Начала государственного права требуют, чтобы всякий человек подчинялся уголовному и гражданскому суду той страны, в которой он находится, и нарушения им законов этой страны выносились бы на рассмотрение ее государя.

...

Установленные нами выше начала были жестоко нарушены испанцами. Инку Атауальпа можно было судить только на основании международного права; они судили его на основании государственного и гражданского права. Они обвинили его в лишении жизни некоторых из его подданных, в многоженстве и т. д. Но верхом их безрассудства было то, что они осудили его на основании государственных и гражданских законов не его, а своей страны.

Монтескье. О духе законов

Выбор применимого права и выбор суда, который будет рассматривать спор в случае его возникновения, по значимости сравнимы с выбором оружия на дуэли.

Напомню, что Атауальпа был казнен в 1533 г. в своей резиденции Кахамарка (Перу) через девять месяцев после его вероломного пленения отрядом Франсиско Писарро. Испанский «военно-полевой суд», руководствуясь, естественно, испанскими законами, приговорил последнего правителя инков к сожжению.

Хотя Атауальпа, безусловно, не был первой в истории жертвой применения законов чужой для него страны, его судьба является, пожалуй, одним из наиболее ярких примеров того, как некто был не просто осужден по законам другого государства, но осужден, находясь вне территории этого государства и не имея с ним решительно никаких правовых связей. Излишне говорить, что инкриминированные Атауальпе деяния (многоженство, идолопоклонство и даже убийство изменников) могли считаться преступлениями в Испании, но никак не в империи инков.

Выражаясь языком современной юриспруденции, «трибунал» испанских конкистадоров без всяких на то формальных оснований, исключительно по праву силы, не только осуществил в отношении Великого Инки персональную юрисдикцию (от лат. iurisdictio — суд, судопроизводство), посчитав себя вправе судить его, но и применил к подсудимому в его собственной стране законы иностранного государства.

Древний Рим, Гаага, далее везде

В отношениях, складывающихся между гражданами и юридическими лицами разных государств, неизбежно возникают вопросы о применимом праве (право какой из стран должно применяться к этим отношениям) и о выборе судебной юрисдикции (суд какого государства полномочен разрешать споры, вытекающие из этих отношений). Вопросы эти имеют долгую историю.

Во времена совсем уж стародавние иностранцам в чужой стране какой-либо правовой защиты не предоставлялось, у них можно было безнаказанно отнять имущество, захватить их и продать в рабство, даже убить. Естественно, никаких теоретических проблем, связанных с применимым правом и судебными разбирательствами с участием иностранцев, попросту не существовало. Но уже в Древнем Риме споры с участием иностранцев — перегринов рассматривал специальный судебный чиновник — претор, применяя при этом нормы права, отличные от права римских граждан.

По мере становления законодательства, развития международной торговли и возникновения новых форм международных отношений рождались и развивались юридические представления о принципах выбора применимого права и о подсудности споров в отношениях между лицами различной государственной принадлежности. Какого-либо универсального правила, которое было бы признано всеми или хотя бы большинством стран мира, до настоящего времени не существует. И поныне юристы оперируют известными еще римскому праву понятиями, выбирая между «правом места заключения контракта» (lex loci contractus) и «правом места нахождения предмета сделки» (lex rei sitae), «судом места жительства ответчика» (forum domicilii rei) и «судом места предъявления иска» (forum litis motae).

Тем не менее совместные усилия развитых стран привели к принятию ряда международных соглашений, устанавливающих, помимо прочего, критерии выбора применимого права и компетентного суда в отношениях между гражданами разных государств. Пальма первенства здесь принадлежит Гаагской конференции по международному частному праву, начавшей работу в 1893 г. (Россия присоединилась в 2001 г.), продуктом деятельности которой явился целый ряд важнейших конвенций, в частности о праве, применимом к международной продаже товаров (1955 г.), к дорожно-транспортным происшествиям (1971 г.), к ответственности за качество продукции (1973 г.), к договорам о посредничестве (1978 г.). Страны Европейского Сообщества в 1980 г. заключили в Риме Конвенцию о праве, применимом к договорным обязательствам.

С международными соглашениями о правилах выбора компетентного суда (т.е. о судебной юрисдикции) дело обстоит сложнее: Конвенция о выборе суда (Гаага, 1965 г.) так и не вступила в силу, поскольку подписана только Израилем. Однако в рамках национальных правовых систем вопросы судебной юрисдикции в отношениях с иностранным элементом урегулированы достаточно комплексно и полно.

Таким образом, к началу XXI столетия в мире (по крайней мере, в той его части, которая так или иначе наследовала или восприняла принципы римского права) сложилась в целом эффективная система правовых норм, способствующих как достижению реального баланса интересов, так и справедливому разрешению споров между самыми разными участниками транснациональных экономических отношений.

Мы выбираем, нас выбирают...

Столь длинное высоконаучное вступление потребовалось для того, чтобы неискушенный в юриспруденции читатель мог осознать, насколько долог путь, пройденный человечеством от первобытного «око за око» до современной системы международного частного права, насколько сложны и тонки составляющие ее механизмы и насколько опасны попытки тех или иных групп влияния «перекосить» эту систему в свою пользу.

Если каких-нибудь 100 лет назад для простого смертного вступление в правовые отношения с иностранным лицом (гражданином или фирмой) было событием крайне маловероятным, то в наши дни повсеместное развитие Интернета превратило такие отношения в дело совершенно обыденное. Вместе со «всем миром на кончиках пальцев» Интернет ежедневно приносит в ваш дом и иностранное право: оно «лезет» буквально отовсюду.

Соединяясь с сервером Yahoo!, загружая картинку с Microsoft Office Clip Art, вывешивая сообщения на одном из европейских форумов, вы вступаете в правоотношения, для которых в российском законодательстве имеется несколько пугающее название: «отношения, осложненные иностранным элементом». Под осложнением здесь, конечно же, понимается только лишь б?ольшая юридическая сложность таких отношений по сравнению с отношениями между российскими гражданами или фирмами. Некоторые тенденции новейшего времени, однако, заставляют опасаться, что уже завтра это абстрактно-юридическое «иностранное осложнение» может материализоваться в самые что ни на есть реальные проблемы для рядовых пользователей домашнего компьютера.

Выбор применимого права и выбор суда, который будет рассматривать спор в случае его возникновения, по значимости сравнимы с выбором оружия на дуэли. В случае юридического конфликта преимущество — как правило, решающее — получит та из сторон, которая сумеет (или сумела заранее) решить эти вопросы в свою пользу. Чтобы убедиться в этом, достаточно представить, что претензию по поводу неработающего видеомагнитофона жителю подмосковных Мытищ предлагают рассматривать по законам Китайской Народной Республики, где этот прибор был изготовлен, а требовать материальной компенсации — в народном суде города Шэньян. Исход спора предугадать несложно.

Так вот, именно в таком ключе ведут себя по отношению к пользователям многие гиганты software- и интернет-индустрии, всеми доступными средствами навязывая потребителям своих продуктов и услуг (будь то программы, хостинг или просто пассивный просмотр сайта) выбор наиболее выгодного для себя права и наиболее удобных для себя правил судебного рассмотрения споров. И действуют они с напористостью, достойной конкистадоров Писарро.

Los nuevos conquistadores

Убедиться в вышесказанном несложно. Часто ли вы внимательно и до конца прочитываете скучные тексты, называемые license agreement и terms of use? Прочтите — не пожалеете!

Помимо массы других интересных вещей вроде освобождения производителя (поставщика услуг) от всяческой ответственности, ближе к концу документа вы почти всегда найдете малоприметный фрагмент, посвященный применимому праву и порядку судебного разрешения споров (с заголовком «Governing law», «Applicable law» или похожим, что как раз и означает «применимое право»). Вдумайтесь: насколько справедливы эти условия, предлагаемые вне зависимости от гражданства и места нахождения пользователя?

Вот, например, Sony Pictures Digital, Inc., продавцу известного пакета Sound Forge, приглянулись законы США в целом и шт. Калифорния в частности, с применением каковых и предлагается согласиться покупателю (mediasoftware.sonypictures.com/support/eula.asp). Того же хотят от нас Macromedia, Inc. (www.macromedia.com/software/eula/tools), nVidia Corp. (www.nvidia.com/object/nv_swlicense.html) и многие другие ведущие производители ПО.

Любят не одну только Калифорнию: скажем, WinZip Computing, Inc. предлагает разделить с ней приверженность правовой системе шт. Коннектикут (www.winzip.com/license.htm), известный производитель ПО для визуальных спецэффектов Profound Effects, Inc. любезно приглашает руководствоваться законодательством шт. Висконсин (www.profoundeffects.com/products/eula.php), а компания Ahead Software AG, торгующая программами семейства Nero, — жить по законам Германии (www.nero.com/en/terms_of_trade.html).

Но, может быть, так ведут себя только производители платного ПО, спросите вы. Их заботу о выборе наиболее удобного законодательства можно понять: ведь они, по их утверждениям, так страдают от нарушения авторских прав! Оказывается, нет.

Заслуженно уважаемая Adobe Systems, Inc., предоставляя лицензию на популярный бесплатный продукт Adobe Acrobat 6.0, предлагает российским (и не только) пользователям согласиться с применением к отношениям по использованию этой программы законодательства... Ирландии (www.adobe.com/ products/eulas/pdfs/acro6.0_combined041403.pdf). Да-да, это не ошибка: именно здесь, в Саггарте — предместье Дублина, находится Adobe Systems Software Ireland Limited — ирландская дочерняя компания Adobe Systems, Inc.

Не отстает и скандально известная Sharman Networks Ltd., распространяющая бесплатную файлообменную программу Kazaa Media Desktop (KMD) для пиринговых сетей: она хотя и зарегистрирована в островном государстве Вануату, но отношения с пользователями KMD предпочитает строить в соответствии с законами Нового Южного Уэльса — одного из штатов Австралии, где сосредоточен основной бизнес Sharman (www.kazaa.com/us/terms.htm).

Примерам несть числа. Нетрудно догадаться, почему и «софтверные» киты, и рыбешка помельче с завидной настойчивостью экспортируют вместе со своими продуктами соответствующее законодательство. Все верно: Sony Pictures Digital, Macromedia, nVidia и их собратья из Силиконовой долины свои родные калифорнийские законы хорошо знают. А мы с вами? Adobe удобно жить по ирландским законам: у нее там «дочка» с целым штатом настоящих ирландцев. А для пользователя из Калуги это удобно? А много ли вы видели в России специалистов по авторскому и компьютерному праву Нового Южного Уэльса, которые, если что, помогут советом?

За просмотр денег не берем

Дальше — больше. Оказывается, примеру «новых конкистадоров» из числа производителей программ следуют те, кто, образно говоря, ни в какое дальнее плавание не пускался, а остался на родном берегу, — владельцы сайтов. Уж им-то, казалось бы, бояться решительно нечего! Но нет: загляните в раздел Legal notice или Terms of use любого мало-мальски серьезного сайта, и вы будете неприятно удивлены.

Во многих случаях окажется, что, всего лишь просматривая содержимое сайта, вы тем самым уже согласились на некие условия, включающие в себя, в том числе, и право, применимое к вашим отношениям с владельцем сайта.

Так, канадская Corel Corporation (семейства продуктов CorelDRAW, WordPerfect и др.) сообщает, что, соединяясь с ее сайтом (буквально «by accessing this Web site»), вы автоматически соглашаетесь с тем, что все ваши отношения, связанные с доступом к сайту и его использованием, будут регулироваться законами провинции Онтарио. К слову сказать, Corel Corporation в этом смысле заслуживает отдельных аплодисментов: найти вышеозначенную информацию на сайте www.corel.com ох как непросто (автор снимет шляпу перед тем, кто сделает это менее чем за десять «кликов», не пользуясь услугами поиска).

Вход на сайт Creative Technology (в комментариях не нуждается) автоматически означает согласие на применение к возникающим отношениям законодательства Республики Сингапур (www.creaf.com/legal/tou.asp). Это и понятно: у них там главный офис.

И даже просматривая безобидный сайт международного аэропорта в Окленде, вы обнаруживаете, что, оказывается, согласились при этом во всем руководствоваться правом Новой Зеландии, где этот самый Окленд и находится (www.auckland-airport.co.nz/termsofaccess.php).

Заметьте: делается это без вашего согласия и без всякого предварительного уведомления. А ведь если по-хорошему, то terms of use должны быть помещены на первой, заглавной странице сайта, что давало бы посетителю, не согласному с ними, возможность вовремя отказаться от дальнейшего просмотра. А то некрасиво получается: всего-то зашел поглазеть, а потом тебе сообщают — мол, ты уже связал себя некими обязательствами, может быть, и задолжал что-то...

Окончание следует.


Подробнее об этом см. А. Белокрыс. «Потребительское отношение», «Мир ПК», № 2/04, с. 70—76.

1115