Реклама

Кто бы спорил с тем, что импортозамещение — концепция очень хорошая и полезная для развития экономики страны. Импортозамещение в области ПО — это, конечно, отлично, благо, в отличие от выращивания ананасов или бананов, у нас здесь есть неплохие компетенции, да и готовые продукты не вызывают стыда.

Россия может гордиться ABBYY, «Лабораторией Касперского», продуктами «1С», Acronis, Parallels, да и немало еще чем. В конце концов, ведь именно мы придумали «Тетрис»! У нас умеют делать и мобильные приложения, причем некоторые из них, с российскими корнями, так, вообще, впереди планеты всей, взять хотя бы дейтинговый сервис Badoo, опередивший пару месяцев назад по числу установок на мобильные устройства гипермодный Tinder.

Вам ПО хорошее или отечественное?

Но почему-то считается, что все это просто так, для развлечения. А есть области, стратегические, где надо прямо вот всерьез. Чтобы враги не подобрались и не внедрили что-нибудь свое, шпионское, которое выведает все наше сокровенное, а то и выключится в самый ответственный момент, лишив страну коммуникаций. И за примерами далеко ходить не надо: желающие сразу вспомнят и проблемы у Сирии с доступом к различным сервисам в периоды обострений. А там их взгляд упадет и на Крым, где в какой-то момент жители, подпав под санкции, остались без доступа к iTunes и сервисам Google, а владельцы доменов — без своих имен в Интернете.

Какой же выход? Делать все свое, в том числе и ПО, более качественнее и существенно дешевле, доверив все невидимой руке рынка?

Довелось мне поприсутствовать на дискуссии, где двое весьма толковых и профессиональных людей спорили о плюсах и минусах «реестра отечественного ПО». Реестр этот должен стать водоразделом между импортным, как бы отечественным ПО и по-настоящему отечественным, которое только и можно закупать для госкомпаний и госведомств. И надо понимать, что госзакупки — это вообще единственное, что в данном контексте имеет значение.

Критериев при попадании в реестр масса: права на ПО, то, куда отчисляются деньги за его покупку, свободная его продажа и многое другое. А решать, попадет то или иное ПО в реестр, будет соответствующая комиссия Минсвязи РФ. В общем, та еще радость. Критерия качества ПО, его соответствия конкурентам по цене, возможностям и удобству здесь не предусмотрено. Это никому не интересно.

Хотелось бы думать, что реестр — это бумажка, список в Интернете, аллея славы лоббистов, что он ничего существенно не изменит для рядовых пользователей. Но он все же изменит.

Если обсуждать не бюджет, выделяемый на закупки, который одни потратят, чтобы другие стали от этого чуточку богаче, а перспективы, в реальности значение будет иметь только то, чем обычные люди пользуются сейчас и чем будут пользоваться в своей повседневной жизни, допустим, через десять лет.

Я столкнулся с похожей ситуацией на одном из предыдущих рабочих мест. Там IT-департамент, устав от уязвимостей, традиционно имеющихся во взломанном ПО, решил одномоментно установить пользователям бесплатное ПО. Пакет OpenOffice объективно ничем не хуже Office компании Microsoft, однако через пару дней личный состав взвыл. Скрепя сердце, пришлось найти деньги и приобрести лицензии на привычный Office — в противном случае люди отказывались отвечать за ошибки и скорость работы. А поскольку события происходили в информагенстве, которое должно функционировать как часы, без малейших задержек, то рисковать не стали.

И дело здесь не в склочности редакторов и не в их нежелании развиваться, а в том, что владение тем или иным ПО давно уже стало частью компетенций любого сотрудника. Чем лучше вы им владеете, тем эффективнее ваша работа. Например, когда вы ищете монтажера, то первый вопрос, который вы ему задаете, будет: в чем вы работаете? И если в компании используется Final Cut Pro, то монтажер с навыками в Sony Vegas или Adobe Premiere попросту не справится. Вполне вероятно, чуть позже, когда ему помогут освоиться… Но мало кто готов ждать, терпеть ошибки и неэффективную работу. И это нормально. Зачем ждать, если есть профильные специалисты?

Недостаточно просто заменить волевым решением установленное ПО, нужно, чтобы работа с ним стала частью навыков. А они сегодня приобретаются не в институте и даже не в школе. Моя трехлетняя крестница мастерски управлялась с планшетом на iOS, а в пять лет понимала, куда нажимать мышкой на ноутбуке с Windows. И даже если в школе на уроке информатики раз в неделю она будет видеть «правильное» ПО (а это еще одно заявленное направление для продвижения «реестрового» программного обеспечения), то вряд ли такое обучение существенно повлияет на ее мировоззрение. Это будут всего лишь еще 40 минут ненужных знаний в неделю, которые требуется донести до стола учителя и забыть как страшный сон.

Продукт, который выводится на рынок с прицелом на успех, должен быть либо лучше конкурентов, либо значительно дешевле. Российское ПО может быть хорошим и дешевым — мы можем это, мы видели это неоднократно. Практически все реестровое ПО не из этой категории. Еще один вариант — такой продукт не должен иметь конкурентов.

Осталось лишь от них избавиться.

Искренне ваш, Олег Капранов.

Купить номер с этой статьей в PDF