Реклама

Все, даже самые передовые и сложные корпоративные технологии рано или поздно становятся «общепонятными» и будничными. И верный признак наступления этого момента — когда при их продвижении начинают использоваться способы, заимствованные у «массового» рынка.

Похоже, такая судьба постигла и системы документооборота. На очередной, уже 21-й по счету выставке-конференции проекта Docflow преимущества системы электронного документооборота известной компании рекламировали девушки, одетые в нарисованные на голом теле маечки, чего старожилы выставки не упомнят.

Впрочем, руководитель Docflow Анна Щепилова заявила, что устроители мероприятия уже в прошлом году, чувствуя исчерпанность темы, постарались расширить его тематику. А в этом и вовсе сделали решительный шаг, переименовав Docflow в DigEn Forum, что, как явствует из названия, должно было подчеркнуть ориентированность на цифровое предприятие (Digital Enterprise).

Практически же большая часть программы и вся выставка были посвящены традиционной тематике, да и аудитория, судя по интересу к представляемым решениям, тоже в большинстве своем осталась прежней. Впрочем, дискуссия пленарной части, на которой пытались выяснить, что такое «цифровое предприятие», каковы его перспективы и чем оно отличается от предприятия просто «оцифрованного», какие преимущества дает «цифровая трансформация», также собрала полный зал.

Эксперты из аналитических и консалтинговых структур (IDC, Deloitte, Ernst&Young) и ИТ-компаний (IBS, «АйТи», Abbyy) рисовали впечатляющие перспективы. Миллиарды подключенных устройств, «более ста тысяч миллиардов долларов экономического эффекта» от цифровой трансформации в ближайшие десять лет, необходимость коренной перестройки бизнес-процессов, причем незамедлительная, — все это не может не впечатлять. Правда, такие же радужные перспективы рисовались в конце 1990-х — начале 2000-х во времена интернет-революции, которая чуть позже обернулась «пузырем доткомов».

Напомнил о «нулевых» — а точнее, о «Проблеме 2000» — и Ринат Гимранов, начальник управления ИТ «Сургутнефтегаза», единственный «представитель заказчика», принимавший участие в дискуссии. По его мнению, решение этой «проблемы» тоже сопровождалось изрядным ажиотажем, совершенно излишним для преодоления технических, в общем-то, трудностей. Что до «дигитализации», то ею Гимранов занимается в своей компании с 1989 года.

В пылу обсуждения перспектив не сразу стало очевидным, что под «цифровым предприятием» каждый из участников дискуссии понимает что-то свое. Более или менее четкое определение дал лишь Андрей Омельченко, член Экспертного совета при правительстве Российской Федерации, в его трактовке «цифровизация предприятия» — это создание новых продуктов и бизнес-процессов, которые не могут существовать без цифрового формата, а «оцифровка бизнеса» — всего лишь улучшение уже имеющихся процессов.

Противопоставление не вполне очевидное: рано или поздно улучшаемый, например с помощью информационных технологий, процесс становится принципиально иным и без ИТ уже просто не функционирует.

Что до предприятий, сразу зародившихся в цифровом виде, то по уже сложившейся традиции упоминалась компания Uber, славная не только невероятной капитализацией, но и размерами убытков, как выяснилось — под миллиард долларов за первую половину прошлого года.

Щепилова признает наличие нерешенных вопросов и с определением предмета конференции, и с программой, и с тем, что аудитория мероприятия должна будет кардинально поменяться — на DigEn необходимо привлечь топ-менеджмент, причем не только в сфере информатизации. Помочь в их решении должен будет экспертный совет, к созданию которого в Docflow собираются приступить в ближайшем времени.