себе и конкурентам, что в валютном коридоре дистрибьюция не только возможна, но и прибыльна. Правда, при этом Сергей Эскин, глава "Дилайна", наотрез отказался раскрыть перед журналистами годовой объем продаж компании ("эти цифры вы, вероятно, не сможете проверить, поэтому какой смысл их называть?"), сообщив множество других, столь же трудно поддающихся проверке, цифр. С марта по март месячные продажи "Дилайна" выросли в 300 раз, число дилеров достигло 650, а поставщиков - 33, из которых основными "кормильцами" были Hewlett-Packard, Epson, IBM, Compaq и ViewSonic. 30% продаж "Дилайна" пришлось на персональные компьютеры, 58% - на периферийное и 7% - на сетевое оборудование, 5% - на программное обеспечение.

Эскин считает, что этап становления компании, когда приходилось "расталкивать конкурентов локтями" и отстаивать свое место под рыночным солнцем, пройден. "Дилайн", по его мнению, занял около 15% дистрибьюторского рынка России, сделав (в отличие от главного конкурента RSI) ставку на классическую западную модель дистрибьюции, а также на средних и мелких дилеров, что принесло свои плоды и обеспечило "Дилайну" необходимый запас прочности в ситуации экономической и политической нестабильности. По словам Эскина, компания не собирается дальше расширять сферу влияния. Она вернется к агрессивным ценам и маркетингу только в том случае, если рынок начнет уменьшаться (например, если на летних президентских выборах в России победу одержат коммунисты), и сделает это, чтобы отстоять свою долю рынка.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями