Александр Туркот:
Александр Туркот: "Сколково» — это не венчурный фонд»

Тем не менее представители фонда уверены, что относительно проекта «Сколково» все ясно. Некоторые его цели озвучил Александр Туркот, исполнительный директор кластера информационных технологий «Сколково». Сначала, по его словам, необходимо добиться увеличения доли ИТ в ВВП России. Затем обеспечить рост экспорта в данной сфере. «Сейчас нужно доносить информацию о том, что фонд может дать компаниям. Зачем «Сколково» государству — уже понятно», — заявил он.

Между тем, рост экспорта в сфере ИТ происходит по крайней мере лет десять, в отдельные годы он превышал 50%. Таким образом, цель эта достигнута еще до начала функционирования проекта. Впрочем, возможно, предполагается совсем другой рост (например, в разы, а не на 20-50%). Доля ИТ в ВВП в последнее десятилетие также постепенно растет, хотя порой на процесс отрицательно влияют кризис или резкое увеличения цен на нефть. Для повышения данного показателя и, следовательно, достижения еще одной цели, скорее всего, будет достаточно стабилизации этих цен. Да и относительно того, каким образом «Сколково» может повлиять на долю ИТ и показатель экспорта, до сих пор существует полная неопределенность.

Удержать интеллектуальную собственность

С компаниями как раз более или менее понятно. Если у них имеются перспективные разработки, то под них можно создать новое юридическое лицо для получения из фонда определенных льгот и финансирования работ. Например, Parallels и ABBYY уже пристроили своих «дочек» при пока еще виртуальном иннограде и получили под их будущее деньги из фонда. При этом возвратность этих вложений никто не требует. По словам Туркота, «Сколково» — это не венчурный фонд. Более корректно для него английское название foundation. Это означает, что он предоставляет гранты.

Останутся ли получатели этих грантов в России или при первом удобном случае переберутся туда, где условия для высокотехнологичных компаний лучше, — этот вопрос представителей фонда «Сколково», похоже, пока не интересует. Сергей Шубин, директор по развитию ИТ-проектов фонда «Сколково», не видит проблемы в возможном стремлении резидентов за рубеж. «Их могут купить крупные иностранные компании, они могут выйти на IPO, но IP (Intellectual Property, интеллектуальная собственность. — Прим. ред.) останется в России, поскольку только при этом условии мы предоставляем гранты», — заявил он.

Однако есть вероятность, что получатели грантов смогут безнаказанно нарушить данное условие. Как считает Виктор Наумов, партнер юридической компании Salans в области интеллектуальной собственности, ИТ и телекоммуникаций, предотвратить передачу прав на интеллектуальную собственность посредством угрозы юридического преследования будет сложно. Конечно, если интеллектуальная собственность останется в России, то это может означать, что по лицензиям компания-владелец получает лицензионные платежи, с которых платит налоги. В то же время нематериальные активы очень легко могут передаваться из одной компании в другую (в том числе иностранную), а наша страна с налоговой точки зрения не является выгодным центром сосредоточения таких активов. Для поддержки отрасли недостаточно финансирования проектов. «Нужен комплексный подход с бережным отношением ко всей «пищевой цепочке» — от поддержки университетов и молодых специалистов до стимулирования потребления конечной инновационной продукции", — считает Наумов.

Таким образом, возможно превращение «Сколково» в фабрику «стартапов» с последующим их экспортом. Хотя фонд только начал предоставлять гранты, в конференции приняли участие немало потенциальных покупателей и посредников. К ним можно причислить не только представителей зарубежных корпораций (Intel, Cisco, Oracle, Google, SAP, IBM и Microsoft), но также генерального директора SoftJoys Александра Андреева и бывшего директора московского центра разработки компании Google Сергея Буркова, которые имеют опыт продажи собственных «стартапов» в Кремниевой долине.

Неясно, насколько активны они будут в создании такой же агломерации в России, но некоторую полезную для проекта «Сколково» информацию могут предоставить. Прежде всего, это касается наиболее перспективных направлений.

Перегруженный Интернет

Бурков отметил, что информации в Интернете стало слишком много. Поэтому требуется новая система ее фильтрации. В социальных сетях она позволит лучше сгруппировать людей по интересам. В результате люди смогут намного легче находить в Глобальной сети родственные души.

Фильтрация нужна также для Twitter или другой аналогичной информационной сети. Бурков предполагает, что Twitter может не дожить до 2020 года, поскольку интерфейс у него «не человеческий». Однако в версии для мобильных устройств, по его мнению, эта проблема уже решена. Потому шансы задержаться на рынке у Twitter все же есть.

Хорошие перспективы Бурков видит в развитии социальных сетей с функцией геопозиционирования. Пользователи таких сетей имеют возможность «отмечаться» в различных заведениях и оставлять свои отзывы о них. Развитие этого сервиса, возможно, приведет к созданию всемирной книги жалоб.

Андреев подсказал идею создания программ под специальные обучающие очки. Через них пользователь видит как объект, так и видео с последующей операцией. Такие очки могут применяться, например, для обучения монтажников.

Он предложил фонду «Сколково» самостоятельно и на регулярной основе следить за тенденциями, чтобы правильно сориентировать создателей «стартапов». Этим занимаются все крупнейшие ИТ-компании и различные аналитические агентства, постоянно корректируя описываемые тренды. По словам Андреева, TechCast обновляет свои технологические прогнозы каждые десять дней.

Отдельная секция на конференции была посвящена распознаванию речи. Существующие технологии пока не позволяют автоматически переводить сказанное в написанное без привязки к определенной тематике или конкретному спикеру. Они ограничены определенным набором слов или требуют довольно сложной настройки под говорящего. Однако во многих случаях этого достаточно. Например, в США врачи уже используют технологию распознавания речи для записей в медицинской карте. В ближайшее время такое же решение может появиться и для более сложного русского языка.

«Конечно, возможность поговорить с роботом о философии появится не скоро. Для этого нужна не только совершенная технология распознавания речи, но и искусственный интеллект, а его создание в ближайшее десятилетие не предвидится», — считает Олег Малеев, директор по научно-исследовательским разработкам Speereo Software.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями