С 1 декабря к работе приступил новый генеральный директор Hewlett-Packard в России Оуэн Кемп, под началом которого окажутся директора четырех подразделений: корпоративных компьютерных систем; технической поддержки, консалтинга и аутсорсинга; персональных компьютерных систем; печати и цифровой обработки изображений
Оуэн-Кристофер Кемп, по образованию инженер по электросвязи, начал работу в Hewlett-Packard в 1978 году в подразделении, занимающемся продажей медицинского оборудования. В 1995-1998 годах он руководил развитием бизнеса компании НР в России. Под руководством Кемпа была разработана и реализована программа инвестиций в Россию, которая получила название «Проект Тройка». Также Кемп был инициатором создания российского консалтингового подразделения — HP Consulting and Integration Services. В 2002-2003 годах он возглавлял подразделение по работе с компаниями финансового сектора, отвечал за слияние соответствующих структур HP и Compaq.

Впервые в корпоративной практике Hewlett-Packard главой представительства назначен вице-президент компании. Российский офис HP возглавил Оуэн Кемп, уже работавший в нашей стране в 1995-1998 годах. Непосредственно перед возвращением Кемп руководил подразделением HP, обслуживающим компании финансового сектора и отвечал за слияние соответствующих структур HP и Compaq. Что означает для Hewlett-Packard и для России это назначение?

Прежде всего — с возвращением. У вас уже есть представление о том, как изменился российский рынок с 1998 года?

За эти годы действительно многое изменилось. Открылись новые магазины, появилось много новых фирм. Я не думал, что дорожное движение может стать еще хуже, но оно все же стало.

Что же касается компьютерного рынка, то, хочу отметить, что представительство нашей компании, несмотря на кризис 1998 года, весьма заметно улучшило свои показатели. Да и весь рынок вполне оправился от его последствий, он снова растет и развивается. Все, с кем я говорил, оптимистично настроены, я замечаю у них желание и дальше развиваться, открывать для себя новые сегменты рынка. Что касается каких-либо деталей, то я, пожалуй, не рискну их обсуждать — совсем недавно вернулся.

Расскажите о вашей предыдущей работе в России в 1995-1998 годах.

Когда я впервые приехал в Россию в 1995 году, наше представительство здесь было относительно небольшим и сам местный рынок был еще довольно незрелым по сравнению с нынешними временами. Количество наших партнеров и крупных заказчиков было невелико. Так что наша работа в то время была своего рода «освоением целины», несмотря на то, что Hewlett-Packard имеет представительство в России с 1969 года.

Что такое проект «Тройка»?

Это было рабочее название плана инвестиций в российский рынок, который я претворял в жизнь с 1995 по 1998 год. Благодаря этому плану немногим более чем за два года мы добились увеличения нашего оборота в три раза. Мы сконцентрировались на трех направлениях — очень серьезно взялись за финансовый сектор, за нефтегазовую отрасль и начали вкладывать ресурсы в развитие партнерской сети. Это и были, образно говоря, три лошади, ставшие основой успеха HP в России. Я полагаю, ставка на каждую из них была очень правильным решением. Я думаю, что в будущем эти два упомянутых сегмента по-прежнему останутся для нас очень важными, так же, как и работа с партнерами. Ряд элементов проекта «Тройка» будут представлены и в готовящемся сейчас плане работы в России.

В те же годы в России было создано подразделение HP Consulting and Integration Services. Однако эта структура до сих пор не слишком широко известна, по крайней мере, в России. В чем причина — услуги консультантов слишком дороги?

Несмотря на то, что настоящий момент мы не ведем активной рекламы этого подразделения, тем не менее по данным IDC это подразделение является одним из самых крупных системных интеграторов в России. Ему предстоит значительно расшириться. Это при том, что в отличие от, скажем, IBM Global Services мы не стремимся сделать всю работу сами, около 60% объема работ передается партнерам — субподрядчикам.

В идеале в нашем штате должны работать только самые опытные эксперты в области бизнеса и различных предметных областей, а все услуги мы оказывали бы совместно с нашими партнерами. Таким образом можно было бы существенно снизить стоимость работ для заказчика.

Вице-президент во главе представительства — это, наверное, нечастое явление. С чем связано ваше назначение? С большими планами HP относительно России, с необходимостью срочно поправить дела?

Совершенно верно, мое назначение — уникально. Это произошло по инициативе Исполнительного комитета HP и самой Карлтон Фьорины. Они приняли решение направить в Россию опытного руководителя, которому знаком этот рынок. Также принято решение инвестировать в расширение российского бизнеса HP.

Так что я приехал сюда не потому, что здесь у нас что-то не в порядке, совсем наоборот, я назначен сюда потому, что Россия имеет большую привлекательность для HP, и назначение на должность главы представительства одного из высших руководителей компании — явное свидетельство ее желания вкладывать сюда силы и средства. Я проработал в Hewlett-Packard 25 лет, знаком со всеми ее высшими руководителями и могу стать своеобразным интерфейсом между представительством и штаб-квартирой компании. В частности, полагаю, что смогу отстаивать интересы российского бизнеса компании в напряженных ситуациях, связанных, скажем, с недостаточным выделением товаров для российских партнеров.

Итак, уже само по себе назначение вице-президента нужно считать большой инвестицией, авансом стране. А какие еще предполагается сделать вложения?

В данный момент мы оцениваем эти возможности. Я всего неделю в России, пока неофициально, в качестве туриста. Но, разумеется, я здесь уже собираю факты, чтобы понять, в чем состоит потенциал страны и какие действия нам следует предпринять. HP обладает достаточными ресурсами, и мы ищем возможности стратегических инвестиций, которые позитивно скажутся не только на HP, но и на самом рынке страны. Мы хотим открыть новые сегменты, представить новые концепции, использовать имеющиеся возможности в области исследований и разработок. Я бы хотел, чтобы не создалось ложного впечатления, будто я приехал осуществлять в России план, выработанный где-то «наверху». Разумеется, процесс начнется внутри российского представительства HP, но наши партнеры и даже некоторые из наших заказчиков будут помогать нам выявлять возможные направления инвестиций.

О каких новых сегментах идет речь, и каковы планы HP относительно исследовательской деятельности в России?

Я упомянул о них просто как о возможных областях. Еще будучи здесь в 90-х годах, я осознал, что большая научная и интеллектуальная база — одна из основных отличительных черт России. И я думаю, что преимущество России не в том, что она — просто рынок дешевой рабочей силы, а в интеллектуальных возможностях народа, в его научно-исследовательском потенциале. Так что я попытаюсь наладить сотрудничество в этой области, буду искать возможности использования этого потенциала.

Говорить о том, что конкретно мы сможем предпринять, еще слишком рано. Все сегменты рынка, на которых мы работаем, переживают подъем. Мы очень хорошо представлены в местном финансовом секторе, который сейчас переживает рост, и в нефтегазовой отрасли. Нельзя не заметить, что набирает обороты промышленность, так что с заказчиками из этой области будет весьма разумно подумать о дополнительных инвестициях и проявлении дополнительного внимания и к этому сектору рынка. Особое внимание хотелось бы уделить розничной торговле. Мы очень успешно работаем с розницей в других странах мира, и если мы поймем, что сейчас время заняться ею в России, то будем рассматривать этот вопрос. Разумеется, как и на любом развивающемся рынке, нам предстоит еще очень многое сделать в секторе государственных учреждений.

Относительно предыдущей работы — в финансовом секторе. Вы отвечали за слияние соответствующих подразделений Hewlett-Packard и Compaq. Насколько успешно оно произошло? Можно ли считать, что этот процесс завершен?

Примерно за месяц до слияния меня назначили на должность вице-президента HP по финансовой отрасли. Я имел удовольствие интегрировать группы специалистов Compaq и HP в единую структуру. Должен сказать, это была очень интересная задача. У обеих компаний имелся богатый выбор решений для этого сектора рынка, причем они мало в чем пересекались. Что весьма благоприятно сказалось на результатах.

В глобальном плане я считаю, что слияние закончено. Ни в одном из подразделений больше не ведутся разговоры о том, откуда у нас тот или иной человек, решение или продукт — из Compaq или из HP. Фьорина заявила по этому поводу: «Хватит говорить на эту тему. Давайте отвлечемся от проделанной работы по интеграции и начнем работать, глядя в будущее».

Теперь надо обеспечить дальнейшее развитие компании. А это не так просто — найти направления для роста столь большой фирмы. Было решено, в частности, приглядеться к России. Именно поэтому я сюда приехал.

A что за стратегия «cost-out, future in»?

Эта стратегия разработана для объединенного финансового подразделения, получившего в некотором смысле возможность начать работу с чистого листа. Мы стали выяснять у наших заказчиков, чего они хотят. Выяснилось, что для них важнее всего три вещи. Главная из них — сокращение издержек. Отсюда взялось «cost-out». Нам пришлось обратиться ко всему своему опыту, в том числе приобретенному при слияниии. Второе, что им понадобилось — это обеспечение работы финансовой отрасли в условиях постоянных изменений, в том числе законодательных. Появляются новые типы контрактов, новые правила, новые законодательные акты и так далее. Третье — заказчикам тоже нужно что-то предпринять, чтобы наилучшим образом удовлетворить потребности своих клиентов. Это заказчики наших заказчиков, так чем же мы можем помочь финансовой отрасли в будущем улучшить свое взаимодействие с заказчиками, сократить издержки и обеспечить будущее? Соответственно, появилась вторая часть слогана — «future in».

По сравнению с 90-ми годами произошло как минимум одно существенное изменение — больше нет Compaq как конкурента, но зато российским рынком, наконец, заинтересовалась Dell, которая обзавелась несколькими партнерами. И за счет агрессивной ценовой политики намерена приблизить свою долю российского рынка к мировой. Есть ли какие-нибудь комментарии по этому поводу?

Да, положение дел в области конкуренции на российском рынке, без сомнения, изменилось. Однако оно не так уж существенно отличается от положения на рынках других стран мира. В сегменте персональных компьютеров наблюдается гонка, в которой два лидера. Карлтон (Фьорина. — Прим. ред.) все время говорит: «В гонке на рынке ПК участвуют две лошади». Эти скакуны — Dell и HP. В России я совсем не опасаюсь конкуренции со стороны Dell по очень простой причине: они работают совсем в другой плоскости. У этой компании великолепная логистика. Но они не вкладывают средства в исследования и разработки, поэтому их продукты, как правило, с технологической точки зрения стоят на ступеньку ниже наших. И именно поэтому они никогда не будут лидерами в технической области. Таким образом, привлекательность их продуктов всегда будет чуть ниже, чем наших, и они будут чуть менее прогрессивными. С другой стороны, с точки зрения логистики они очень быстро выводят новые товары на рынок и поэтому сейчас начинают заниматься сбытом телевизоров, аудиотехники и тому подобного. Dell становится фирмой розничной торговли в полном смысле этого слова.

Но их мастерство логистики и работы с заказчиками напрямую будет сложно применить в России. Я считаю, что здесь необходимо иметь стратегию работы с партнерами, мы три четверти своего российского бизнеса делаем с их помощью.

Ожидаются ли изменения в структуре российского офиса?

Структура российского представительства HP такая же, как и в других представительствах. Разница лишь в том, что я не буду непосредственно руководить ни одним из четырех направлений, их генеральные директора будут работать как обычно, но отчитываться не только своему «вертикальному» начальству, но и мне. Это поможет нам координировать работу всех подразделений.

Будет ли такая структура, когда глава офиса не отвечает за конкретное направление, применяться в других странах?

В мире существуют еще две страны, в которых применяется подобная модель, — Великобритания и Германия. В обоих случаях она используется по причинам, связанным с местным законодательством. В России же мы рассматриваем ее внедрение одновременно как инвестицию и как пилотный проект. Как эксперимент, который поможет нам оценить, насколько новая структура будет в состоянии способствовать более тесной интеграции всех четырех направлений деятельности HP и реализации наших совокупных преимуществ по всему спектру предлагаемых компанией продуктов и услуг.

Этот эксперимент послужит также для получения независимой оценки того, в какие области действительно имеет смысл осуществлять инвестиции. Я бы не хотел, чтобы меня подозревали в предвзятом отношении к тому или иному продукту или услуге, и думаю, что не отвечая за конкретное направление, смогу быть гораздо более объективным. И, кроме того, я получу возможность экспериментировать с моделью бизнеса, которая лучше подходит для условий российского рынка. И если результаты эксперимента окажутся достаточно достоверными для того, чтобы на них можно было полагаться, эта модель вполне может стать образцом для других стран. Так что в случае успеха российский опыт может стать катализатором интеграции между направлениями бизнеса во всем мире.

Россия опять полигон...

Я думаю, что нынешние времена для России вообще являются серьезным испытанием. Сейчас на мировом уровне есть три основных рынка, к которым проявляется повышенное внимание со стороны инвесторов из числа крупных корпораций. Это Китай, Индия и Россия. И перед Россией стоит большая проблема — как найти свое место, опередить в глазах инвесторов две упомянутые мегаэкономики с огромным потенциалом роста. И эта уникальность должна быть четко обозначена.

Сегодня никто не обращает внимания на абсолютный размер экономики. Посмотрите, например, на США, Великобританию или Германию: без сомнения, это важные рынки. Важные, но уже устоявшиеся. Задел на будущее дает освоение развивающихся рынков, которым мы всегда уделяли очень много внимания, — как я уже говорил, мы в России с 1969 года. А для работы на развивающемся рынке необходимо понять, в каком направлении движется эта страна, в чем ее уникальность и особенность по сравнению с конкурентами, среди которых, как уже говорилось — Китай и Индия.

В Индии HP начала продавать комплекты для сборки местным компаниям. В России проводился схожий эксперимент по сборке компьютеров HP. Он будет продолжен?

Рынки Индии и Китая достигли некоего порога, после которого требуется организовать сборку техники, предназначенной для них, непосредственно на местах. В каждой из этих стран миллиардное население. Кроме того, рабочая сила там невероятно дешевая. В Индии — намного дешевле, чем в России, а в Китае — гораздо дешевле, чем в Индии. И имеет смысл отдавать черновую работу туда, где больше дешевых ресурсов.

Область, в которой Индия достигла особенных успехов — это написание программ, причем процесс разработки алгоритмов обычно происходит в других местах, а в Индии пишется код. В стране огромное количество работников в отрасли ИТ, громадные софтверные компании в Бангалоре.

В Китае же, наоборот, больше развито промышленное производство ИТ-продукции. Из-за низкой стоимости рабочей силы предприятия растут в этой стране, как грибы после дождя. Поэтому все производство перекочевывает туда.

Бороться с этими странами в плане дешевизны невозможно. В России должны создаваться продукты более высокого класса. Они привлекут инвестиции, и, что самое главное, эти проекты окажутся долгосрочными.

Мне не хотелось бы вводить в заблуждение руководство HP, предлагая программу, которая обеспечит лишь пару месяцев или лет развития. Я бы хотел найти долгосрочные перспективы, которые бы позволили удержать конкурентное преимущество на мировом уровне.

Их можно достичь, используя вашу научную базу, применяя ваши знания гораздо более глубокие, чем те, что необходимы для написания текстов программ или отверточной сборки компьютеров.

Тем не менее, есть ли конкретные планы инвестиций? Готовы ли вы, скажем, вкладываться в открытие новых собственных магазинов, возможно ли установление специальных цен для России, введение лизинговых программ?

Все перечисленное вполне возможно. В данный момент отношение руководства HP к России весьма благоприятное. Поэтому все, что может сделать HP, может быть сделано в России. Вопрос только в том, чтобы выяснить, на что следует обратить внимание в первую очередь и что поможет нам реализовать запланированную стратегию. У нас уже есть ряд идей, но мы прислушиваемся к новым предложениям, а затем консолидируем все идеи и начнем делать конкретные шаги.

В течение какого времени будут приняты соответствующие решения?

Меня назначили сюда как человека, уже имеющего представление о российском рынке. Я полагаю, что сбор информации для принятия стратегических решений займет несколько недель. При этом, разумеется, я воспользуюсь помощью сотрудников HP и партнеров. Но я бы хотел при этом выслушать как можно более широкий спектр мнений и узнать, что думает об этой инициативе руководство и какое мнение о ней в регионах.

Нам потребуется, по приблизительным прикидкам, два месяца для того, чтобы оценить все возможные перспективы и начать принимать решения. Временной фактор является весьма существенным, конкуренты в Индии и Китае не дремлют.

Нам необходимо видеть перспективы роста — именно они показывают, что у рынка есть будущее. И основные регионы, в которых заметен этот рост — Россия, Индия и Китай. Так что именно по этой причине на эти страны обращается сейчас такое пристальное внимание. С моей помощью Россия тоже попала в поле зрения компании, в данный момент Россия имеет весьма высокий приоритет в глазах руководства HP.


Карлтон Фьорина назначила своего посла в России

Назначение Оуэна Кемпа, занимающего пост вице-президента HP, за плечами которого 25 лет работы в компании, в Россию не случайно. Фокус внимания Hewlett-Packard смещается с таких больших развитых рынков, как США и Германия, традиционно считавшихся самыми важными, к рынкам, интересным с инвестиционной точки зрения: Индии, Китаю и России. Так что главной заботой Кемпа будет не руководство текущей деятельностью, с которой, по его мнению, прекрасно справляется существующая команда, а изучение возможностей для будущих инвестиций.

Карлтон Фьорина призывает «работать, глядя в будущее». Назначение Кемпа можно считать реализацией этой стратегии

Новый гендиректор не понаслышке знаком с российским рынком: в 1995-1998 годах он уже работал в нашей стране. Кемп любит ставить перед собой трудновыполнимые задачи и умеет воплотить их в жизнь — реализуя именно его инвестиционный план, команда московского офиса сумела за 2,5 года утроить оборот. Теперь он, как бумеранг, вернулся в Москву, и снова с намерениями осуществлять рискованные инвестиции, ибо председатель правления и генеральный директор Hewlett-Packard Карлтон Фьорина, как и полагается венчурному инвестору, согласилась вкладывать деньги в Россию только при условии, что их распределением будет заниматься человек, которого она знает лично. «Я — посол Фьорины в России», — заявил Кемп, пояснив, что его задача — выполнять роль интерфейса между руководителями корпорации и ее российским офисом.

Решение о поиске областей, наиболее выгодных с точки зрения размещения ресурсов HP, созрело после подведения предварительных итогов 2003 финансового года, завершившегося 31 октября и принесшего корпорации доход 73,06 млрд. долл., на 0,71 млрд. больше, чем в 2002 году.

По словам Кемпа, ему бы хотелось развивать бизнес в России, опираясь на ее высокий научный потенциал. Для составления планов развития ИТ-рынка и инвестирования планируется создать внешний консультационный совет, куда войдут представители различных отраслей. Потенциально интересными инвестиционными вертикалями Кемп назвал торговлю, производство, госсектор и, конечно, финансовый сектор. Изменение делового климата в связи с обстановкой вокруг НК ЮКОС его, заставшего кризис 1998 года, не пугает. Бизнес, заявил Кемп, всегда похож на езду по пересеченной местности, и заранее опасаться кочек, по его мнению, не стоит.

— Ирина Шеян, Computerworld Россия

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями