Мир входит в период кардинального изменения экономических моделей. Ряд экспертов характеризуют происходящее как четвертую промышленную революцию. Термин спорный, далеко не всеми принимаемый, но бесспорно одно: процессы цифровизации охватывают все больше предприятий и организаций из разных сфер экономики. Информационные технологии из вспомогательного превращаются в основной инструмент для ведения бизнеса. Именно благодаря современным ИТ пионеры эры цифровой экономики, такие как Uber, стали фантастически успешными.

Что это значит для «айтишников»? Только одно: их работа становится важнее и сложнее. Руководители компаний требуют от ИТ-отделов большего при неизменном, а то и меньшем бюджете. Решить новые задачи можно только с помощью новых моделей — например, облачной, успех которой во многом базируется на технологиях виртуализации. Эти технологии, значительно повышающие эффективность использования ресурсов, их мобильность и отказоустойчивость, начали свое проникновения в мир ИТ с серверов. Затем виртуализация охватила системы хранения. Сети долгое время оставались незатронутыми этим процессом. Но, чтобы стать действительно эффективной инфраструктурой новой цифровой экономики, сети должны меняться: необходимы новые архитектуры, принципы построения, функционирования, ну и, конечно, виртуализация.

Александр Барсков, ведущий редактор «Журнала сетевых решений/LAN»Что это значит для специалистов по кабельным системам? Они должны обеспечить поддержку новых архитектур, а также все возрастающих скоростей передачи и все увеличивающегося числа подключаемых к сети устройств. Но это далеко не все. Срок эксплуатации кабельной инфраструктуры, как правило, значительно дольше, чем у активного оборудования. Обычно СКС «переживает» смену двух-трех поколений сетевого оборудования, а иногда и смену парадигмы построения сети. Соответственно, необходимо обеспечить адаптивность кабельной инфраструктуры, чтобы при минимальных дополнительных затратах она смогла гарантировать поддержку новых топологий, технологий, оборудования и приложений.

Непростая задача в мире, где все ускоряется, а изменения становятся нормой. И она может быть эффективно решена только командой, объединяющей специалистов по кабельным системам и активному оборудованию. Раньше, когда доминировали строгие иерархические сетевые архитектуры, проектировщики СКС могли вообще ничего не знать об особенностях активного оборудования. При переходе к новым топологиям (сетевые фабрики, mesh-архитектура) эти особенности стали принципиально важны. Например, в случае проектирования кабельной системы для ЦОДа необходимо знать, где будет устанавливаться сетевое оборудование: ToR, MoR, EoR…

Появилось огромное количество вариантов и сценариев. Вот лишь один пример по реализации сетевой фабрики. Коммутаторы доступа можно установить в каждой стойке (ToR), связав их с коммутаторами ядра каналами 40G. В результате потребуются бо`льшие расходы на активное оборудование (дорогие оптические трансиверы 40G), зато меньше кабелей — все 10-гигабитные подключения серверов будут реализованы в самих стойках. Альтернативный вариант — сконцентрировать коммутаторы в середине (MoR) или в конце (EoR) ряда стоек, подключив к ним серверы по каналам 10G. Это позволит существенно снизить стоимость активного оборудования (каналы 40G внутри фабрики реализуются медными кабелями прямого подключения (DAC)), но потребует чуть больших расходов на СКС. В ситуации, когда каждое подразделение «тянет одеяло» на себя, трудно найти оптимальное решение.

А ведь надо еще предусмотреть дальнейшее развитие — например, перевод межкоммутаторных соединений с 40G на 100G. Опять-таки существует масса вариантов и сценариев. В случае использования оптики можно заложить избыточное число волокон, чтобы в будущем обеспечить поддержку более высокой скорости путем параллельной передачи необходимого числа потоков по нескольким волокнам — например, 25G × 4 (четыре волокна). А можно выбрать новое широкополосное многомодовое волокно WBMMF (ОМ5), способное обеспечить мультиплексирование нескольких спектральных каналов в одном волокне. Тем самым будет достигнута та же скорость 100G (25G × 4 спектральных канала), но по одному волокну. Кроме того, появится возможность при использовании нескольких волокон достичь скорости 400G и более. Причем без замены кабельной системы, то есть с сохранением вложенных инвестиций.

Можно еще привести массу конкретных примеров, когда грамотный выбор технологии и/или продуктов из множества вариантов позволит получить оптимальное решение. Обобщая сказанное выше, следует подчеркнуть, что в условиях ужесточения требований к сетевой инфраструктуре все более важным становится использование высококачественных составляющих такой инфраструктуры. Причем эти составляющие должны быть разработаны не только с учетом текущих задач заказчиков, но и с предвидением будущих приложений, что невозможно без наличия у поставщика серьезной экспертизы и мощных НИОКР.

Другой важный фактор — понимание поставщиком не только специфики своего куска проекта, но и общих задач, для решения которых зачастую необходимо работать на максимуме эффективности. Наконец, необходимы не только высококачественные продукты и глубокая экспертиза, но и удобные инструменты, позволяющие грамотно спроектировать сеть с учетом особенностей пассивной инфраструктуры и активного оборудования, а также с учетом текущих и будущих задач ИТ и бизнеса в целом.

Александр Барсков, ведущий редактор «Журнала сетевых решений/LAN»

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями