Оливера Хэкмана удивляет непопулярность Content ID в России, ведь система позволяет бесплатно бороться с пиратами и получать маркетинговую статистику Чтобы призвать россиян активнее отстаивать свои права, в Москву из Цюриха 27 мая прибыл директор по разработкам YouTube в Европе Оливер Хэкман. Он рассказал о тонкостях антипиратской политики известного поисковика видео.

Система Content ID, отслеживающая несанкционированную загрузку файлов в YouTube, была запущена в октябре 2007 года, и  сегодня ею пользуется уже более тысячи правообладателей во всем мире. Они передают компании Google, владеющей сервисом YouTube, сжатые образцы своих видео- и аудиофайлов, которые затем сопоставляются со всем накопившимся в YouTube контентом, а также с каждым новым загружаемым файлом.

В случае если устанавливается сходство файла-образца с посторонним файлом, правообладатель может заблокировать последний либо попросить Google монетизировать его с помощью рекламы. Как сообщил Хэкман, сегодня более 33% монетизируемых просмотров на YouTube приходится на видео, выявленное при помощи Content ID. Отсюда заинтересованность Google в повышении числа «контент-партнеров», ведь доход от рекламы делится между ними и Google.

Правообладатели могут использовать Content ID также для сбора бесплатной демографической статистики о пользователях, просматривающих их видео. В YouTube уже накоплено более миллиона файлов-образцов, и ежедневно система сканирует видеоматериалы суммарной длительностью более 100 лет. Хэкман заверил, что правообладатели оказываются в выигрыше, ничем не рискуя: файлы-образцы сжимаются в тысячу раз, а потому не могут быть использованы Google в коммерческих целях.

Content ID может сличать как видеоряд, так и аудио. Хэкман сообщил, что в Google «удовлетворены» тем минимальным количеством ошибок, возникающих, когда система не устанавливает сходства между оригинальным файлом и его копией, а число ошибок, связанных с тем, что два различных файла идентифицируются как один, «можно сосчитать на пальцах одной руки». Content ID идентифицирует видео, даже если на копию накладываются субтитры и графические фильтры или различается таймкод, а также может опознать аудиозапись, проигрывающуюся на заднем фоне. Как сказал Хэкман, особенно сложно бывает сличать видео спортивных состязаний и сделанные геймерами записи видеоигр, но на каждый такой видеофайл, как правило, распространяется единая политика правообладателя.

На проверку каждого нового загружаемого файла, по словам Хэкмана, Content ID тратит несколько десятков секунд, что не влияет на скорость загрузки. Само собой разумеется, систему постоянно приходится масштабировать, ведь YouTube всего пять лет, но в системе уже ежеминутно появляется 24 часа нового контента.

«Масштабированием у нас занимаются две команды инженеров в Цюрихе, — рассказал Хэкман. — Мы все время добавляем новые машины и центры обработки данных, а наряду с этим постоянно совершенствуем алгоритмы, повышаем эффективность работы системы».

Каждую неделю YouTube удается монетизировать свыше 1 млрд видеофайлов, а доход от рекламы правообладателей, заключивших с YouTube договоры о партнерстве, в прошлом году утроился. Но, как сообщают в российском офисе Google, распространению Content ID в России пока препятствует не только отсутствие осведомленности, но и невозможность для рекламодателей осуществлять оплату через российские платежные системы. Эту проблему в Google обещают вскоре решить.

В Google также озабочены проблемой распространения программ, позволяющих скачивать файлы YouTube, но намеренно не прикладывают все возможные усилия для ее решения. По словам Хэкмана, для обеспечения более высокой степени защиты может потребоваться, чтобы пользователи устанавливали на компьютеры определенные технологии, например последнюю версию Flash Player, а это ограничило бы доступ к системе многих жителей бедных стран.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями