Цифровая трансформация — один из главных слоганов ИТ-индустрии последних лет. Предполагается, что своевременно «трансформировавшиеся» предприятия не только оставят позади конкурентов на уже существующих рынках, но и создадут новые, ранее недоступные продукты и услуги.

Для того чтобы понять реальное отношение бизнеса к многообещающей концепции, в прошлом году Hitachi Data Systems совместно с Forbes Insights опросили почти 600 топ-менеджеров по всему миру (см. «Пять шагов к успеху цифровых преобразований в бизнесе», Computerworld Россия, 30 ноября 2016). А в конце прошлого года HDS провела аналогичное исследование и в России, совместно с аналитическим агентством OSP Data. Было опрошено более ста ИТ-руководителей крупных компаний из финансовой, телекоммуникационной, нефтегазовой отраслей и промышленности.

Опрос помог определить, как именно отечественные ИТ-руководители понимают термин «цифровая трансформация», насколько, по их мнению, она актуальна для нашей страны, кто отвечает за разработку стратегии в этой области, какие изменения она принесет, что тормозит перемены и т. д. Исследователей интересовало не только общее отношение респондентов к цифровой трансформации, но и то, насколько готова к переменам их собственная компания, какие трансформационные процессы идут в ней в настоящее время и какие планы имеются на ближайшие два года.

«Опрос показал, что 50% компаний уже начали цифровую трансформацию, а еще 35% находятся на этапе определения ее целей в стратегии бизнеса, — рассказал Юрий Скачков, генеральный директор Hitachi Data Systems в России и СНГ. — Более 70% опрошенных отметили, что трансформироваться должен весь бизнес или как минимум основные бизнес-функции. Но и препятствий на пути к цифровой трансформации у компаний немало: в основном респонденты говорили об организационных трудностях, хотя упоминались и проблемы, связанные с распределением бюджета. Зато почти все ИТ-руководители считают свои подразделения полностью готовыми к внедрению новых технологий, и это не может не радовать».

«Успешные примеры представителей новой, цифровой экономики на Западе просто не могут оставлять равнодушными руководителей российских компаний, особенно в ситуации, когда многие традиционные технологии и бизнес-модели уже подошли к пределу своей эффективности, — говорит Александр Барсков, главный эксперт OSP Data. — Поэтому оптимизм опрошенных нами специалистов в отношении цифровой экономики понятен, за ней будущее. Технологии для цифровой трансформации по большей части готовы, поэтому главное для отечественных компаний — определиться, готовы ли они к новым организационным и бизнес-моделям, ну и, конечно, изыскать средства на цифровое развитие».

База опроса

Цифровая трансформация особенно актуальна для крупных компаний и тех, которые работают на высококонкурентном рынке, уже «выжавшем» все, что можно, из традиционных технологий.

Поэтому наибольшую активность в исследовании проявили представители крупных структур численностью более 500 человек (две трети опрошенных) и финансового сектора (почти половина респондентов). Треть опрошенных занимают должности директоров, вице-президентов или вице-президентов по ИТ, и еще 59% респондентов — руководители среднего уровня (начальник отдела, управления, замдиректора по ИТ).

Вопрос терминологии

Респондентам было предложено следующее определение цифровой трансформации:

«Цифровая трансформация — преобразование бизнеса (формирование принципиально новых бизнес-моделей и бизнес-процессов, создание инновационных продуктов и услуг) на базе комплекса передовых технологий, таких как облака, мобильность, продвинутая аналитика, социальное взаимодействие и Интернет вещей».

С ним согласились 90% опрошенных. Иногда с поправками: кому-то не хватило в определении упоминания Больших Данных, кто-то считает, что основа всему — Промышленный интернет, а уже из него вытекают все перечисленные технологии.

Точка зрения относительно того, какая технология «главная», в немалой степени зависит от сферы деятельности. Что до Больших Данных, то они, на наш взгляд, в определении присутствуют, хотя и в неявном виде: все перечисленные в определении решения служат в той или иной мере источниками Больших Данных, средствами их сбора или обработки.

Цифровая трансформация в теории…

Респондентов попросили рассказать о том, каковы, по их мнению, основные цели цифровой трансформации и кто должен отвечать за выработку ее стратегии, ведь любые перемены должны в идеале начинаться с определения задач и методов их достижения. Также опрошенные отметили технологии, которые сыграют наибольшую роль в ходе модернизации, что необходимо менять самым радикальным образом, как оценить эффективность трансформации и что может помешать ее воплощению.

Источник: HDS, OSP Data, 2016
Источник: HDS, OSP Data, 2016

 

Источник: HDS, OSP Data, 2016

Основными целями цифровой трансформации респонденты назвали «повышение удовлетворенности клиентов» (58%), «преобразование бизнес-моделей» (57%), «сокращение затрат» (54%), «повышение эффективности уже существующих процессов» (48%) и «выход на новые рынки, расширение ассортимента продуктов и услуг» (33%).

Выработкой стратегии, по мнению опрошенных, должен заниматься топ-менеджмент или комитет, составленный из представителей различных подразделений. Эти два варианта ответов собрали почти по 50% голосов (можно было указывать несколько позиций). ИТ-департамент, который, собственно, и представляли респонденты, финишировал третьим (24%).

Самой главной технологией цифровой трансформации (отвечая на этот вопрос, также можно было отмечать несколько вариантов) признана аналитика Больших Данных — ее упомянули 61% участников опроса. Далее идут мобильные технологии (56%) и облака (51%), и лишь затем Интернет вещей (34%), социальные медиа (25%) и робототехника (8%).

Участники опроса уверены, что в ближайшие два года цифровая трансформация затронет процессы создания инновационных продуктов и услуг и методы взаимодействия с клиентами, — так ответили 57 и 56% респондентов соответственно. 45% полагают, что цифровизация принесет с собой новые модели бизнеса и источники доходов. Кроме того, претерпят изменения как внутренние бизнес-процессы (35%), так и внешние, отвечающие за работу с различными контрагентами — поставщиками, покупателями и т. д. (39%).

Главными показателями эффективности трансформации респонденты считают повышение удовлетворенности клиентов (60%) и сокращение затрат (58%). В то же время пункт «появление новых продуктов/услуг», входящий в определение самой цифровой трансформации, существенно отстал (49%).

Что касается препятствий на пути к переменам, то около 40% голосов набрали почти все предложенные варианты: «отсутствие согласованной стратегии», «недостаточная поддержка со стороны высшего руководства», «неспособность наглядно продемонстрировать окупаемость инвестиций», «трудности реализации в масштабе всей организации из-за разобщенности подразделений», «недостаток специалистов с необходимыми квалификациями». Реже всего опрошенные упоминали «проблемы с бюджетом» (31%) и «неготовность ИТ-департамента поддерживать преобразования» (18%).

…и на практике

Респондентов также попросили ответить на практические вопросы: о том, как обстоят дела с цифровой модернизацией в их собственных компаниях.

Как выяснилось, 48% опрошенных полагают, что у них уже осуществляются в той или иной степени проекты по цифровой трансформации, еще 35% в настоящий момент определяются относительно стратегии. Еще 10% полагают, что новая концепция в целом понятна руководству компании, но воплощать ее в жизнь пока не планируется.

В ближайшие два года цифровая трансформация станет приоритетным процессом в 45% организаций. Более важными задачами были названы «повышение ориентированности на клиентов» (62%) и «разработка новых продуктов и услуг» (52%).

Как бы там ни было, через два года положение вещей существенно изменится: 25% респондентов считают, что цифровые технологии трансформируют весь бизнес, 45% — что изменятся основные бизнес-функции, а 21% полагают, что изменятся какие-либо отдельные направления деятельности (еще 9% полагают, что к 2019 году в их компаниях только начнут изучать перспективы цифровой трансформации).

Большинство респондентов уверены, что технологическая революция требует улучшения соответствующего «обмундирования» компаний. Сейчас, оценивая по пятибалльной шкале отдельные технологии, являющиеся составной частью цифровой трансформации, опрошенные сочли, что в среднем им лучше всего удается хранить данные (3,8) и обеспечивать их конфиденциальность и защиту (3,7). Способность организаций работать с данными, особенно неструктурированными, анализировать их, превращать полученные знания в реальное подспорье бизнесу опрошенные оценили гораздо ниже — менее чем на «троечку».

В то же время без продвинутой аналитики соцсети, Интернет вещей и другие источники данных попросту бесполезны. Опрошенные это понимают: как указывалось выше, аналитику считают ключевой технологией почти две трети из них.

Потребности в трансформации

Стоит признать, что в большинстве случаев бизнес консервативен. В любую эпоху, не исключая нынешнюю, провозглашаемую эпохой цифровой трансформации, для обеспечения роста руководителям нужно прежде всего повышать удовлетворенность клиентов, выводить на рынок новые услуги, совершенствовать внутренние бизнес-процессы и способы работы с контрагентами.

Процесс «оцифровки» бизнеса, то есть эволюционного улучшения уже существующих продуктов и услуг за счет внедрения информационных технологий, идет не один десяток лет. И технологии, входящие в определение цифровой трансформации, при этом активно используются. Поэтому, для того чтобы донести концепцию нцеобходимости внедрения инноваций бизнес-менеджменту, необходимо показать революционный характер перемен вследствие синергии уже используемых технологий.

Но в главном-то они сходятся

Из респондентов, принявших участие в исследовании, можно выделить две крупные группы — по размеру (предприятия численностью более 500 человек) и по сфере деятельности (финансовые структуры). Их ответы отличались от ответов представителей других организаций, хотя и не слишком значительно.

Крупные компании предсказуемо продвинулись по пути цифровой трансформации дальше — почти в 60% из них уже идут проекты по модернизации инфраструктуры и бизнес-процессов (против 48% во всей выборке), при том что оптимистов там немного меньше (80% вместо 86%). При разработке стратегий трансформации руководство этих организаций склонно к большей централизации. Кроме того, их топ-менеджеры втрое меньше, чем в среднем (7%), считают полезным привлекать к ее созданию ИТ-департамент.

В финансовых организациях больше оптимистов (91%), в них больше доля тех, кто считает цифровую трансформацию стратегической задачей ближайших лет (56%). Важность изменения подхода к работе с клиентами упомянули почти 70% опрошенных. В этих компаниях меньше жалуются на непонимание начальства, неспособность показать окупаемость инвестиций в инновации и соответственно на проблемы с бюджетом. При этом респонденты из этой отрасли несколько выше оценивают технологическую готовность своих ИТ-систем к цифровой трансформации.

Тем не менее в двух главных пунктах восприятия цифровой трансформации все опрошенные сходятся. Процент ответивших «находимся на этапе определения целей цифровой трансформации» и «уже реализуем проекты цифровой трансформации» у разных типов компаний примерно одинаков: 83% у выборки в целом, 86% у финансовых структур, 88% — у крупных компаний. Через два года трансформируются полностью или частично 85% крупных компаний, 91% общей выборки и 98% «финансистов». Разброс несколько выше, но ведь за два года на ИТ-рынке могут народиться новые подходы или существенно модернизироваться старые. Например, в цифровую трансформацию наверняка включатся решения, опирающиеся на виртуальную и дополненную реальность.

Еще одно сравнение можно провести, сопоставляя, насколько это возможно, ответы российского исследования и упомянутого выше глобального исследования HDS и Forbes. С учетом, конечно, не только географических различий, но и того, что респондентами Forbes был широкий спектр представителей топ-менеджмента, а российских исследователей — исключительно руководители ИТ-служб.

Зарубежные «топы» видят среди важнейших инвестиционных приоритетов различные технологии (две верхние строчки по 51% каждая), российские ИТ-специалисты — повышение ориентированности на клиентов (62%) и разработку новых продуктов и услуг (52%).

В опросе Forbes главным катализатором успеха цифровой трансформации с почти двукратным отрывом от второго места стали опять-таки технологии (56%), в то время как у нас главными препятствиями названы различные организационные проблемы (четыре позиции в районе 40% каждая).

В целом получается, что бизнес-лидеры в деле цифровой трансформации вверенного им бизнеса считают главной техническую сторону. А ИТ-руководители — преодоление организационных неурядиц, полагая, что технологии к трансформации относительно готовы.

Есть, конечно и «общие ценности». Так, в первую тройку технологий, необходимых для цифровой трансформации, в обоих опросах входят облака, мобильность и аналитика, хотя и в разном порядке.

 

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF