Реклама

Государства несут ответственность за благополучие и рост благосостояния своих граждан. Как и в частном секторе, одним из ключевых факторов в деле достижения государством этой цели становится число клиентов (людей и организаций), которых оно способно привлечь. Исторически государства всегда стремились увеличить число своих «клиентов», поощряя рост населения, предпринимательство и иммиграцию.

Если оценивать ситуацию реалистично, при таких подходах у Эстонии не так уж много шансов на успех. Но в мире, который все больше становится цифровым, стремление страны наполнить жизнь своих граждан цифровыми сервисами может привести к виртуальному росту, который во многих отношениях оказывается лучше реального.

После отделения от Советского Союза и обретения в 1991 году независимости Эстония столкнулась с физической невозможностью обслуживать маленькое население, проживающее на большой территории (большой по европейским меркам, поскольку Эстония превышает по площади Нидерланды или Швейцарию). Открыть отделение банка в каждом маленьком городке и наладить полноценную работу государственных служб в каждой деревне оказалось просто нереально. И тогда представители как частного, так и государственного сектора решили сделать ставку на цифровые решения и электронные сервисы. Сегодня, 25 лет спустя, Эстония имеет одну из наиболее развитых цифровых инфраструктур в мире. В этой стране цифровая подпись считается предпочтительнее физической, процедура подачи налоговой декларации занимает всего несколько минут, а электронные выборы вошли в жизнь более десяти лет тому назад.

Таави Котка
Таави Котка – директор ИТ-службы правительства Эстонии и автор программы электронной резиденции.

Одним из наиболее важных и основополагающих компонентов функционирования цифрового общества является безопасная цифровая идентификация. Когда практически все государственные услуги предоставляются через Интернет, организациям как государственного, так и частного сектора необходимо знать, кто именно получает к ним доступ с компьютера или мобильного устройства. Вот почему еще в 2002 году Эстония начала выпускать для своих граждан обязательные идентификационные карты с чипом, которые позволяли людям однозначно подтверждать свою личность и регистрировать транзакции и документы с помощью цифровой подписи. Цифровая подпись считается законным эквивалентом рукописной во всех странах Европейского союза начиная с 1999 года.

Система безопасной цифровой идентификации и предоставления электронных сервисов, функционирующая на государственном уровне, помогла исключить привязку к физическому местоположению. Государство доказало свою способность обслуживать не только редконаселенные области, но и всю эстонскую диаспору. Эстонцы, поселившиеся в Кремниевой долине, Сингапуре или Южной Африке, поддерживают связь с родиной посредством электронных сервисов, внося свой вклад в законодательные процессы и даже участвуя в выборах.

Успешная реализация обслуживания всей диаспоры породила резонный вопрос: коль скоро государство предлагает удобные и эффективные электронные сервисы эстонцам-эмигрантам, почему бы не предлагать их и тем, кто не является эстонскими гражданами и даже не проживает в Эстонии?

Возможно ли предоставить страну в качестве сервиса?

В последние годы в мире все больше людей стремятся продавать свой опыт и знания на глобальном рынке, независимо от своего местоположения и национальных границ. По оценкам Businessweek, к 2020 году их число только в США достигнет 100 млн человек.

До сих пор эти люди не являлись предпринимателями, потому что учреждение и ведение дел собственной компании требует преодоления очень сложных препятствий. Гораздо легче не думать об этом и просто продолжать получать зарплату.

Вместе с тем при предоставлении глобальных сервисов им совершенно неважно, будет ли новая компания зарегистрирована по месту их проживания или в какой-то другой юрисдикции. Главное, чтобы ее создание и последующее функционирование не сопровождалось лишними осложнениями. Важно также, чтобы, работая на других рынках, эти люди оставались честными налогоплательщиками в рамках законодательства своей страны.

Именно такие потенциальные предприниматели и являются целевой группой для Эстонии. Государство готово предложить не зависящую от физического местоположения, освобожденную от дополнительных барьеров и полностью цифровую экономику и финансовую среду любому, кто в ней нуждается. Созданная компания будет управляться непосредственно ее владельцами, а не номинальными «директорами».

Возникает вопрос: где в этом случае платить налоги? «Налоги должны платиться там, где создается добавленная стоимость», – гласит основной принцип Организации экономического сотрудничества и развития, получающий одобрение все большего числа государств. Если предприниматель создает компанию в Эстонии, но проживает в Сингапуре, он не пользуется эстонскими дорогами, системой образования и здравоохранения Эстонии, равно как и прочими привилегиями, доступными жителям этой страны. Он продолжает обращаться к системе образования Сингапура и ездить по сингапурским дорогам, поэтому и налоги логично направлять на поддержку и развитие физической инфраструктуры этого государства.

Решение об обмене информацией между эстонскими и сингапурскими налоговыми органами должно быть прозрачным. Служба налогов и таможенных сборов Эстонии имеет возможность предоставлять такую информацию и обеспечивать ее прозрачность. Потенциально эстонская сторона могла бы даже собирать налоги и отправлять деньги в Сингапур.

Почему Эстония заинтересована в этом? Чем больше людей и предприятий окажется вовлечено в деловую среду Эстонии, тем больше клиентов будет у эстонских компаний. Электронные резиденты не только учреждают предприятия, но и начинают пользоваться услугами других эстонских компаний. Им понадобятся банковские счета, проведение международных платежей, ведение бухгалтерского учета, юридические консультации, аудит, управление активами, возможности для осуществления инвестиций и т. д.

Чем больше клиентов получат эстонские компании, тем выше будет потенциал их роста, а следовательно, и роста всей эстонской экономики.

Страна в качестве сервиса уже становится новой реальностью. К примеру, если Великобритания объявит о неспособности обеспечить безопасную и поддерживаемую правительством идентификацию своих субъектов или государствам не удастся упростить бюрократический процесс отмены привязки к конкретному местоположению, новые возможности появятся у стран, готовых предлагать такие трансграничные сервисы.

Будучи маленьким государством, Эстония с годами научилась обслуживать главным образом представителей малого и микробизнеса. Для обеспечения рентабельности процедуры должны быть максимально переведены в цифровой вид и автоматизированы, причем это касается не только частного, но и государственного сектора. Эстонская модель не зависит от местоположения, поэтому она легко подвергается масштабированию без перерасхода ресурсов. В Эстонии проживает 1,3 млн человек, и государство намерено привлечь по крайней мере 10 млн цифровых резидентов способом, который окажется выгоден и для тех стран, где эти люди являются налоговыми резидентами.