Очевидной проблемой с подобной технологией аутентификации станет то, что такого рода оборудование будет обходиться гораздо дороже, чем повсеместно расположенные обычные банкоматы Сбербанка. Фото: Иван Гриценко
Очевидной проблемой с подобной технологией аутентификации станет то, что такого рода оборудование будет обходиться гораздо дороже, чем повсеместно расположенные обычные банкоматы Сбербанка. Фото: Иван Гриценко

Кто-то наверняка подумает, что это уже явный перебор, хотя не исключено, что Сбербанк предвосхитил будущее, в котором общественные места находятся под тотальным контролем.

Вместо обычного PIN-кода для аутентификации в супербанкомате планируется использовать систему распознавания трехмерного образа лица, сканер паспорта и механизм распознавания речи. Банкомат задаст клиенту вопросы и проверит ответы с помощью системы анализа звучания, способной определять, когда человек говорит неправду.

Как пишет New York Times, эту систему обучали на примерах записей допросов, полученных от российских правоохранительных органов, тренируя реакцию на «нервозность и эмоциональную неустойчивость» допрашиваемого.

Банкоматы со встроенными детекторами лжи смогут предоставлять гораздо больше услуг, чем традиционные, защищенные только традиционным PIN-кодом. В частности, новый банкомат сможет выдавать экспресс-кредиты; собственно, именно для этой функции предназначен механизм проведения собеседования. Прототип банкоматов будущего демонстрируется в исследовательском отделении Сбербанка, однако окончательное решение об их установке руководством банка еще не принято. (Сбербанк — крупнейший банк в России с десятками тысяч отделений по всей стране, а также в ряде других стран СНГ.)

Очевидной проблемой с подобной технологией станет то, что такого рода банкоматы будут обходиться банкам гораздо дороже, чем обычное оборудование. Кроме того, если столь мощные системы аутентификации получат распространение, многие клиенты могут начать проявлять недовольство из-за необходимости всякий раз сканировать паспорт только для того, чтобы снять немного денег со счета.

«Мы не нарушаем конфиденциальность клиента, не вторгаемся в его личную жизнь и не пытаемся проникнуть ему в мозг. Мы просто хотим знать, говорит ли он правду. Так что причин для беспокойства нет», — заявил New York Times старший вице-президент Сбербанка Виктор Орловский.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями