Любимое чадо Бориса Бабаяна

Борис Бабаян, создатель «Эльбрусов»: «Мы по частям не продаем: разломанную чашку никто не купит»

В образовавшуюся год назад группу компаний «Эльбрус» входят ИМВС РАН (институт, возглавляемый Борисом Бабаяном), ЗАО «МЦСТ» (правопреемник «Московского центра SPARC-технологий»), ООО «Эльбрус-2000», ЗАО «Телеинтерком» и Elbrus International. В центре внимания на пресс-конференции, прошедшей 24 ноября, по-прежнему был процессор Е2К, любимое чадо. Впрочем, развиваются и другие направления.

Разработка E2K требует ресурсов, а поскольку помощи со стороны пока получить не удалось, приходится зарабатывать иными промыслами — надо признать, вполне технологичными. Одно из самых интересных направлений — сотрудничество с известной в мире коммуникационных технологий компанией Harris, которая решилась совместно с российскими предприятиями на базе НИИ Радио производить радиорелейное оборудование. В Московской области с участием «Телеинтерком», соучредителями которой являются «Демос-Интернет» и НИИ Радио, будут строиться сети радиорелейных линий. В Домодедовском районе «Телеинтерком» уже ввела в строй радиорелейный канал на 2 Мбит/с.

Постоянный источник дохода — совместные работы с Sun Microsystems. В свое время на МЦСТ лежала поддержка SunOS по всему миру. Сейчас активно идет разработка системного ПО для Solaris, в том числе и по поддержке русского языка. По словам Бабаяна, Sun с большим удовольствием заказывает работы «Эльбрусу», однако к собственным инициативам российского партнера относится сдержанно и инвестировать средства в E2K не торопится. Выполняются разработки для Compass (компании в составе VLSI Technologies), AVANT! и таинственной Transmeta.

«Эльбрус-2000» — системный интегратор. Среди проектов этой компании есть по-настоящему масштабные и интересные, например комплексная автоматическая система управления для столичной «Скорой помощи» или телеавтоматическая система управления движением Москвы (система «СТАРТ» реализована совместно с МосгортрансНИИпроект). Видимо, воодушевившись успехами в области автоматизации, в «Эльбрусе» с некоторых пор предлагают и собственную тиражную систему управления предприятием, которая называется «Эльбрус-Enterprise».

Воинская повинность

Конечно, в наше время поддержать такую компанию госзаказ не может, тем не менее «Эльбрус» продолжает работать по заказам правительства, чье расположение может порой оказаться ценнее денег. На пресс-конференции присутствовали представители ОКБ Сухого — и пожелали своим истребителям иметь бортовые компьютеры «Эльбрус». SPARC-совместимое семейство «Эльбрус-90микро» разрастается и скоро, быть может, найдет свою нишу на рынке специальных систем. Работы по русификации Solaris — часть программы продвижения их на этот рынок.

Отношение к этому процессору у Бабаяна, поглощенного заботами о E2K, несколько даже пренебрежительное: «Нас попросили — мы сделали». Продвигать такой процессор на мировой рынок бессмысленно, принципиальных преимуществ перед уже существующими он не имеет.

Российское чудо

И все-таки эти достижения — средства, которые оправданы в глазах Бабаяна и его соратников целью, то есть процессором процессоров E2K, который призван если и не перевернуть процессорный мир XXI века, то хотя бы несколько накренить. Разработка за год продвинулась вперед: готово — в виде Verilog-описания — процессорное ядро, и коллектив приступил к реализациям вариантов для серверов, рабочих станций и, чуть позже, для встроенных систем. При благоприятных обстоятельствах, которые в данный момент зависят от партнера — английского инвестиционного банка Robert Fleming, на разработку потребуется еще два года и один — на отладку.

Развитием архитектуры VLIW/EPIC в мире занимаются всего четыре компании: Intel, Transmeta, IBM и «Эльбрус». Есть исследовательские проекты, например в Университете Северной Каролины, были и попытки создания коммерческих VLIW-процессоров в первой половине 80-х, но они опередили свое время. Новых за два-три года появиться не может — требуется слишком высокий уровень квалификации. IBM, судя по всему, не форсирует лабораторные разработки процессора ForestaPC, который проектируется уже 13 лет, постепенно переориентируясь на исполнение кода Java. Процессоры Intel и Transmeta на подходе. Однако, по мнению Бабаяна, сейчас, когда известны их наборы команд, уже можно сказать определенно, что в архитектуре того и другого заложены принципиальные изъяны, которые не компенсировать косметическими доработками. Бабаяну трудно не поверить — вопрос в том, насколько нужен миру совершенный процессор. Пример Alpha, который во все времена опережал разработки Intel, не внушает особого оптимизма. И дело, видимо, не только в совместимости с Intel. E2K исполняет коды IA-64, перекомпилируя их на лету. Двоичный компилятор, разработанный в МЦСТ, исполняет на Sun операционные системы Microsoft, что само по себе почти чудо. У DEC тоже есть двоичный компилятор, хоть и не такой продвинутый. Но и перенос NT на Alpha не перевернул мир. «Эльбрус», впрочем, готов побороться за единицы процентов рынка — и даже в этом случае требуемые инвестиции безусловно оправданны.

Для того чтобы бороться, нужны условия для продолжения разработок и продвижения на рынок. Масс-медиа разнесли по Европе новость о том, что инвестиционный банк Robert Fleming ищет 60 млн. долл. для осуществления российского проекта E2K (это сообщение получило не меньший резонанс, чем утка о переходе Линуса Торвалдса из Transmeta в «Эльбрус»). Сейчас завершается подготовительная работа: оформление проекта с обоснованием структуры финансирования. Круг потенциальных инвесторов уже определен, и предварительные переговоры с некоторыми уже ведутся. Процессорные технологии как интеллектуальная собственность принадлежат Elbrus International — специально образованной для этого компании, которая должна стать обращенным на Запад лицом «Эльбруса».

О том, что грамотное оформление интеллектуальной собственности не менее важно для инвесторов, чем сами технологии, говорят сейчас многие. Мнение разделяется надвое по вопросу: что с этой собственностью дальше делать. Первый, очевидный путь — продавать. Этим путем пошел «Модуль» и на этом пути уже добился определенных результатов. Второй путь — ничего не продавать, но использовать интеллектуальную собственность как некий капитал, привлекающий инвесторов, которые в конечном счете, после раскрутки проекта, часть этой интеллектуальной собственности так или иначе получат.

Такой подход характерен для «Эльбруса». О продаже технологий, являющихся частью проекта E2K, Бабаян высказался определенно: «Мы по частям не продаем: получится разломанная чашка, которую никто не купит». А части оторвали бы с руками: за двоичным компилятором, например, который уже работает на SPARC-машинах, выстроилась бы очередь покупателей. Чтобы не распродавать по кускам чашку, продают блюдца — интеграционные проекты, ПО под Solaris, радиорелейные линии. Максимализм, который имеет право на существование.

«Эльбрус» и «Модуль» у нас нередко сравнивают, но это — у нас. За рубежом их пока не упоминают рядом. Обе фирмы встречаются в списках производителей процессоров, но редко в одних и тех же списках. «Эльбрус» наделал шуму на конференциях, его уважают, может быть, даже и боятся, авторитет его создателя в мире бесспорен, но разрыв уровня разработки с уровнем полупроводниковых технологий в России часто порождает недоумение. «Модуль» известен в относительно изолированном мире DSP. Продажа «Модулем» лицензии Fujitsu, похоже, производит не меньшее впечатление на мировую общественность, чем оценки производительности, бьющей рекорды существующих и будущих процессоров. Одно совершенно очевидно: успехи одной российской процессорной фирмы на Западе способствуют укреплению доверия к другой.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями