Я никогда в жизни не занимался самопсихоанализом и не задумывался над тем, какой у меня менталитет. Теперь она (Варя) меня завела, и я всю ночь и все утро думал про менталитет программиста, есть ли он вообще и если есть, то каков он. Можно рассматривать эту заметку как дилетантский опыт социального психоанализа.

Я заканчивал механико-математический факультет Московского государственного университета. Это было давно, и тогда слово "программирование" среди студентов было бранным. Мы все считали себя математиками, и пойти работать программистом считалось почти столько же постыдным, как наняться в стукачи. Но так было только на младших курсах. По мере взросления каждый человек склонен более разумно оценивать свои возможности. Мне повезло, я обошелся (почти) без комплексов. Мой первый (во взрослой жизни) учитель, Олег Борисович Лупанов, всегда был очень конструктивным человеком, и, хотя он любил говорить "здесь кончается математика и начинается чистое программирование", мне постепенно стало ясно, что (конструктивная) математика невозможна без программирования, а настоящее программирование - это конструктивная ветвь математики. Именно Олег Борисович порекомендовал мне пойти на работу в Институт точной механики и вычислительной техники, в лабораторию номер пять, которой руководил Лев Николаевич Королев. Никогда в жизни я не жалел об этом шаге, и всегда гордился, горжусь и буду гордиться своим выбором и тем, что выбрали меня.

Пятая лаборатория была чисто программистской и выполняла проекты, связанные с разработкой операционных систем, компиляторов, систем автоматизации проектирования, систем машинной графики и т.д. Под одной крышей тогда работали Дмитрий Борисович Подшивалов, Геннадий Георгиевич Рябов, Борис Арташесович Бабаян, Виктор Петрович Иванников и другие умные и доброжелательные люди, которые получали настоящее удовольствие от своей работы. Если у меня и есть менталитет программиста, то он сложился именно в те годы (спасибо вам, Учителя).

Чем прекрасна работа программиста? По моему мнению, главным образом следующее. Во-первых, в отличие от работы чистого математика, который всегда страшно одинок, поскольку пребывает один на один со своей текущей проблемой, программисты (по крайней мере системные программисты) обычно работают хотя бы в небольшом коллективе. Мы всегда тратили не меньше половины рабочего времени на разговоры и обсуждения. Во-вторых, программист гораздо быстрее, чем чистый математик, получает удовлетворение от результатов своей работы. Это очень важно - увидеть реальные результаты своего труда. А когда начинает "дышать" коллективно созданная программная система, чувствуешь себя почти японцем, абсолютно и пожизненно преданным своей корпорации (к нашему счастью, мы все же не японцы: не хочу быть преданным пожизненно).

Конечно, все люди разные. Среди моих знакомых программистов есть, например, большие любители искусства, есть люди, которые кроме программирования занимаются только домашним хозяйством, есть люди (и их много), которые по денежным, семейным или другим причинам эмигрировали, есть люди (к их числу отношусь я сам), которым очень не хочется уезжать из нашей страны (мы все ее ругаем, но другой-то у нас нет).

Но вот что совершенно точно. Где бы мне не приходилось встречаться с друзьями-программистами, с кем бы только не случалось знакомиться (в России или за ее пределами), мы быстро понимаем друг друга. По-моему, нас просто тянет друг к другу. Может быть, это и означает общность менталитета. Кстати, интересно, что в Unix-сообществе люди еще ближе. Когда я приезжаю на собрание Большого совета EurOpen, то каждый раз просто поражаюсь, как радуются встрече абсолютно разные люди из 25-30 европейских стран. (Господи, сколько же у меня друзей, приятелей и знакомых!)

Это программисты открыли Мир. Это программистам, прежде всего, стало неважно, в какой стране живет коллега. Когда меня спрашивают о моей специальности, я гордо отвечаю: "Программист". Вот это мой менталитет (слышишь, Варя?). И еще у меня есть ностальгия (а как же без нее?). Это ностальгия по молодости, ностальгия по программированию. Но Экклизиаст был абсолютно прав, и не нужно пытаться войти второй раз. Знаю многих людей, которые пытались, но им даже не удалось замочить ноги.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями