Аллан Бьорнстад: Слияние Cisco Systems и Tandberg, о котором было объявлено прошлой осенью (см. "Сделка Cisco и Tandberg состоялась", Computerworld Россия, № 41, 2009), многие аналитики сочли переломным моментом для рынка визуальных коммуникаций. За будущее этого рынка, уже достигшего внушительных размеров, теперь, по их мнению, можно не опасаться. Каким это будущее видят в Tandberg? В ходе недавней выставки Integrated Systems Europe в Амстердаме на вопросы еженедельника Computerworld Россия ответил вице-президент компании по развитию бизнеса Аллан Бьорнстад.

– Судя по финансовой отчетности Tandberg за последние несколько кварталов, рецессия в мировой экономике компанию практически не затронула. Чем вы это объясните?

Рынок средств видеоконференц-связи не так сильно пострадал от кризиса, как некоторые другие отрасли. На мой взгляд, в какой-то степени это можно объяснить тем, что многие заказчики стали использовать системы видеосвязи в целях снижения издержек. И я бы даже сказал, что видеоконференции хорошо подходят для инвестиций в кризисные времена – они позволяют не только наладить более эффективные коммуникации, но и в конечном итоге сократить расходы.

С другой стороны, конечно, я не могу не отметить и ту работу, которую мы проделали у себя в Tandberg, прорабатывая решения для профессионального сегмента рынка – так, чтобы они отвечали его запросам и требованиям.

– С тем, что в условиях кризиса спрос на системы видеосвязи поддерживался необходимостью для компаний искать пути экономии расходов, согласны многие эксперты. Как вы считаете, сохранится ли эта тенденция теперь, когда кризис несколько отступил?

Использование визуальных коммуникаций в бизнесе в ближайшие годы будет расширяться, и мы сейчас находимся в самом начале этого процесса. Я не хочу сказать, что объемы наших поставок вырастут в миллионы раз – такого я пообещать не могу. Но я надеюсь, что они будут расти.

Бизнес развивается очень быстро – рецепты пятилетней давности для него уже не годятся. Чтобы быть конкурентоспособными еще через пять лет, компаниям уже сегодня нужно искать альтернативные методы работы. Полагаю, что визуальные коммуникации имеют хороший шанс стать одним из таких методов.

– В каком направлении в Tandberg планируют развивать собственный бизнес в обозримой перспективе?

Аналитики Gartner и Wainhouse Research прогнозируют рост рынка систем видеосвязи на уровне 10% ежегодно в ближайшие три года. Я не могу говорить столь же определенно, но возможности для роста и соответственно для инвестиций, с нашей точки зрения, на рынке есть.

На протяжении последних нескольких лет Tandberg преподносила визуальные коммуникации как новый метод работы. Но теперь, как мы считаем, пришло время говорить о том, что видеосвязь может стать "новым телефоном". Иными словами, нужно стремиться к тому, чтобы лет через пять сделать видеокоммуникации доступными каждому. И чтобы пользоваться видеосвязью стало для людей так же просто и естественно, как говорить по телефону.

– Какое место в бизнесе Tandberg сейчас занимают системы связи с поддержкой видео высокого разрешения?

На данный момент 95% продуктов Tandberg поддерживают видео в формате HD. Это не означает, что заказчики столь же активно используют HD в своих системах уже сейчас, хотя технологически такая возможность им предоставлена. Причины этого могут быть разные – к примеру, для некоторых сдерживающим фактором является недостаточная пропускная способность каналов связи либо невозможность выделения в них полосы пропускания, необходимой для передачи видео высокого разрешения. Большинство наших заказчиков уже вышли за рамки возможностей систем видеосвязи стандартного разрешения, но еще не пришли к HD и пока используют некий промежуточный вариант.

Что же касается 5% наших продуктов, которые не поддерживают HD, то это в основном системы, разработанные несколько лет назад. Возможно, уже в текущем или следующем году мы прекратим их поставки.

– Как географически распределены доходы Tandberg?

В среднем около 50–55% наших доходов приходится на американский рынок. Наш крупнейший заказчик – федеральные структуры США. Примерно 40% мы получаем в регионе EMEA, оставшиеся 5–10% - в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

– Почему азиатские объемы продаж Tandberg так сильно уступают американским и европейским?

Видите ли, положение дел на азиатском рынке в целом в значительной степени определяется ситуацией в двух странах – Китае и Японии. В Китае нам приходится конкурировать с двумя десятками местных производителей, и наша доля рынка невысока. В Японии на рынке систем видеосвязи доминирует Sony, и с этим трудно что-то поделать.

Наша бизнес-модель хорошо работает в Америке и Европе – это ключевые регионы для Tandberg. В Австралии нам принадлежит около 45% рынка. В Таиланде, в Центральной и Западной Азии у нашей компании также неплохие позиции. В Китае слишком многое определяет цена товара. По этой причине и конкурентам, с которыми мы традиционно соперничаем на основных для нас рынках, там тоже приходится непросто.

– А почему в Tandberg, в отличие от многих европейских и американских компаний, не размещают заказы на производство продукции в Азии?

Для нас особую важность имеют сроки вывода продуктов на рынок. Производственные мощности наших партнеров в Европе (в Скандинавских странах, а также в Польше и странах Балтии) ближе к нашим основным исследовательским центрам, расположенным в Норвегии. Это очень существенное преимущество.

Кроме того, при наших объемах производства (а это вовсе не миллионы, а всего лишь десятки тысяч единиц продукции в квартал) практически нет никакой выгоды от переноса производства в Азию. Качество выпускаемой продукции и сжатые сроки вывода на рынок для нас гораздо важнее, чем снижение себестоимости ее изготовления.

– Может ли измениться в этом отношении производственная стратегия компании, когда по завершении всех необходимых формальностей Tandberg станет частью Cisco?

По моим представлениям, себестоимость производства у ведущих вендоров находится примерно на одном и том же уровне. Производственная стратегия Tandberg не изменится, так как она показала свою эффективность, и мы можем в любой момент на порядок увеличить объем выпуска продукции не в ущерб экономической целесообразности. И если когда-либо в будущем будет принято решение о смене производственной базы, то оно будет диктоваться исключительно логикой бизнеса Tandberg.

– Конвергенция аудиовизуальных и ИТ-систем широко обсуждалась в экспертном сообществе и специализированной прессе еще в конце прошлого века, но затем эта тема как-то ушла в тень. С чем связан нынешний всплеск интереса к ней, который мы могли наблюдать, в частности, в ходе ISE? И почему реальная конвергенция до сих пор по-настоящему не набрала обороты?

Не настолько открытыми были эти две отрасли, чтобы конвергенция осуществилась легко и быстро. Производители аудиовизуальных систем долгое время оставались очень консервативными, полагаясь на проверенные временем аналоговые технологии. А в ИТ-индустрии развитие шло в основном по линии сетевых технологий. И я бы сказал, что сейчас наконец появилась реальная возможность объединить эти два мира – значительно улучшилась инфраструктура глобальных коммуникаций, дешевле стали технологии. Тем не менее я полагаю, что мы все еще находимся в начале длинного пути. И предстоит еще немало потрудиться, прежде чем будут достигнуты те результаты, которых ждут от нас потребители. Причем речь идет не только о технологических разработках. Два мира, о которых мы говорим, отличаются и по методам работы на рынке. Это ведь тоже нужно учитывать.

– Для Tandberg словосочетание "зеленые технологии" не является пустым звуком. Насколько мне известно, в компании уже накоплен некоторый опыт продвижения продуктов именно в таком ключе. Причем в Европе этот опыт был более успешным, чем в России. С чем, по-вашему, это может быть связано?

По моим ощущениям, в Европе отношение к "зеленым технологиям" гораздо более зрелое, чем в России. По правде сказать, я не верю, что в Европе, приобретая тот или иной продукт, потребители думают в первую очередь об экологии. Деньги считают везде. Да, при выборе оборудования могут учитываться, например, затраты на электроэнергию, необходимую для его работы и охлаждения. Но не это главное, на мой взгляд.

Правительствам стран - членов ЕС на уровне Европарламента рекомендовано поощрять компании, внедряющие в своей деятельности программы, направленные на улучшение окружающей среды (например, по утилизации продуктов, вышедших из эксплуатации, и т. п.). И одна из таких рекомендаций относится к программам по сокращению расходов на служебные командировки сотрудников – реализация таких программ должна начаться уже в 2012 году.

Я полагаю, что и в России со временем пойдут тем же путем, хотя и не обязательно при этом будут в точности копировать европейский опыт. И тогда экологические инициативы приобретут больше экономического смысла и станут более эффективными. 

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями