У меня, как и практически у каждого российского гаджетописателя, и, пожалуй, как у гражданина Мартина Лютера Кинга с примкнувшим к нему Обамой, конечно же, есть мечта…

Очень хочется, чтобы однажды мне позвонили и сказали: мы сделали смартфон, протестируете его? И вот мы стали его тестировать и поняли, что продукт получился клевый, оригинальный, смелый и с огромным потенциалом. А потом смотрим на шильдик и понимаем, что он российский.

Но когда знакомишься с высказываниями вроде сделанного главой АО «Росэлектроника» Игорем Козлым, заявившим, что (цитата приведена по материалам ТАСС) «к 2018 г. компания, входящая в структуру «Ростеха», планирует представить «отечественный iPhone», сопоставимый с американским аналогом по качеству, но стоящий значительно дешевле — около 130 долл.», то понимаешь, что вряд ли это произойдет в ближайшее время.

И дело ведь не в том, что я не верю в нашу промышленность. Верю. Верю даже после того, как тот же «Ростех» уже поучаствовал в смартфоностроении в качестве совладельца YotaDevices, разработавшей Yota Phone.

Дело в другом: не то лицо в икону помещаете, друзья.

iPhone — не самый лучший смартфон в мире. Не самый мощный, не самый технологически совершенный. У него не лучшая камера, не лучший экран, не лучшее «железо». У него не самая большая батарея, в конце концов, что бесит лично меня больше всего.

Во всех этих категориях на первых местах девайсы родом преимущественно из стран Азии, произведенные компаниями, названия которых не каждый сумеет произнести с первой попытки.

Но все же iPhone — лучший в мире продукт. Самый популярный, самый востребованный и желанный. В первую очередь, благодаря тому, что вокруг него выстроена одна из сильнейших экосистем в мире: AppStore, iTunes, iMac, MacBook, iPad, Apple TV, Apple Watch, наконец...

Но все это — не про технологии. Все это — про маркетинг. И на месте IPhone могла бы быть игровая консоль PlayStation или телевизор Samsung. Да все что угодно, даже ракета Элона Маска! И маркетинг невероятно важен. Маркетинг, которого у нас никогда не было. Но гораздо важнее та гигантская технологическая пирамида, являющаяся основой, фундаментом, если угодно, каждого из этих продуктов.

Если бы говорящие головы из «Ростеха» объявили, что хотят создать конкурента Intel или Qualcomm, бог бы с ними, пусть хотя бы MediaTek! Если бы они сказали, что мечтают наладить производство дисплеев или батарей и потягаться в этом сегменте с LG! Если бы намекнули, что им нравится то, что делает в производстве накопителей Toshiba или WD или в сегменте коммуникаций Nokia или Ericsson!

Во всех этих случаях было бы понятно, что речь идет о технологическом росте, создании базы, включении в мировые производственные цепочки, в формулирование идеологии и видения развития индустрии, венцом которых при огромном везении и фантастических инвестициях может стать популярный или успешный пользовательский продукт.

Но все это очень скучно, очень дорого и очень небыстро, так что, увы. Мы по-прежнему не вкладываемся в фундамент, мы вкладываемся в продукты. Цикл жизни продукта, каким бы гениальным он ни был, очень невелик, просто потому, что продукты — это про моду, а она скоротечна. Такой взгляд на мир недавно на одной из конференций очень точно охарактеризовал один американский профессор, сказавший, что мы хотим получать молоко, но не желаем связываться с коровой.

Это напоминает аборигенов с их карго-культом, которые, увидев крутую железку, начинают делать внешне точно такую же, но из коровьего помета и палок. Ибо других материалов под рукой по понятным причинам не оказывается.

Получается, да, существенно дешевле и доступнее.

А затем сидят они и ждут, когда же на них свалится счастье. А его все нет и нет.

И только компонентная база...

Это не вся статья. Полная версия доступна только подписчикам журнала. Пожалуйста, авторизуйтесь либо оформите подписку.
Купить номер с этой статьей в PDF