные информационные системы, которые хотя и стоят многие миллионы долларов, однако могут дать очень весомые преимущества.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями