Реклама

Секретным соглашением, предусматривающим создание подобной сети, стал уже принятый "Меморандум законодательных основ надзора за телекоммуникациями".

Официально сеть предназначается для борьбы с серьезными преступлениями и обеспечения национальной безопасности. Но фактически с помощью данной системы можно автоматически перехватывать любую электронную информацию, независимо от того, распространяется ли она по телефону (с использованием стационарных или мобильных аппаратов), по факсу или с помощью электронной почты. Перехваченные данные анализируются и классифицируются в зависимости от их направленности, после чего пересылаются заинтересованным органам.

Согласно информации, которой располагает редакция журнала Computerwelt Oesterreich, с помощью технологии, задействованной в создаваемой сети, можно будет перехватывать любую информацию, передаваемую в форме голоса или данных, а также контролировать местоположение абонентов сотовой связи.

Не за горами и то время, когда появится новое поколение коммуникационных систем, построенных на базе спутниковых беспроводных сетей. В настоящее время проводятся засекреченные испытания данных технологий. Одно из перспективных направлений - это создаваемая на базе спутниковой сети система

Система Echelon

Контроль информации, проходящей через европейские коммуникационные сети и сети передачи данных, стал возможен благодаря применению суперкомпьютеров и принятию общеевропейских законодательных актов, регулирующих использование баз данных и компьютерных сетей.

Структура контролирующей сети Европейского союза очень напоминает систему Echelon, которая в начале 80-х годов широко использовалась спецслужбами США, Канады, Великобритании, Австралии и Новой Зеландии. Сегодня все телефонные коммуникационные линии под колпаком у этих секретных служб.

Из Европы вся информация через спутник поступает из штаб-квартиры в Менвит-Хилле (Великобритания) в американский стратегический центр, расположенный в штате Мэриленд. Станция меньшего масштаба находится в немецком местечке Айблинг (Бавария).

Система Echelon в 1996 году была описана Никки Хейджером в книге Secret Power: New Zealand's role in the International Spy Network ("Секретное оружие: роль Новой Зеландии в международной шпионской сети"). В процессе работы над книгой Хейджер опросил более 50 человек, работающих или сотрудничавших ранее с секретными службами и знакомых с системой Echelon.

Эту систему контроля за распространением данных разработали и обслуживали сотрудники Агентства национальной безопасности США. Она позволяла перехватывать электронную почту, факсы, телексы и прослушивать международные телефонные спутниковые каналы.

Система использовалась Агентством национальной безопасности США (АНБ), Правительственным бюро обеспечения безопасности коммуникаций Новой Зеландии, Правительственным центром коммуникаций Великобритании, Канадским министерством безопасности коммуникаций и войсками связи Министерства обороны Австралии.

Система Echelon проектировалась не для просмотра отдельных электронных писем или факсов, но с целью непрерывного прослушивания огромного количества коммуникационных каналов. При идентификации и извлечении интересующих спецслужбы сведений широко применялись компьютеры.

В настоящее время основные усилия специалистов, обслуживающих Echelon, направлены на поиск нужной информации, содержащейся в письменных сообщениях (электронной почте, факсах и телексах). Впрочем, при необходимости контроль за спутниковыми голосовыми телефонными системами может осуществляться не менее эффективно, чем за системами связи в письменной форме.

В каждом из пяти центров Echelon широко используются специальные словари, с помощью которых можно найти ключевые слова, фразы, имена и географические названия. Это позволяет повысить эффективность взаимодействия спецслужб различных государств.

"И система Echelon, и другие телекоммуникационные центры перехвата информации, финансируемые Европейским союзом и Соединенными Штатами, позволяют эффективно препятствовать образованию очагов напряженности, с которыми невозможно справиться более демократическими методами", - отмечается в отчете английского научно-исследовательского института Statewatch.

Система TREVI

Идея создания сети безопасности, зародившаяся в эпоху "холодной войны", получила логическое развитие в 1991 году на конференции TREVI (Terrorism, Radicalism, Extremism and Violence), в которой принимали участие министры европейских стран, а также высокопоставленные представители Федерального бюро расследований (ФБР) США и Агентства по борьбе с наркотиками.

Делегации двух этих ведомств настойчиво рекомендовали членам Европейского союза, тщательно изучив юридические и технические аспекты создания сети безопасности в Европе, выработать предложения по ее практической реализации.

Представители Евросоюза и ФБР пришли к выводу, что либерализация телекоммуникационного сектора значительно снизила эффективность традиционных методов контроля.

На совместном европейско-американском совещании было рекомендовано привести национальные законодательства в соответствие со сложившейся ситуацией и обязать поставщиков телекоммуникационных услуг сотрудничать с полицией и органами безопасности. Кроме того, отмечалась необходимость разработки стандартов оборудования, позволяющего устанавливать надзор за распространением информации. К достигнутому соглашению планируется привлечь как можно больше стран. Те государства, которых не устроят предлагаемые условия, все равно будут поставлены перед необходимостью выполнять их, поскольку в существующее оборудование сетей ISDN уже сегодня встраиваются соответствующие системы контроля (см. http://www.poptel.org.uk/statewatch/).

Специалисты института Statewatch проанализировали документ Европейского союза, озаглавленный "Оценка технологий политического контроля", который был передан Генеральному исследовательскому управлению Европейского союза. Рабочая версия документа была опубликована 6 января 1998 года в Люксембурге (номер PE 166 499), http://mprofaca.cronet.com/atpc1.html.

Стремящиеся любой ценой искоренить терроризм министры юстиции и внутренних дел стран Европейского союза в январе 1991 года подписали в Люксембурге соглашение, которое предусматривает, в частности, более тесное взаимодействие органов национальной безопасности. Конкретные рекомендации не оглашались.

В ноябре 1993 года на первом заседании вновь образованного Совета министров юстиции и внутренних дел, проходившем в Брюсселе, была принята резолюция Interception of Telecommunications ("Перехват информации, распространяемой по линиям связи").

Европейский союз и ФБР создали специальную комиссию, призванную обеспечить взаимодействие различных систем в Европе и США, а также связать европейские коммуникационные системы с сетями безопасности в Гонконге, Австралии и Новой Зеландии. (Statewatch: "Interception of Communications", report to COREPER, Enfopol 40, 10090/93 Confidential, Brussels.)

В течение 1994 года черновой вариант принятого в Нидерландах соглашения, регулирующего порядок "законного контроля над телекоммуникациями", обсуждался Комитетом K4, который был образован после подписания Маастрихтского договора. В его задачи входят координация политики трудоустройства, иммиграции, предоставления политического убежища, а также вопросов законности в странах, входящих в Европейский союз. В составе Комитета работают руководящие сотрудники министерств внутренних дел, на которых и возлагаются обязанности по подготовке предложений, рассматриваемых Советом.

Резолюция, состоящая из трех частей, была принята в начале 1995 года, но окончательный ее вариант, который не публиковался почти два года, увидел свет лишь 4 ноября 1996 года в журнале Office Journal.

Основные положения первой части можно кратко сформулировать следующим образом: "Легально разрешенное прослушивание линий связи можно рассматривать как важнейшее средство защиты национальных интересов и обеспечения национальной безопасности, способствующее раскрытию серьезных преступлений".

Во второй части резолюции содержатся требования, предъявляемые к поставщикам сетевого и телекоммуникационного оборудования, членам промышленных групп и объединений, а также к частным лицам.

Третья часть документа представляет собой глоссарий основных определений.

В документе описываются способы, с помощью которых органы надзора за соблюдением законности могут не только перехватывать информацию, передаваемую по коммуникационным линиям в любой форме, но и определять факты подключения к конференциям, случаи переадресации телефонных звонков, набора телефонных номеров (даже если соединение не было установлено). Кроме того, появляется возможность в реальном масштабе времени уточнять местоположение конкретных лиц (например, выявлять местонахождение абонентов мобильной связи).

Операторы сетей связи и поставщики услуг обязаны будут выделять один или несколько постоянных каналов для перехвата распространяемой по коммуникационным линиям информации и передачи ее органам борьбы с преступностью". "При этом, если операторы используют различные методы кодирования, сжатия или шифрования информации, то данные должны поступать в соответствующие органы уже в расшифрованном виде". В отчете Statewatch цитируется текст резолюции, опубликованной в журнале Office Jornal, а также указывается, что "ни лицо, осуществляющее контроль за передаваемой информацией, ни другие уполномоченные лица, осведомленные о порядке работы системы перехвата и о количестве перехваченных переговоров, не имеют права предавать огласке сведения, полученные по служебным каналам". (Memorandum of Understanding Concerning the Lawful Interception of Telecommunications, ENFOPOL 112, 10037/95, Limite, Brussels, 25.11.95; к данному документу прилагался меморандум, принятый 17 января 1965 года).

23 ноября 1995 года меморандум подписали все 15 членов Европейского союза (включая Австрию), представленные министрами юстиции или внутренних дел.

В декабре 1995 года Комитет постоянных представителей государств, входящих в состав Европейского союза (The Committee of Permanent Representatives, COREPER), принял решение направить письмо международным организациям, разрабатывающим телекоммуникационные стандарты, в том числе Международной организации по стандартизации (ISO) и Международному союзу электросвязи (МСЭ). В письме, в частности, отмечалось, что телекоммуникационное оборудование и предоставляемые услуги должны отвечать требованиям, определенным Евросоюзом, а разработку перспективных стандартов нужно проводить с учетом необходимости перехвата сведений, представляющих угрозу национальной безопасности.

В ноябре 1995 года испанская делегация представила отчет, содержащий выдержки из законодательств стран-членов Союза, касающиеся порядка прослушивания телефонных переговоров.

В отчете указывалось, что принципиальная возможность перехвата информации в форме голоса, текста, данных или изображений предусмотрена законами всех европейских государств, а следовательно никаких непреодолимых юридических препон, связанных с использованием системы Echelon, возникать не должно.

В докладе испанской делегации, после обобщения результатов изучения законодательной базы каждой из стран, был сделан следующий вывод: Германии, Австрии, Дании, Люксембургу, Испании и Португалии достаточно внести незначительные изменения в уголовное законодательство, тогда как Бельгии, Франции, Великобритании, Ирландии, Греции, Норвегии и Швеции придется разработать новые законы, а Италии необходимо сделать и то и другое.

В странах Европейского союза обсуждаются дополнительные преимущества, которые получит полиция, если ей будет предоставлено право перехватывать всю информацию, исходящую от лиц, подозреваемых в связях с криминальным миром.

В то время как в других государствах основанием для начала информационного контроля должны служить объективные доказательства совершения преступления, в Австрии санкция на прослушивание телефонных переговоров автоматически влечет за собой полный перехват всей входящей и исходящей информации. (См. Report on the National Laws Regarding the Questionnaires on Phone Tapping - "Отчет о национальных законах, касающихся прослушивания телефонных переговоров", доклад представителей Испании на совещании Рабочей группы по сотрудничеству полиции различных стран, ENFOPOL 15, 4354/2/95 REV 2, Restricted, 13.11.95.)

В решениях Комитета K4 ничего не сказано о том, кто возьмет на себя расходы по конкретной реализации требований, определенных в Меморандуме. Должны ли необходимые мероприятия проводиться за счет органов правопорядка, сетевых операторов и поставщиков услуг или все финансовые затраты будут возложены на правительство?

В отчете правительства Германии говорится, что практическая реализация принятых резолюций выльется в астрономическую сумму. Только на осуществление контроля за мобильными телефонами потребуется свыше 4 млрд. марок.

Часть стоимости системы перехвата информации, возможно, будет оплачена за счет налоговых поступлений. Работы будут проводиться в рамках исследовательской программы ESPRIT. Программа предусматривает выполнение в 1997-1999 годах проекта TREVI (Text Retrieval and Enrichment for Vital Information), реализация которого должна будет решить проблему захлестнувшего мир "информационного наводнения", предоставив компаниям и индивидуальным пользователям средства фильтрации и выборки полезных сведений из распределенных документальных баз данных, которые размещаются на серверах корпоративных или общедоступных глобальных сетей, таких как Internet.


Не бойтесь, за вами следят!

Вопреки убеждениям оптимистически настроенных философов, ни одно из достижений техники и технологии не ускользнуло от бдительного взгляда военных или разведывательных служб. Что делать - какими бы благородными ни были цели ученых, власть предержащим трудно пройти мимо любого лакомого куска, сулящего пусть небольшой, а все-таки перевес над кем бы то ни было. Но разве это основание, чтобы отказываться от прогресса? Да это и невозможно. Лучше уж жить как живется, пользуясь всеми "последними словами науки и техники", которые так приятно облегчают жизнь, придают блеск вашим волосам и защищают нас от кариеса с утра до вечера. Вот только хотелось бы знать, как обезопасить себя да разобраться, где в новых технологиях благо, а где зло.

Тут-то и кроется самая большая загвоздка. К несчастью, большинство рассуждений об опасностях разнообразных технических новинок как-то подозрительно смахивают на разговоры о достижениях в области психиатрии. Взглянешь на иного "эксперта" - и диву даешься: ну кому придет в голову расходовать на него столько энергии да еще и тратиться на разные технические средства - хоть на тот же телефон.

В сущности, добиться от любого из этих людей того, в чем они обвиняют (к примеру, пресловутый 25-й кадр), с успехом удавалось каждому шаману Дальнего Востока. Да что там говорить, иной продавец коммерческой палатки, опираясь только на интуитивное знание психологии, убедит любого в таких вещах, что впору только удивляться, как можно было не то что соглашаться, но и вообще слушать подобную белиберду. Да и те, кто с упоением твердит о вредном излучении компьютера, как правило, с удовольствием смотрят телевизор или разогревает готовые завтраки в микроволновой печи.

Можно сказать, что предаваться паническим настроениям даже вредно. Это, если можно так выразиться, дискредитирует опасность. И мы все расслабленно смотрим "ящик", забывая, что помимо "мнимого кодирования" он влияет на нас гораздо более прозаическим, но не менее опасным образом - притупляя воображение, формируя примитивные стереотипы. Зачем, скажите, кодировать любительницу "Просто Марии", если она и так всю свою жизнь "делает с нее".

То же и с компьютерами, и с разнообразными средствами телекоммуникаций. Бояться их становится все более и более модно. Однако, если очередной бедолага поведает вам о злом вирусе, который пожрал у него кучу файлов, поинтересуйтесь все-таки, в каком редакторе он их открывал. Скорее всего, им окажется Word для Windows, входящий в Office 97.

Но опасность все же есть, хотя кроется она вовсе не в том, чем можно попугать обывательское сознание. Напротив, угрозы, которые выявляются при углубленном анализе, представляются далекими и к конкретному человеку имеющими мало отношения.

Речь идет о широкомасштабном наблюдении, для которого как нельзя лучше приспособлены современные средства вычислительной техники, в особенности интеллектуальные системы анализа и поиска информации, а также технологии интеллектуальных агентов.

Слухи о подобных операциях постоянно просачиваются в прессу, поражая специалистов масштабами предприятия. Впрочем, размах операций спецслужб становится не столь уж впечатляющим, если задуматься над тем, насколько важной в этом случае оказывается самая рядовая, открытая информация. Тем более что возможность добиться еще большего комфорта прямо-таки подталкивает граждан доверять электронике множество на первый взгляд малозначащих сведений, которые приобретают очень большое значение, если рассматривать их в массе таких же данных.

Возьмем, к примеру, технологию интеллектуальных агентов. Эти программы действуют как "представители" пользователей в сети. Гражданам предлагается сообщать им о своих пристрастиях, и чем больше будет сказано, тем более точны и исполнительны будут агенты. Выполнять - теоретически - они могут все: от заказов видеофильмов до выбора недвижимости. И большинство сведений сообщаются вполне открыто. Взятые по отдельности, они имеют небольшую ценность, но стоит заняться анализом требований, сообщенных агентам, обслуживающим пользователей, например, одной области, можно получить поразительно интересную картину. Представьте себе, что в каком-нибудь городке стали усиленно покупать,.. покупать... ну, неважно что, главное - возникла тенденция. Анализировать информацию торговой сети хлопотно, к тому же поступает она с большой задержкой. Когда же сведения сами идут в руки, причем более подробные, чем простые отчеты о количестве проданных товаров, - нельзя ими не воспользоваться. Спецслужбы, оснащенные достаточно мощными базами данных и соответствующими средствами анализа, могут получать весьма показательные сведения исключительно на основании открытых данных. Можно составить очень подробное представление о настроениях жителей, а потом заговорить об этом в популярной передаче. Вот вам и 25-й кадр! Надо ли тратиться на такие сложности, когда можно просто как бы случайно угадать, что волнует человека. Обратить такого в "свою веру" уже несоизмеримо проще. Стоит ли говорить, какого эффекта можно добиться, работая в таком ключе с предприятиями.

Страхи рядовых граждан, что на их телефонах стоят "жучки", имеют мало общего с действительностью в том смысле, в каком этого обычно опасаются. Сведения о том, что телефоны едва ли не всех жителей той или иной страны прослушиваются, то и дело просачиваются в прессу, но даже если это и так, то прослушивание вовсе не значит, что государство хочет собрать компромат на какого-нибудь мистера N. Много чести! Это - привилегия президентов и кинозвезд. Вместо этого формируются выборки статистического характера, охватывающие большие группы жителей, благо технологии обработки больших массивов информации совершенствуются стремительно.

Представители власти многих государств почти не скрывают, что они применяют подобные методологии в так называемых "горячих точках" или странах с повышенной угрозой терроризма. Что, кроме, неповоротливого и беззубого общественного мнения, мешает им использовать их в "мирной обстановке", хотя бы перед выборами?

Что же делать? Ведь за нами следят! Да ничего. Они же все равно будут. И вовсе не надо выбрасывать утюги и телефоны. А совет можно дать только один - больше читать и думать, - и ваше мнение окрепнет настолько, чтобы принимать решения на базе размышлений, а не полагаясь на слова ведущего новостей поп-музыки.

От автора. Пишу я на компьютере, естественно. Но именно сейчас у меня его одолжил коллега. Так что эта статья - без лукавства - написана ручкой!

- В. Сорокин

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями