Фирма-производитель программ выиграла дело против компьютерных пиратов

В самом начале этого года на компьютерном рынке случилось то, чего давно ждали, но во что с трудом верили. 9 января Госкомитет РФ по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур вынес решение по делу о нарушении торговой компанией "Наис" статьи 10 Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (в ней речь идет о "недопущении недобросовестной конкуренции... в том числе продаже товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности"). А теперь - перевод с юридического на русский: впервые после распада СССР фирма-поставщик компьютерных программ выиграла дело против компьютерных пиратов. Имя поставщика - "1С".

Нормальные герои всегда идут в обход

Во всем остальном мире подобные дела принято возбуждать в правоохранительных органах, а разрешать в суде. Но в России свои законы. Отделения милиции и прокуратура не горят желанием заниматься "пиратскими" делами. Суды тоже относятся к подобным делам прохладно, равно как и органы арбитража. Так, "тыкаясь во все дыры", Нуралиев дошел до Антимонопольного комитета, где нежданно-негаданно встретил желание такими делами заниматься. Первая жертва - ИЧП "Наис", торговавшее с двух прилавков в универмаге "Московский" нелегальными копиями "1С:Бухгалтерии" по цене в 25 тыс. рублей за дискету. "Навели" на "Наис" Нуралиева пользователи, купившие "1С:Бухгалтерию" в "Московском" и обратившиеся в "1С" за технической поддержкой, после чего выяснились изъяны пиратских копий: это были предыдущие версии со старыми формами бухотчетности и без нескольких файлов.

Действующие лица и исполнители

В одиночку это дело "1С" не вытянуло бы, прежде всего из-за отсутствия опыта. Поначалу весьма помогла BSA (Business Software Alliance), взявшая на себя хлопоты по ведению дела. Кроме того, пришлось обратиться в Союз потребителей - самостоятельно "1С" не могла, например, грамотно провести контрольную закупку, и в конце концов ее пришлось повторять совместно с Союзом потребителей.

Затем пришел черед экспертиз, которые должна была провести независимая организация. Что бы делала "1С", если бы в России не существовало РосАПО (Агентства РФ по правовой охране программ для ЭВМ) и его главы Георгия Виталиева, весьма активно принявшего участие в качестве эксперта в антипиратском разбирательстве?

История со счастливым концом в общей сложности длилась без малого год.

Уроки истории

УРОК 1. Статья 10, по которой удалось "прищучить" "Наис", действует лишь в отношении продажи товара; с помощью Антимонопольного комитета затруднительно покарать производителя нелицензионных копий, хотя в некоторых случаях это одно и то же лицо.

УРОК 2. Антимонопольный комитет стоит на страже прав потребителя. Именно в его пользу и было вынесено решение, обязывающее "Наис" расторгнуть договоры о купле-продаже (они были заключены с частным лицом, сдавшим пиратские копии "на реализацию") и возместить покупателям стоимость программ и моральный ущерб. "1С" не получил ни копейки, а лишь потратил солидные средства на оплату услуг адвоката из столичной Коллегии адвокатов. Впрочем, мало вероятно, что и потребители получат все сполна: среди них наверняка много иногородних (универмаг "Московский" расположен на привокзальной площади), которым нет смысла специально приезжать в Москву за 25 тыс. рублей. Что же до морального ущерба, то его надо оспаривать в суде, к чему большинство потребителей наверняка не готовы. Если же "1С" решит вчинить иск непосредственно "Наис", чьи объемы продаж были достаточно смехотворны и велись, скорее всего, ради "черной наличности", то придется иметь дело с обычным судом, правда, шансы выиграть дело повышаются из-за положительного решения Антимонопольного комитета.

УРОК 3. Разбирательство в Антимонопольном комитете по форме и сути является судебным, поэтому требует не только средств, но и упорства. Нуралиев вспоминает, что достаточно часто требовалось представить очередной документ, что-то подтверждающий или о чем-то свидетельствующий, а число таких бумаг исчислялось десятками. Поэтому такое дело легче вести российскому поставщику, у которого все документы под рукой. Для представительства западной компании в этом случае могут возникнуть проблемы - многие документы придется запрашивать из штаб-квартиры. Впрочем, обычное судебное дело часто требует того же.

УРОК 4. Одной компании подобное дело вести сложно, поэтому обычно оно ведется через специальную профессиональную организацию вроде BSA. Юлия Биллиг, представитель BSA в России, сообщила, что ею получено подтверждение от BSA в том, что эта организация отныне готова оплачивать ведение подобных дел - в случае с "1С" это, правда, сделано не было, за несколько дней до процесса оказалось, что платить адвокату придется "1С". Оплата со стороны BSA будет распространяться на все дела, однако с условием: компания-истец должна быть членом BSA (пока, помимо западных гигантов софтверного рынка, ее членами являются российские "1С", "Параграф-Интерфейс" и "Информатик"; близка к членству в BSA и компания Cognitive Technologies). Есть и еще одно пожелание у BSA: иск должен быть не от одной, а от нескольких компаний. Остальные участники рынка, не члены BSA, вынуждены будут сражаться с пиратами в одиночку - или заплатить вступительный годовой взнос в BSA в размере 5 тыс. долл.

УРОК 5. При всей прозрачности антипиратского дела даже в Антимонопольном комитете есть вероятность его проиграть. Небольшая компания "Наис" выставила достаточно опытного адвоката, а в поединке юристов-профессионалов речь зачастую идет не о том, кто прав и кто виноват, а кто кого запутает в процессуальных тонкостях.

Что делать?

Зададимся вопросом: в состоянии ли Антимонопольный комитет РФ стать тем каналом, с помощью которого можно реально повлиять на ситуацию с нелицензионным копированием компьютерных программ в стране?

Со стороны комитета препятствий не видно. Его представитель Сергей Скирда говорит, что они готовы и впредь принимать к рассмотрению подобные дела, отлично представляя себе, что считать их придется десятками - в этом случае в рамках комитета может быть, по его словам, создана специальная комиссия.

Но готовы ли компьютерные компании повторить подвиг "1С"?

Сам Нуралиев надеется на эффект лавины: "Мы лишь сказали "а"". Кто-то еще произнесет другие буквы алфавита, а в конце концов возбуждать антипиратские дела начнут отделения милиции - вот его логика. Впрочем, для "1С" в этом деле была и другая логика: после громкого дела торговцы будут хотя бы в первое время остерегаться торговать нелицензионной "1С:Бухгалтерией".

Остальные участники рынка пока не склонны повторять ходы "1С". "Честь и хвала "1С" за то, что компания создала громкий прецедент, - считает Евгений Ломко, коммерческий директор российской фирмы "Никита", разрабатывающей компьютерные игры, - однако это ход скорее из области рекламы и маркетинга". Он больше уповает на меры карательного свойства: "Если рейды ОМОНа на главное пиратское гнездо в Москве, [рынок у] ДК имени Горбунова, станут постоянными, а не разовыми (например, в ноябре прошлого года их было несколько, а потом - затишье), это ударит по пиратству значительно сильнее".

Сходное мнение у главы компании "БИТ" Давида Яна, который склонен рассматривать Антимонопольный комитет как один из возможных каналов борьбы, принесший пользу индустрии: "теперь у пиратов не будет ощущения безнаказанности". Его компания действует на этом же фронте, но на другом направлении: работает вместе с фирмами "Параграф" и "Микроинформ" с Комитетом при Президенте РФ по информатизации, причем плодотворно. Например, на последнем заседании комитета высокие чины МВД, по словам Яна, вели вполне конкретные беседы о технологии милицейских облав на Митинском рынке в Москве. Если их желание помочь индустрии не исчезнет, то в скором времени по этому рынку будут фланировать милиционеры с экспертами ПО: эксперт будет указывать пальцем на пирата, а милиционер - конфисковывать товар...


"1С" ПРОТИВ "НАИС".

ХРОНИКА СОБЫТИЙ

Начало 1995 года Обращение пользователей, купивших у "Наис" нелицензионные копии "1С:Бухгалтерии", в службу поддержки "1С"

Февраль 1995 Первая, неудачная контрольная закупка в универмаге "Московский", которую "1С" провела самостоятельно

Апрель 1995 Вторая контрольная закупка, проведенная вместе с Союзом потребителей. Официальное обращение в Антимонопольный комитет РФ

Май 1995 Представители "1С" и "Наис" вызваны в Антимонопольный комитет РФ. "Наис" прекращает торговлю нелицензионными копиями "1С:Бухгалтерии" в универмаге "Московский"

Весна-лето 1995 Экспертиза программ, проведенная РосАПО

Конец 1995 года Дело слушается в Антимонопольном комитете РФ

Январь 1996 Антимонопольный комитет выносит решение и предписание по делу


Не говори "гоп"...

Авторское право, в отличие от гражданского или даже уголовного, имеет недолгую историю, и в большинстве стран, в том числе и в так называемых "цивилизованных странах", в большей степени неразвито по сравнению с российским. Если говорить о защите результатов интеллектуальной деятельности, связанных с компьютерами, то Россия находится среди лидеров законотворчества. У нас с осени 1992 года действуют законы "О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных", "О правовой охране топологий интегральных схем", а с лета 1993 года - закон "Об авторском праве и смежных правах". Впрочем, правильнее было бы сказать "введены в действие", но не работают, что и было доказано судебным разбирательством "1С".

Компания "1С" пошла длинным и, если не самым простым, то, пожалуй, более безопасным путем. С законом "О защите прав потребителей" можно идти не только в Антимонопольный комитет, но и в гражданский суд, с гораздо большей уверенностью в исходе дела, чем с законом о защите программ, поскольку в пользу потребителей уже принято немало положительных решений. Иное дело - защита программ, дело доселе не знакомое, к тому же требующее технических знаний из области компьютерных технологий не только от адвоката, но и, пожалуй, от судьи. Расходы по гражданскому процессу несравнимо выше, результат непредсказуем, но в случае положительного для истца исхода можно получить не только от 5000 до 50000 минимальных месячных окладов, но и по праву снискать лавры первопроходца. Вряд ли убедительны ссылки на загруженность судов, поскольку, во-первых, дела подобного рода могут рассматриваться и в арбитражном и третейском судах, а во-вторых, судья может единолично вынести определение, что несколько упрощает процедуру. Кроме того, закон "Об авторском праве и смежных правах" уже несколько обкатан в судах (согласно закону о защите программ, последние приравнены в правах и механизмах защиты к произведениям литературы).

Увы, неработающие законы - вина не только нынешней судебной системы, но и самих пострадавших. К сожалению, BSA оказалась не в состоянии финансово помочь "1С". Странным является требование альянса подачи иска несколькими компаниями, поскольку, как правило, правами на программный продукт обладает одна компания или личность.

В "1С" сказали "а". Теперь, как кажется, им следовало бы добавить "б" и довести дело до конца, уже не в Антимонопольном комитете, а в суде.

- Анатолий Шкред

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями