Комиссия по ценным бумагам и биржам США фактически отдала вопросы финансового регулирования на откуп самим компаниям, предоставляющим финансовые услуги и опирающимся в этом на закрытые программные системы

Старший преподаватель права из университета штата Нью-Мексико Эрик Джердинг, долгое время занимавшийся изучением юридических тонкостей, касающихся ценных бумаг, и причин возникновения мыльных пузырей раздутой стоимости фондовых активов, отметил, что, отталкиваясь от существующих компьютерных моделей, Комиссия по ценным бумагам и биржам США фактически отдала вопросы финансового регулирования на откуп самим компаниям, предоставляющим финансовые услуги и опирающимся в этом на закрытые программные системы.

Какой же выход видится из сложившейся ситуации? Необходимо предоставлять заинтересованным лицам доступ к кодам программ, как это делают представители сообщества Open Source, с тем чтобы повысить прозрачность финансовых услуг, к которым прибегают при расчете рисков.

Модели финансовых рисков оперируют тысячами переменных и не менее сложны, чем модели систем прогнозирования погоды. Для их функционирования требуются огромные вычислительные мощности, что подтверждается затратами по отрасли. В 2003 году компании, специализирующиеся на предоставлении финансовых услуг, потратили на высокопроизводительные системы 169 млн долл. К 2007 году, по оценкам аналитиков IDC, затраты достигли 305 млн долл.

По мере расширения возможностей и увеличения мощности технологий инвестиции приобретают все более комплексный характер. В качестве примера здесь можно привести ценные бумаги ипотечных компаний. Уверенность регулирующих органов в этих инструментах возросла настолько, что Комиссия по ценным бумагам и биржам США внесла ряд фундаментальных изменений в процесс регулирования. Под давлением поставщиков финансовых услуг 28 апреля 2004 года Комиссия ослабила существовавшие ранее нормы, согласившись использовать при оценке рисков компьютерные модели этих фирм. Данному событию, которому в то время уделялось недостаточно внимания, недавно была посвящена большая статья в New York Times. В предварительном варианте своего документа, опубликованного в сентябре, Джердинг заметил, что повышение уровня рисков вполне устраивало регулирующие органы, потому что было видно, какие кредиторы уже находятся на грани убытков.

"По мнению многих представителей регулирующих органов, применяемые модели оценки рисков позволяли кредиторам и игрокам на финансовых рынках точнее назначать цены и более грамотно осуществлять управление рисками. Комиссия по ценным бумагам и биржам принимала соответствующие решения в то время, когда вера в технологию не подвергалась сомнению. При наличии каких-то поводов для беспокойства эти моменты наверняка были бы затронуты в выступлениях Алана Гринспэна, бывшего руководителя Федеральной резервной системы США, ушедшего в отставку в 2005 году (см. также "Алан Гринспэн: в кризисе виноваты компьютерные модели"). По его словам, технологии и новые модели оценки кредитоспособности предоставили заимодателям "эффективные средства расширения своей деятельности и охвата самого широкого круга потребителей".

А кто же входил в этот "широкий круг" потребителей? Заемщики, оформлявшие субстандартные ипотечные кредиты. "Если раньше ненадежным клиентам просто отказывали в выдаче кредита, то теперь у ипотечных банков появилась возможность эффективно оценивать риски, связанные с каждым конкретным претендентом, и выражать их в денежной форме", -- пояснил Гринспэн.

Однако утверждение Гринспэна, что у кредиторов появилась техническая возможность достаточно точно оценивать риски, оказалось неверным. По данным компании RealtyTrac, в этом году из-за проблем с погашением кредитов своих домов лишатся до миллиона людей. В 2007 году таковых насчитывалось около 400 тыс. В конце прошлого года Гринспен объявил об увеличении вероятности начала рецессии.

Отрицательные последствия выдачи кредитов ненадежным заемщикам усугубляются особенностями функционирования финансовой системы. Наряду с размещением займов кредитное учреждение проводит и целый ряд других инвестиций, вследствие чего риски значительно возрастают. Человеческий фактор, в частности выдача так называемых "кредитов лжецам" (займов, основанных на неподтвержденных доходах), в моделях рисков, как правило, не учитывается. Ожидается, что возникновение таких ситуаций приведет к росту инвестиций в управление рисками.

По мнению Джердинга, ответ на возникшие трудности лежит в открытии кода финансовых приложений, что позволит банкам и рейтинговым агентствам контролировать функционирование моделей, определяющих требования к размещению капитала, и методику оценки рисков.

"В случае применения программного обеспечения с открытым кодом другие пользователи смогут копировать эти модели и вносить в них изменения исходя из своих потребностей", -- подчеркнул Джердинг. Кроме того, проведенные исследования показывают, что в программном обеспечении с открытым кодом меньше ошибок.

Компании с Уолл-стрит уже сейчас являются крупнейшими пользователями программного обеспечения категории Open Source. Однако Лайза Кэш, исполнительный вице-президент компании DFA Capital Management, разрабатывающей финансовые приложения, указывает, что очень сложно вывести на рынок даже высококачественный программный продукт без сильного бренда. "Попробуйте найти желающих потратить деньги на это", -- заметила Кэш.

В отличие от регулирующих органов США, их европейские визави проводили аудит моделей рисков, что повышало уровень прозрачности и доверия.

"Чем прозрачнее ситуация, тем лучше для нашего бизнеса, -- подчеркнула Кэш. -- В Европе регулирующие органы изучали программный код, но согласились не раскрывать его".

Впрочем, некоторые специалисты полагают, что повышение прозрачности -- более сложная задача по сравнению с открытием кода. Президент и директор по технологиям компании Keane Business Risk Management Solutions Питер Тойтен заметил, что в управлении рисками нет общих стандартов. Там нет "универсальных нагрузочных тестов", за исключением простейшего набора сценариев рисков.

Эффективность использования модели Open Source вызывает у Тойтена сомнения, потому что это повлечет за собой множество децентрализованных разработок. Однако уже можно наблюдать, что кризис начал стимулировать внедрение открытых стандартов.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями