Интуиция подсказывает: есть нечто иное, в большей мере учитывающее человеческий аспект информации и не столь связанное с технологиями, чем то, что сейчас называют информатикой. И вот совсем недавно, уже в нынешнем году, благодаря неожиданному блужданию по WWW, мне удалось выйти на Р.С. Гиляревского и его книгу. В этой книге нашлись ответы на многие вопросы, а Ружеро Сергеевич в личном знакомстве оказался удивительно интересным человеком. Он работает в ВИНИТИ, где возглавляет отделение научных исследований по проблемам информатики.

Болезнь профессионалов — замыленные глаза. Уверен, вы, уважаемый читатель, точно так же, как и я до знакомства с рецензируемой книгой, увидев название курса лекций Ружеро Сергеевича Гиляревского «Основы информатики», пришли бы к умозаключению, что перед вами еще один из учебников, число каким легион, со стандартным, мигрирующим из одного в другой содержанием. Однако, речь в этой книге идет совсем не о той дисциплине, которую в подавляющем большинстве случаев у нас называют информатикой. Едва ли специалист, деятельность которого так или иначе связана с компьютерами и информационными технологиями, даже допускает саму возможность самобытного дуализма, ситуации, специфичной только для России, где сосуществуют автономно друг от друга две разных информатики. Между тем, две эти области находятся в странных, но все же в каком-то смысле родственных отношениях.

Первую, практически неизвестную техническим специалистам, но при этом старшую по возрасту информатику, я бы назвал законнорожденной («информатика I»). Во всех изданных за последнее время энциклопедических изданиях словарная статья «Информатика» посвящается именно ей; в них информатика определяется примерно так: «Дисциплина, изучающая структуру и общие свойства научной информации, а также закономерности ее создания, преобразования, передачи и использования в различных сферах человеческой деятельности». В английском языке эта дисциплина называется более точно — information science.

В конце 70-х — начале 80-х годов название приглянулось относительно молодым и очень активным докторам наук и академикам. Не мучаясь сомнениями, они его узурпировали, а далее усилиями огромного числа людей родилась на свет известная всем современная информатика («информатика II»), ареал распространения которой простирается от детских садов до Академии наук. Однако информатику эту нельзя признать законнорожденной; не мудрствуя лукаво, ее следовало бы называть «компьютерной наукой» (computer science), если речь идет о научной стороне дела, или «компьютингом» в более практическом контексте, или еще как-то иначе в зависимости от обстоятельств.

Тем, кто хочет получше исследовать позицию «новых информатиков», стоит прочесть статью Дмитрия Поспелова «Становление информатики в России» и особенно ее первую часть «Замечания по терминологии». Предмет информатики подробно изложен в препринте Института проблем информатики АН СССР «Развитие определений ?информатика? и ?информационные технологии?» под редакцией члена-корреспондента АН СССР Игоря Мизина. Хочу подчеркнуть, мне приходилось общаться с обоими, и я испытываю к Дмитрию Александровичу и Игорю Александровичу чувство глубокого уважения, но не могу согласиться с их взглядами на информатику, так что здесь ничего личного.

Остается загадкой, зачем нужно было создавать путаницу? Почему бы, когда возникла в том необходимость, не использовать честный перевод англоязычных терминов? Чем показалась лучше французская informatique, от которой и появилась на свет отечественная информатика? Сегодня эти вопросы — дань риторике, однако тень, которой «информатика II» закрыла «информатику I», может дорого стоить в будущем, и когда-нибудь тех, кто этому способствовали, еще помянут недобрым словом. Мир меняется на глазах, компьютеры и программное обеспечение все реже и реже рассматриваются как цель и все чаще — как средство.

В качестве показательного примера сдвига парадигмы в сторону «информатики I» можно привести происходящее сейчас, IBM Labs. Пол Хорн, директор IBM Labs, в одном из недавних выступлений сказал, что сегодня очень важно переместить фокус исследований с традиционных задач повышения скорости и эффективности компьютеров и программ на решение проблем бизнеса, на моделирование образов человеческого поведения. Если отбросить традиционный маркетинговый шум, то, в конечном счете, речь идет о возврате к «информатике I» с использование технологий «информатики II».

Книга Р.С. Гиляревского представляет собой методичное введение в «законнорожденную» информатику. Следует учесть, что эта книга предназначена для студентов факультета журналистики МГУ, поэтому главы, где рассматриваются информационные системы, информационная технология и другие, в какой-то мере связанные с компьютерами вопросы, адаптированы именно для них.

Компьютерному профессионалу эти главы могут показаться не слишком полезными и даже местами наивными. Однако и они заслуживают внимательного прочтения, поскольку содержат целый ряд нетривиальных оценок, сделанных с авторской позиции, являющейся полной неожиданностью для технически мыслящего читателя. Что же касается первых четырех глав («Вводная лекция», «Информация — знание — наука», «Интеллектуальная коммуникация» и «Человек в процессе коммуникации»), то их следует отнести к категории обязательного изучения для тех, кто связал свою профессиональную деятельность с информационными системами.

Книга построена в лучших традициях классических академических учебников. Во вводной лекции, как это положено, но чего вы не найдете ни в одном из учебников по «информатике II», дается строгое определение информатики как научной дисциплины, определяются предмет и объекты исследования, а также связь с другими науками и дисциплинами. «Информатика — это научная дисциплина, изучающая структуру и общие свойства семантической информации, закономерности ее функционирования в обществе, является теоретической базой для информационной технологии, которую часто отождествляют с информатикой».

Обратим внимание на разумное ограничение, накладываемое на предмет информации: в книге рассматривается только «семантическая информация», т. е. смысловое содержание сообщений. Это позволяет, с одной стороны, подняться над статистической теорией информации, где определяющая роль принадлежит знаковому представлению, а не смыслу сообщения, а с другой — позволяет не вступить на тернистый, но при этом непродуктивный путь философского анализа информации. Будучи поклонником Грегори Бэйтсона, признаюсь: практической пользы в его работах нет, это своего рода «игра в бисер». Семантический же подход к информации прагматичен, он позволяет провести разделение между данными и информацией и при этом остаться в рамках здравых представлений. Данные — это представление фактов и понятий в форме, пригодной для их передачи и интерпретации, а информация — это смысл, который ЧЕЛОВЕК приписывает данным на основании известных ему правил их представления. Объектами исследования информатики служат методы и средства, используемые для сбора, переработки, хранения, поиска и распространения семантической информации.

Позволю себе довольно значительную по объему цитату, поскольку я не уверен, что многие смогут прочесть рецензируемую книгу, ведь она издана тиражом всего 3 тыс. экземпляров. Тем, кто воспитан на статистической теории информации, кто до сих пор не делал различия между данными и информацией, будет очень полезно сравнить хорошо известные свойства данных, описанные Клодом Шенноном и его последователями, со свойствами информации: это совершенно удивительная алгебра.

Собственные свойства информации:
  • Неаддитивность: прибавление информации к уже имеющейся не увеличивает ее суммарное количество на величину прибавленной.
  • Некоммутативность: суммарное количество информации зависит от последовательности поступления информационных сообщений A + B ( B+A, где A и B разные информационные сообщения.
  • Неассоциативность: количество полученной информации зависит от конкретных сочетаний поступивших информационных сообщений (A+B) + C ( A+ (B+C).
  • Независимость содержания информации от формы и способов ее представления.
  • Устаревание во времени.
Потребительские свойства информации:
  • Неэквивалентность количества и качества информации: ценность полученной человеком информации определяется не количеством снимаемой ею неопределенности, а потребностью человека в данной информации, подготовленностью человека к восприятию информации и ее использованию.
  • Неисчезаемость информации при ее использовании (потреблении).
  • Независимость ценности информации от количества затрат на ее получение.

Можно представить, как выиграли бы многие работы, насколько усилилась бы их обоснованность, взять хотя бы то же направление ILM, если бы они были построены не на довольно примитивных предположениях, а исходя из перечисленных объективных свойств информации. Например, Гиляревский очень внимательно рассматривает эволюцию ценности информации во времени. Если же не делать разделения между данными и информацией, а это характерно до для 95% работ по этой теме, не опираться на фундаментальные свойства информации, то обоснованность тематики выглядит крайне слабой и все опять сводится к бесконечно надоевшим «кривым хайпа».

Главы «Интеллектуальная коммуникация» и «Человек в процессе коммуникации» являются кладезем фундаментальных знаний для тех, кто занимается такими предметами, как порталы, создание информационной среды предприятия, технологии и средства для организации сотрудничества. Не менее интересными они могут оказаться и для тех, кто приступает к созданию средств Internet-коммуникаций второго поколения наподобие «блогов» (blog) и wiki.

Книга представляет несомненную ценность. Она, как говорят психологи, позволяет «встать над полем»; ее прочтение поможет лучше осознать логику процесса конвергенции двух информатик. Однако приходится признать, что вся книга построена в отрыве от самых современных технологий работы с данными. Это нисколько не снижает ее достоинств, поскольку в данном виде она нацелена на совершенно определенную аудиторию и вовсе не рассчитана на компьютерных профессионалов. Если бы появилась книга, основанная на тех же подходах, взятых из информатики, но при этом еще и тесно связанная с современными компьютерными технологиями, то цены ей бы не было.

Основы информатики: Курс лекций, Р.С. Гиляревский, М.: Экзамен, 2003. 320 с.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями