Йан Шу: «Моя задача — показать российским ученым, чего можно добиться с помощью программного обеспечения»
Йан Шу: «Моя задача — показать российским ученым, чего можно добиться с помощью программного обеспечения»

Кроме того, он может стать важным шагом в налаживании новых отношений российских научного и образовательного сообществ с исследовательским подразделением корпорации Microsoft. O перспективах такого сотрудничества и наиболее интересных разработках Йан Шу рассказала в интервью Computerworld.

В России не так много известно о деятельности Microsoft Research, расскажите о ней?

Исследовательское подразделение корпорации — Microsoft Research – одна из крупнейших и влиятельнейших научно-исследовательских организаций в мире, специализирующихся на разработках в области компьютерных технологий и смежных дисциплин. Наши исследования носят как фундаментальный, так и прикладной характер, связанный в первую очередь с компьютерными науками, которые находят свое применение в самых различных областях как научной, так и практической деятельности. Тут и биотехнологии, и здравоохранение, науки об окружающей среде и астрономия. И в первую очередь это касается возможностей обработки данных применительно к сценариям из реальной жизни.

Какие исследования Microsoft Research лично вам нравятся больше всего?

Я считаю, что самое интересное направление – разработка средств визуализации научных данных. Мы действительно смогли очень много узнать о том, что может сделать компьютер, применяя эти средства, с точки зрения открытия новых возможностей, новой информации применительно к самым разным областям науки, включая возможности реализации этих разработок в потребительских продуктах.

Каковы основные функциональные возможности средств визуализации? Какие разработки, на ваш взгляд, являются самыми перспективными?

Если бы мне понадобилось выразить эту идею одним предложением, то я бы сказала, что речь идет о компьютерных технологиях, которые позволяют превратить компьютер в виртуальную обсерваторию.

Например, астрономическое сообщество на данный момент накопило огромный объем данных, который просто не может оставаться в ведении небольшого количества исследователей. И виртуальная обсерватория как раз позволяет организовать обмен данными, предоставить к ним доступ всем пользователям, которым недоступны эти данные в исходном формате.

Еще одной интересной областью для меня является экоинформатика. Все, что касается экологии окружающей среды, очень тесно связано с географическими данными, с географическим положением каждого объекта. Визуализация любых данных, имеющих отношение к характеристикам окружающей среды, в привязке к карте – это очень важно, это позволяет представить интересующую исследователя информацию наглядным образом, с тем чтобы отслеживать происходящее или предсказывать, что произойдет в будущем.

Вы упомянули о том, как важно для научного сообщества иметь возможность обмениваться данными. Как вы относитесь к идее создания специализированной социальной сети для ученых? Возможно, она помогала бы в решении этих задач?

С моей точки зрения, гораздо важнее обеспечить инструменты и средства, которые облегчили бы ученым саму возможность доступа, потребления и предоставления данных друг другу. Еще одна проблема – это интероперабельность данных, их совместимость и возможность использовать в рамках единого процесса. Данные, которые получают в разных источниках, зачастую представлены в разных форматах или в разных единицах измерения, поэтому повышается значимость средств, позволяющих унифицировать эти данные. В частности, здесь я бы хотела упомянуть Open Data Protocol, разработанный для этих целей Microsoft.

В начальную эпоху развития Интернета был разработан протокол HTTP, он явился средством, которое позволило получать доступ к информации, используя URL-адрес. Open Data Protocol, или ODP, позволяет через тот же URL-адрес обеспечивать возможность обмена данными. Приведу пример. На странице некой обсерватории есть данные, скажем фотография, которую сотрудники хотели бы предоставить всем желающим напрямую, без необходимости каждый раз сообщать, где ее найти и что это за фотография. В этом случае они создают URL-адрес с использованием правил ODP. Немаловажно, что потребителем этих данных может быть не только человек, но и машина, компьютер, который будет обращаться за их получением. В частности, представленный нами Всемирный телескоп поддерживает ODP — собирает с его помощью данные, а потом визуализирует их.

Я знаю, что вы много внимания уделяете проекту «Трансформируя науку»…

Этот проект, по сути, лежит в основе всех наших контактов с исследовательским и образовательным сообществами. Дело в том, что сейчас существует очень большой разрыв между тем, как ведутся реальные исследования, которые очень активно используют современные средства и технологии, и тем, как ведется образование в области науки, где преподаватели обычно не имеют доступа к этим новейшим разработкам. Проект «Трансформируя науку» как раз нацелен на то, чтобы сократить этот разрыв. В качестве примера рассмотрим работу, которую мы ведем уже несколько лет в Технологическом институте штата Джорджия. Там уже разработана и ведется программа междисциплинарного обучения, в ее рамках создаются группы студентов, часть которых специализируется в области информатики, а часть – в какой-либо прикладной области, в частности в разработке медицинской техники или новых способов лечения. Перед ними ставятся реальные задачи по разработке конкретных решений, студенты разбиваются на пары и совместно разрабатывают эти решения.

Действует ли эта программа в России?

Нет, но надеюсь, в ближайшем будущем это произойдет. Я веду поиск людей, с которыми было бы можно наладить сотрудничество в этой области. Проблема в том, что это требует дополнительных усилий, нестандартного подхода и выходит за рамки обычных должностных обязанностей как научных сотрудников, так и сотрудников системы образования

Иными словами, это не вызывает энтузиазма у российских представителей научного и образовательного сообществ?

На самом деле все совершенно наоборот. Энтузиазма много, а проблема в том, что подобные инициативы очень часто приводят к конфликтам. У молодого сотрудника может быть масса интересных идей, но он должен думать и о своей карьере, он не может ставить ее под удар, выдвигая идеи, которые не встретят одобрения у его старших коллег.

Давайте поговорим о том, как сейчас строятся взаимоотношения с российскими вузами и научным сообществом.

Я как раз использую программу «Всемирный телескоп» в качестве своеобразного ледокола, чтобы заручиться интересом, показать, чего можно добиться с помощью программного обеспечения, иначе говоря, использую его как средство, чтобы начать разговор.

Есть ли у российских ученых интересные научные разработки, которые были бы особенно интересны Microsoft на первом этапе сотрудничества?

Лично я очень хотела бы, чтобы у нас и дальше укреплялись взаимоотношения с российским астрономическим сообществом. Россия имеет долгую и славную историю развития астрономии и астрофизики, и Microsoft могла бы многое почерпнуть в этой области от российских ученых.

Существует ли российское подразделение Microsoft Research, и если да, то чем оно занимается?

В России нет исследовательских центров Microsoft Research, но здесь активно работает программа совместных исследований Microsoft Research Connections. В рамках этого направления в России разрабатывается ряд совместных проектов с ведущими вузами и исследовательскими институтами страны. В их числе Институт системного программирования РАН, МГУ им. М. В. Ломоносова, Математический институт им. В. А. Стеклова РАН и др.

Было бы интересно создать в России такой центр?

Это моя мечта. Я думаю, что ее осуществление зависит от того, насколько нам удастся пробудить интерес к деятельности Microsoft Research в российском научном сообществе и насколько этот интерес удастся трансформировать в конкретные проекты.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями