Корпорация Eaton пришла в Россию в 2004 году, купив известного производителя источников бесперебойного питания (ИБП) компанию Powerware, которая под разными названиями работала в нашей стране еще с 70-х годов прошлого века. Другим знаменательным приобретением (2008 год) стала еще одна хорошо известная на российском электротехническом рынке компания — Moeller, производитель оборудования для автоматизации производственных процессов и распределения энергии в здании. В 2009 году Eaton открыла в Москве новый офис, где представлены подразделения как электротехнического сектора, так и промышленного, охватывающего аэрокосмические системы, гидравлическое оборудование и оборудование для легковых и большегрузных автомобилей. Таким образом, сегодня в России активно работают все подразделения этой многоотраслевой корпорации со столетней историей и оборотом 13,7 млрд долларов. Разговор с Томасом Гроссом, заместителем председателя и главным операционным директором электротехнического сектора Eaton, мы начали с обсуждения перспектив развития ИБП — систем, с которых начинался бизнес Eaton в России.

 

Современные ИБП с КПД на уровне 96–98% в части энергоэффективности выглядят почти идеально — здесь уже вряд ли возможны какие-либо существенные улучшения. Однако многих интересуют дальнейшие направления развития этого оборудования. Какие разработки сейчас ведутся в исследовательских лабораториях Eaton?

Томас Гросс: Конечно, ИБП, работающие по схеме офлайн, по уровню КПД являются почти совершенными (при наличии электричества во входной сети такие ИБП подают его на нагрузку напрямую, без какого-либо преобразования. — Прим. ред.). Но в онлайновых ИБП, которые являются предпочтительными для обслуживания критической нагрузки, еще остаются возможности для повышения эффективности. В наших источниках бесперебойного питания большой мощности уровень КПД уже очень высок, но по мере снижения мощности ИБП снижается и значение КПД. Мы стараемся перенести свои наработки в области энергоэффективности на решения средней и малой мощности, для чего надо существенно снизить себестоимость технологий энергоэффективности. И это одно из приоритетных направлений НИОКР.

Другое направление — повышение общей надежности систем электропитания, для чего, в частности, необходимо развивать механизмы самодиагностики. Очень важно сделать ИБП максимально «умными», чтобы они могли контролировать состояние аккумуляторных батарей и других элементов. Помимо прочего такая возможность позволит увеличить срок эксплуатации оборудования, а значит, и снизить совокупную стоимость владения (TCO).

Еще одно направление разработок связано с растущим интересом к контейнерным центрам обработки данных (ЦОД). Это требует совсем иного, более высокого, уровня модульности ИБП, чем в традиционных ЦОД. В этой области Eaton является признанным лидером. Мы много лет сотрудничаем с такими крупнейшими игроками ИТ-рынка, как IBM, Dell, HP; и они используют в своих контейнерных решениях наши ИБП. Эти решения построены на базе типовых продуктов, но адаптированы под контейнерные системы.

 

В области ЦОД сейчас востребованы комплексные инженерные решения, наряду со средствами электропитания включающие системы кондиционирования и другое оборудование. Такие комплексы есть, например, у Schneider Electric и Emerson. У Eaton, насколько известно, нет своих систем кондиционирования. Является ли это проблемой для работы на рынке ЦОД?

В части оснащения средствами охлаждения мы видим свою задачу в том, чтобы минимизировать, а еще лучше ликвидировать потребность в таких средствах. На рынке наблюдается очевидная тенденция к переходу от традиционных, очень энергозатратных прецизионных кондиционеров, работающих на уровне вычислительного зала (Computer Room Air Conditioners, CRAC), к альтернативным способам снятия тепла. Мы сфокусировались на разработке средств эффективного управления воздушными потоками на уровне стойки с оборудованием. Охлаждая не проходы, а только серверы и эффективно выводя горячий воздух из стойки, можно существенно снизить потребность в системах кондиционирования.

Есть немало примеров ЦОД, где вообще нет традиционных кондиционеров CRAC. Такие объекты развернуты интернет-провайдерами, владельцами социальных сетей, крупными производителями компьютерной техники. Кроме того, ЦОД перемещаются во все более холодные регионы. И это хорошая тенденция для России. Мы готовы ее поддерживать. Поверьте, мир без традиционных, громоздких и «прожорливых» прецизионных кондиционеров будет лучше.

В целом Eaton, конечно, фокусируется на предоставлении комплексных решений по электропитанию. Купив компанию Moeller и получив средства по распределению электричества, мы можем предлагать действительно полные решения — вплоть до стойки. Ну и как я уже говорил, мы помогаем снизить потребность в охлаждении.

 

Сейчас наблюдается рост интереса к динамическим ИБП. В России уже есть несколько ЦОД, где они установлены. Есть ли в портфеле предложений Eaton такие решения? Каковы плюсы и минусы динамических ИБП?

На сегодняшний день у нас нет динамических ИБП, но полагаю, что эта технология вполне приемлема для определенных типов ЦОД, а потому интерес к ней у нас существует.

Центры обработки данных можно разделить на две большие группы. Первая — корпоративные ЦОД, например финансовых, страховых и иных компаний. Это высоконадежные комплексы с самыми высокими требованиями к отказоустойчивости и качеству электропитания. Владельцы таких объектов ориентируются на статические ИБП с двойным преобразованием. Вторая группа — ЦОД поставщиков интернет-сервисов, социальных сетей, сетевых игр. На этих объектах допустимо применение ИБП без двойного преобразования, работающих в экономичном режиме, в том числе динамических систем.

 

Насколько подходят для установки на телекоммуникационных объектах и в ЦОД альтернативные источники электричества — солнечные батареи, ветровые генераторы, водородные элементы?

Сегодня в подавляющем большинстве случаев ИБП подключается к основной электросети. Кроме того, вместе с ИБП обычно устанавливают ДГУ. Ничто не мешает дополнить этот набор солнечными батареями и другими названными вами источниками электроэнергии. В такой ситуации ИБП выступает в качестве контроллера своеобразной электрической микросети — «мозга» всей системы. Он должен быть достаточно интеллектуальным, чтобы оптимально задействовать имеющиеся ресурсы и, например, в хорошую погоду использовать ресурсы солнечных батарей в период пиковой нагрузки. Но это всего лишь еще один источник энергии, не более того.

Установки ИБП могут быть подключены к службам прогнозирования погоды: при поступлении информации о приближении шторма они переключатся на дизель-генератор, чтобы исключить даже малейшую вероятность перерыва в электропитании критического оборудования в случае аварии во внешней сети, например обрыва проводов. Важно, чтобы он «действовал» проактивно, а не реактивно. Поэтому ИБП и становятся все более интеллектуальными.

 

Россия готовится к проведению крупнейших спортивных мероприятий: зимних Олимпийских игр 2014 года и чемпионата мира по футболу 2018 года. Планирует ли ваша компания участвовать в оснащении спортивных объектов, строящихся или модернизируемых к предстоящим событиям?

У компании Eaton богатый опыт по защите электропитания спортивных объектов. Наши решения использовались на всех крупных соревнованиях последнего времени. Например, на Олимпийских играх 2008 года, прошедших в Пекине, ИБП Eaton серии BladeUPS обеспечивали бесперебойность электропитания 18 мобильных студий звукозаписи, которые отвечали за все телевизионные трансляции. В настоящее время продукцией Eaton оснащаются объекты предстоящей Олимпиады в Лондоне.

На прошедшем в прошлом году в ЮАР чемпионате мира по футболу тоже применялись решения Eaton. Используются они и на объектах, где пройдут игры чемпионата Европы – 2012. Например, в серверных недавно открывшегося в Донецке стадиона «Донбасс Арена» установлены 35 наших ИБП средней и высокой мощности. Эта арена вместимостью свыше 50 тыс. зрителей является первым футбольным стадионом в Восточной Европе, разработанным и построенным согласно стандартам элитной категории UEFA. На объекте установлено 6 тыс. сетевых портов и проведено 1200 км кабелей, связь по WiFi обеспечивают 150 точек доступа, а безопасность — 450 камер скрытого видеонаблюдения. Установленные ИБП гарантируют бесперебойное электропитание всех систем — информационных, охраны и безопасности, оплаты и связи.

Нет никаких причин, которые ограничивали бы применение подобных решений в России. Eaton при участии партнеров работает над несколькими крупными проектами на спортивных сооружениях, о которых мы сможем рассказать в ближайшем будущем.

 

Каково в целом значение российского рынка для Eaton? Как вы планируете развивать бизнес в нашей стране?

Россия — очень привлекательный рынок. К 2015 году мы намерены добиться пятикратного увеличения объема бизнеса на российском рынке. Это касается всех подразделений. Очевидно, что электротехнический сектор исторически занимает ведущие позиции. Но сейчас очень успешно развиваются все направления. Так, по аэрокосмическому направлению заключен контракт с корпорацией «Иркут» на разработку гидравлической системы для нового пассажирского авиалайнера MC21. Успешные проекты ведутся и другими подразделениями. Реализации столь амбициозных планов будет способствовать и тесное взаимодействие разных подразделений. Это дает хорошую синергию.

О значимости России говорит тот факт, что офис в Москве имеет статус корпоративного, то есть Игорь Ануфриев, директор представительства, отвечает за деятельность всех подразделений и отчитывается непосредственно перед руководителем региона EMEA (Европа, Ближний Восток и Африка) — в этом регионе только три офиса имеют такой статус.

Ключевые приоритеты Eaton — повышение надежности и безопасности электроэнергетики, энергосберегающие технологии, альтернативные источники электричества — слово в слово повторяют ключевые положения федеральных целевых программ, которые определяют будущее развитие России. Этот факт вселяет еще большую уверенность в том, что заявленные амбициозные планы будут реализованы.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF