Реклама

3 апреля на традиционном ИT-саммите, прошедшем в этом году в Ереване, представителями ряда крупнейших дистрибьюторов, производителей и торговых сетей была подписана «Этическая хартия бизнеса в сфере дистрибуции и импорта ИКТ-оборудования». Компании, присоединившиеся к хартии заявили о желании «обелить» рынок дистрибуции и сделать конкуренцию в этой области прозрачной и полностью соответствующей законодательству. Как было отмечено в анонсе документа, «ситуация, когда риск отдельных игроков рынка вынуждает рисковать всех остальных игроков, чтобы не быть вытесненными с рынка, становится неприемлемой. Участникам рынка выгодно, чтобы все платили равные налоги, чтобы иностранные компании осуществляли ввоз товара прозрачными методами, чтобы сформировалось нетерпимое отношение к компаниям, получающим конкурентные преимущества за счет уклонения от уплаты пошлин и налогов, использующим 'серые' схемы ввоза». Для продвижения положений хартии в жизнь была сформирована Комиссия АПКИТ по этике в сфере дистрибуции и импорта ИКТ-оборудования, которую возглавил Николай Комлев, исполнительный директор ассоциации. Он рассказал Computerworld Россия, чем вызвано появление документа, каковы могут быть результаты его воплощения в жизнь — и для рынка, и для потребителей.

— В АПКИТ уже некогда был комитет по таможенным вопросам. Новая структура — это его преемник или у нее иные задачи?

Нет, не преемник. Нынешний проект в равной степени ориентирован на взаимодействие и с Федеральной таможенной службой, и с налоговой. К тому же это в большой степени работа по саморегулированию внутри бизнеса.

— Кто инициатор создания Комиссии и кто в нее вошел в настоящее время?

У проекта три инициатора: АПКИТ, ФТС и ФНС. Мы не раз предпринимали попытки повысить прозрачность. Но пока государство не включалось в работу, успехи получались сугубо локальными. Если государство не в силах строго контролировать весь ввоз товаров, то те, кому позволяют не платить все положенные налоги и пошлины, будет иметь конкурентные преимущества перед теми, кто работает в открытую.

Кризис заставил государство задуматься о пополнении бюджета. Развитие информационных технологий и использование их в таможенной и налоговой службе, других госструктурах позволило им накапливать данные и получать больше инструментов для анализа и контроля импорта.

Хартию подписали уже все ключевые игроки рынка. В отличие от ситуации с ранее принятой «Этической хартией руководителей ИТ-компаний», нам не столь существенно число подписавших документ, особенно на первых стадиях. Гораздо важнее отработать механизмы взаимодействия. Для координации работ созданы группы, работающие по определенным товарам, например по мониторам, а также по вендорам, поставщикам продукции того или иного производителя.

— Комиссия призвана мотивировать вендоров переходить на прямой ввоз продукции. Как? Какую пользу от прямого ввоза могут получить сами вендоры, канал и конечные потребители?

Если большинство значимых дистрибьюторов обращаются к вендору с предложением, то такое предложение имеет вес. К тому же из ФНС и ФТС к нам обращаются с вопросами – какие вендоры не хотят переходить на условия прямого ввоза? Почему они упорствуют и не желают перевести рынок в цивилизованную сферу? Вряд ли какой-то вендор захочет, чтобы о нем был негативный отзыв сообщества.

Выгода от прозрачного бизнеса очевидна. Это снижение рисков проверок, штрафов. Это повышение стабильности бизнеса. Риски, конечно, есть и здесь. Например, если государство не доглядит, и какой-то канал «серого» ввоза сохранится, то прозрачный бизнес будет проигрывать по ценам. Но с такими случаями мы постараемся бороться сообща.

Если не брать в расчет переходный период, то в дальнейшем, когда весь бизнес будет работать в одинаковых прозрачных конкурентных условиях, потребитель тоже получает выгоду. Компьютер, купленный у неизвестной фирмы или с рук, может, и будет дешевле. Но гарантии, сервис, поддержка – это все есть только у «белой», стабильно работающей компании.

Если поставщики будут соперничать не в плоскости хитроумных финансовых схем, а в области качества обслуживания, то покупатель однозначно выиграет.

— Есть ли риски, что переход на прямые поставки окажет негативное влияние, если на продукцию того или иного вендора будет наложен запрет в рамках санкций?

Нет, не думаю. Вопрос санкций и импортозамещения – совсем про другое. Это или про политику, или про наличие стратегии развития у государства. Хартия не имеет отношения к этой теме.

— Разговоры о либерализации в области параллельного импорта ходят давно. Если она свершится — не проиграют ли вендоры и дистрибьюторы, работающие с прямым импортом?

Вопрос параллельного импорта существует. Но если нам удастся решить прямые задачи текущего проекта, то, научившись работать в координации с государством и между собой, мы сможем легче решить и вопрос «параллелей».

Есть и другие проблемные места – например, покупка через Интернет за рубежом с последующей доставкой почтой без оплаты налогов. Но нельзя исправить сразу все. Давайте начнем хоть с чего-то.

— Что означает «работа с вендорами, осуществляющими непрямой ввоз» и «создание условий, противодействующих «серому» ввозу товаров»?

Работа с вендорами означает прямые переговоры с ними. Выстраивание аргументации, почему им такой переход тоже выгоден. А также сбор информации, выявление тех, кто не хочет изменяться вместе с рынком. Все-таки репутация на рынке очень важна.

— Заявленные Комиссией цели и задачи касаются сферы деятельности ФНС и ФТС. Какие вопросы сейчас с ними обсуждаются, в чем стороны согласны, в чем расходятся?

Расхождения могут быть, например, в методиках расчета рентабельности видов бизнеса. Но сегодня мы больше ориентируемся на те стороны, где есть общее понимание задачи.

Напомню, что хартия появилась на свет 3 апреля. Дайте время на выстраивание механизмов. Думаю, что о каких-то результатах можно будет говорить не раньше осени.