Реклама

В последние годы Казань явно претендует на звание третьей ИТ-столицы России. Самые яркие подтверждения успехов Татарстана в области информатизации — назначение Николая Никифорова, министра информатизации и связи Татарстана, главой российского Минкомсвязи и создание Иннополиса (такое наименование получили город, университет и особая экономическая зона).

В Казани базируется одна из крупнейших «нестоличных» ИТ-компаний — группа ICL. 26-27 мая она провела десятый IT&Security Forum для партнеров и заказчиков, который собрал около 900 участников, представлявших 262 организации из 80 городов страны.

Неуязвимость нулевого дня. И далее

В «нулевой» день конференции, 25 мая, для ее участников была организована экскурсия в Иннополис. Хотя у ICL есть своя «ИТ-деревня», однако, как крупнейшая ИТ-компания региона, она, естественно, не могла остаться в стороне от известнейшего регионального проекта и разместила там завод и инженерный центр. В сентябре 2015 года ICL-КПО ВС, входящая в холдинг ICL, стала одним из первых резидентов Иннополиса, открыв там подразделение «по созданию решений для работы с человеческим капиталом». А в мае другая компания группы, «ICL Системные Технологии», открыла там же Центр компетенции информационной безопасности АСУ ТП. Он будет специализироваться на оказании услуг в соответствующей области, заниматься тестированием решений информационнной безопасности, обучением инженеров проектированию, внедрению и эксплуатации специализированных средств защиты информации для АСУ ТП, анализом угроз безопасности и выработкой подходов к их нейтрализации.

Виктор Дьячков

Виктор Дьячков считает, что лучшее, что может сделать государство в ИТ-сфере — озаботиться созданием большого и прозрачного рынка
Источник: ICL

В ходе экскурсии все желающие могли познакомиться с уже имеющимися разработками центра.

Теме безопасности, в соответствии с названием конференции, внимания уделялось очень много — речь шла о безопасности и АСУ ТП, и инфраструктуры в целом. ICL собрала практически всех ведущих отечественных и иностранных вендоров, работающих в этой области. Ее актуальность подчеркнула экспертная панель, в которой принял участие ряд руководителей российских офисов крупнейших компаний. Выяснилось, что для работы с конфиденциальной информацией они пользуются кнопочными телефонами, не доверяя технологиям защиты, в том числе и собственным.

«Кадры» решают

В 2016 году группе компаний ICL исполнилось 25 лет — 2 июля 1991 года Казанское производственное объединение вычислительных систем и британская компания International Computers Limited создали совместное предприятие ICL-КПО ВС.

С двойным юбилеем компании и конференции ICL поздравили высшие «профильные» чиновники республики, а также президент Татарстана Рустам Минниханов. Компания участвует во многих республиканских проектах, в том числе международных. Одно из значимых достижений компании — создание единой информационной системы «Кадры», на которой базируется работа с персоналом всех 41 государственных и 45 муниципальных структур республики. «Кадры» заменили более 1,5 тыс. различных баз данных и реестров, которые обновлялись не слишком часто и потому содержали не всегда актуальную информацию. К тому же по ним невозможно было отслеживать весь жизненный и трудовой путь чиновника.

На III Всероссийском конкурсе проектов региональной и муниципальной информатизации «ПРОФ-IT» в 2015 году в номинации «Системы для внутренней автоматизации деятельности ОГВ и МО» эта разработка ICL заняла второе место.

Экономический эффект от внедрения «Кадров» в ICL назвать затрудняются, однако, по оценке представителей компании, система позволяет кадровикам сберечь около 30% рабочего времени.

В ICL подчеркнули, что из 900 участников IT&SF около сотни были представителями кадровых служб Приволжского федерального округа, приехавшими в Казань специально для ознакомления с работой «Кадров».

Государство должно развивать рынок

Оборот ICL в 2015 году вырос на 12%, до 5,6 млрд руб. Виктор Дьячков, генеральный директор группы компаний, отметил, что, несмотря на все сложности последних лет, показатели холдинга непрерывно росли, исключение составили 2009 и 2014 годы, когда оборот оставался приблизительно на прежнем уровне. Основной доход дает системная интеграция (37%), далее идут ИТ-аутсорсинг (30%) и продажа оборудования собственного производства (16%).

Последнее направление имеет большой «запас по мощности» — производственные площадки ICL готовы выпускать до 300 тыс. устройств в год, однако сейчас отгружают лишь 50 тыс. в силу недостаточного спроса на отечественные решения. Некоторые надежды Дьячков возлагает на проекты с использованием отечественных процессоров — «Байкал» и «Эльбрус».

Самый важный сектор рынка для ICL — топливно-энергетический (21% оборота), госсектор дает 18%, финансовый и торговый — по 14%. В географическом разрезе почти треть (30%) оборота дает экспорт услуг за пределы страны, 34% приходится на Россию без Татарстана, 18% — на Татарстан, а еще 19% — на «распределенных» заказчиков, Структуры «Газпрома» и силовые ведомства.

Зарубежные продажи компании растут опережающими темпами — в 2014 году доля иностранных рынков составляла около 20%. Всего у ICL более полусотни клиентов в 26 странах Европы. Их число могло быть и значительнее, однако, как отметил Дьячков, иногда в силу роста международной напряженности западные заказчики отказываются заключать контракты с российской компанией. Для преодоления этих временных трудностей ICL создает европейское юридическое лицо в Белграде, от имени которого отечественные специалисты будут осуществлять поддержку западных ИТ-систем, не доставляя клиентам моральных неудобств.

Что касается внутренней ИТ-политики, то Дьячков не согласен с рядом часто высказываемых тезисов. Например, о том, что главная беда страны в этой области — нехватка программистов, а их подготовка — дело государственной важности. По его мнению, развитие российских информационных технологий в гораздо большей степени зависит от состояния внутреннего ИТ-рынка, его размеров и прозрачности. Что, в общем-то, разумно: большое количество людей с «корочками» инженеров не привело Советский Союз к технологическому рывку. А будет спрос — будут и люди, желающие его удовлетворить.

«Полунасильственное» импортозамещение, вершиной которого стало предложение о запрете иностранных шрифтов, ему тоже кажется контрпродуктивным: «Не надо запрещать, надо предлагать альтернативу. Мы, например, тестируем «Мой Офис» и готовимся подписать соглашение о сотрудничестве с его разработчиками».

В текущем году предполагается рост оборота группы компаний на 7,5-8%. Рост экспортной направляющей планируется в рамках 7-8%, важную роль в этом должен сыграть упоминавшийся белградский офис, в котором сейчас ведется набор и обучение персонала. Благодаря развитию европейской структуры ICL надеется получить новых клиентов и выйти на новые рынки.