Г. Финкбайнер (в центре) подчеркнул, что смена партнёра manroland на Украине – следствие отличных результатов сотрудничества с HGS в России. Слева — В. Семёнов, справа – Н. Хараджиева

6 апреля в офисе HGS состоялась пресс-конференция, посвящённая расширению сотрудничества компании с manroland на территорию Украины. Мероприятие почтил присутствием председатель совета директоров manroland Герд Финкбайнер. На правах хозяев выступали исполнительный директор HGS Вадим Семёнов и директор по маркетингу HGS Наталья Хараджиева. Также присутствовали член совета директоров HGS Вернер Ассум и директор представительства manroland в России Михаель Байер.
Финкбайнер выступил с настоящей программной речью, где рассказал об работе manroland в период кризиса (компания в числе немногих сумела закончить 2008 г. с прибылью 52 млн евро), а также напомнил о наиболее важных достижениях последнего времени. Полностью с его речью можно ознакомиться здесь: http://www.publish.ru/news/7475632.html.
Затем руководитель manroland ответил на вопросы. В частности, на вопрос Publish о том, есть ли существенная разница между российским и украинским рынками печатного оборудования, Финкбайнер ответил: «Нет. Конкуренты там всё те же – международные группы компаний, потребности клиентов с точки зрения приложений очень похожи на российские. Хотя с точки зрения масштабов – да, разница есть. Украинский рынок заметно меньше. Но мы надеемся, что общая схожесть рынков позволит добиться синергии за счёт общего сервиса». Семёнов добавил: «Увы, точных оценок объёмов рынка полиграфического оборудования для России и Украины не существует, поэтому гораздо интереснее оценивать динамику. А здесь оба рынка идут ноздря в ноздрю, хотя общее падение производства на Украине существенно больше. Отмечу ещё одно отличие – благодаря тому, что Украина более открытое государство с точки зрения экспортно-импортных операций, типографиям легче работать с зарубежными клиентами, а поставщикам – проще поставлять».
Отвечая на вопрос о текущем состоянии финансирования сделок, Семёнов сообщил: «Да, с началом кризиса финансирование было практически свёрнуто, включая даже уже запущенные проекты. И нам потребовалось более двух месяцев только для того, чтобы восстановить лишь часть существовавших возможностей для наших клиентов. Сейчас мы готовы предложить и кредитование, и лизинг, хотя об условиях августа-сентября 2008 г. уже можно забыть».
Финкбайнер ответил так: «Сложности финансирования – это глобальная проблема. Не следует думать, что близкие к нулевым процентные ставки на межбанковском рынке означают низкие проценты по кредитам для компаний. Увы, банки практически перестали рисковать, а проценты по выдаваемым кредитам стали очень высоки. И это сейчас главная проблема для нашей индустрии... Нас спрашивают: может ли производитель помочь? Например, гарантируя лизинговой компании обратный выкуп? Мы очень ограниченны в своих возможностях, поскольку мы производственная, а не финансовая компания. Очень ограниченная поддержка такого рода с нашей стороны связана с тем, что мы не хотим создавать дисбаланс с производственными мощностями. Дав какие-то специальные условия одному клиенту, мы можем нарушить общую конкурентную среду. Кроме того, именно такая осторожная политика позволила нам избежать масштабных проблем из-за отказа от сделок, которые сейчас испытывают многие наши конкуренты».
В ответ на просьбу дать прогноз по рынку офсетного оборудования в текущем году, Финкбайнер ответил прямо: «Я не знаю. Сейчас очень сложно делать какие-то прогнозы по продажам... Если вы оптимист, то можно ожидать некоторого восстановления во второй половине года и улучшения в 2010 г. Пессимистичный прогноз – текущий и следующий годы будут плохими... Восстановление рынка офсета я связываю с моментом стабилизации на финансовом рынке».
Журналисты поинтересовались, не связан ли кризис с перенасыщенностью полиграфического рынка оборудованием, из-за чего полиграфия может позже из него выйти, вынужденная «пережевывать» переизбыток мощностей? Финкбайнер признал, что проблема overcapacity существует – и не только для типографий, но и для производителей, которых ожидает консолидация. Семёнов высказал особое мнение касательно России: «Я ни в коем случае не соглашусь считать кризис в полиграфии кризисом перепроизводства – ни одного из признаков этого в отрасли не видно. Ничего из производимого типографиями не делалось впрок. В России загрузка полиграфических мощностей существенно выше, чем на Западе. Поэтому я надеюсь, что российская полиграфия, за счёт своей мобильности, выйдет из кризиса одной из первых отраслей». – И. Терентьев

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями