Реклама

В условиях действовавших ранее импортных ограничений, в том числе поправки Джексона-Вэника к закону о торговле США, продукция компании традиционно поставлялась ряду силовых структур. В дальнейшем клиентура компании расширилась за счет коммерческих предприятий. Олег Изумрудов, генеральный директор ETegro, рассказал Computerworld Россия об особенностях работы компании в условиях текущей геополитической обстановки.

- Как вы охарактеризуете ситуацию, сложившуюся на российском рынке серверов в условиях санкций?

Мы российская компания, но с самого начала вынуждены конкурировать главным образом с ведущими зарубежными производителями серверных систем. А это довольно тяжело, ведь в нашей стране действует «синдром 'Жигулей'» — стереотип негативного отношения ко всему отечественному. Продвигая свои продукты, мы часто сталкиваемся с сопротивлением, причем не технологического, а психологического характера. Года два назад, к примеру, осуществили пилотную поставку серверов одному из заказчиков, который убедился в их полной пригодности для решения своих задач. Но дальше этого дело не пошло. Там приобрели серверы известного мирового бренда, объяснив это лишь популярностью торговой марки. Однако теперь они попали под санкции и опять пришли к нам. Так что сдвиги налицо.

Если говорить о рынке, то в первом полугодии был явный спад, но затем последовал весьма заметный рост, причина которого – импортозамещение. В результате, возможно, превысим прошлогодние показатели.

- Насколько импортозамещение влияет на рынок и на конкурентную обстановку?

В прошлом году почти 80% российского серверного рынка принадлежало мировым брендам, а 20% — остальным, в том числе отечественным производителям.

Теперь многие, даже не затронутые санкциями организации, не рискуют покупать привычные им компьютеры западного производства. Финансирование, включая средства на ИТ, прямо или косвенно связано с госбюджетом, поэтому приходится учитывать ограничения, которых раньше не было. В 80%, ранее достававшихся брендам, освобождаются ниши, и кто их сумеет занять – очень хороший вопрос.

- Меняются ли предпочтения заказчиков?

Об импортозамещении я уже говорил. Однако при покупке ИТ-оборудования у российских заказчиков по-прежнему остаются два критерия — стоимость и производительность. Отличительная черта отечественного рынка заключается в том, что практически никто не задумывается о суммарной стоимости владения и эксплуатационных расходах. В российских компаниях в целом довольно низкая эффективность организации бизнес-процессов и взаимодействия подразделений. Отделы закупок получают премии, если приобретают ИТ-продукты по цене, которая ниже среднерыночной, и затраты на эксплуатацию их мало волнуют. Пытаемся все постоянно объяснять, но пока сдвиги невелики.

- Вы отмечаете рост спроса на свою продукцию, но достаточно ли производственных мощностей ETegro для работы в новых условиях?

У нас две сборочные линии и одна линия тестирования готовых изделий. Опыт показывает, что реально мы можем производить более четырех сотен серверов в сутки. Один из основных ограничивающих факторов — подведенная мощность электроснабжения, это известная проблема в Москве. Нам доступно до 350 кВт благодаря размещению производственных помещений в промзоне.

Дело в том, что мы тестируем всю выпускаемую продукцию в режиме полной рабочей нагрузки, и вопрос в том, сколько серверов можно одновременно тестировать. Созданный специалистами ETegro комплекс тестирования Inquisitor основан на свободном ПО и открыт для сообщества. Он предназначен для автоматизированного сетевого тестирования ИТ-оборудования и позволяет определять надежность и работоспособность как отдельных компонентов, так и систем в целом.

В число эталонных тестов входят хорошо всем известный Linpack, а также сложный технологический алгоритм, применяемый в промышленных и научных расчетах и разработанный при взаимодействии с крупными ведомственными заказчиками. Выпущенное оборудование проходит около 50 нагрузочных тестов. Это кардинально отличается от принятой у большинства производителей проверки совместимости «железа» и Windows, загружающей процессоры на десятые доли процента.

- Каков сегодня целевой рынок ETegro?

Во-первых, это малый и средний бизнес; взаимодействие с ним напоминает раннюю модель Dell: заказ на нашем сайте с применением конфигуратора, его выполнение и получение серверов. Во-вторых — государственные и коммерческие организации, поставки которым осуществляются в рамках конкурсных процедур; это значительная часть потребителей нашей продукции, на них приходится более половины продаж. В обоих случаях мы осуществляем фактически прямые продажи.

Наш канал, в котором, впрочем, нет дистрибьюторов, формируют многочисленные, в том числе региональные системные интеграторы. Они выполняют проекты для конечных заказчиков в различных отраслях. На базе интеграторов создана также разветвленная региональная сервисная сеть. В Москве же техническое обслуживание осуществляет собственный центральный сервисный центр в рамках стандартных и расширенных сервисных контрактов.

- Что можно сказать о структуре продаж?

Она меняется от года к году, но по-прежнему большую часть доходов дают серверы и системы хранения данных, а на сетевые продукты приходится 10-15%. Серверы и системы хранения – это то, с чего мы начинали. Мы продолжаем развивать это направление, в последнее время опережающими темпами растут продажи систем хранения данных. Интерес к ним заметно повысился после выхода закона, предписывающего хранить персональные данные на территории страны. Кроме того, спрос подпитывают требования СОРМ.

Коммутаторы – также быстрорастущий сектор. В этом году мы выпустили новые модели без предустановленной сетевой операционной системы. Это позволяет выбрать наиболее удобную ОС и развернуть необходимые приложения, чтобы применять коммутаторы в сетях SDN на основе протокола OpenFlow. Технологическое переформатирование сетевого рынка на основе концепции программного конфигурирования в совокупности с санкциями открывает новые возможности для нас и других российских производителей; появляется перспектива занять определенную долю в сегменте коммутаторов. Мы, в свою очередь, стремимся создавать продукты, формирующие новый рынок.

- Еще одна технологическая трансформация – рост популярности облаков и увеличение числа поддерживающих их центров обработки данных. Вы что-то предлагаете для этого?

У нас разработаны комплексные решения ETegro Therascale на основе как стандартных, так и 21-дюймовых стоек. Они рассчитаны на создание систем высокой плотности, предназначенных для центров обработки данных, содержат серверы, коммутаторы, системы хранения, ПО поддержки развертывания и конфигурирования. Эти решения целенаправленно создавались для провайдеров облачных сервисов, инфраструктура которых состоит из огромного числа однотипных компонентов, а единицей оборудования является не отдельное устройство, а укомплектованная стойка. Такой подход обеспечил значительное снижение энергопотребления для охлаждения, а также позволил оптимизировать питание ИТ-систем и повысить его энергоэффективность. Первым заказчиком Therascale стала компания «Яндекс».

- Год подходит к концу, что вы считаете наиболее важным из того, что произошло в 2014-м?

Государство наконец вспомнило, что мы сами еще что-то умеем делать и что это необходимо для дальнейшего развития российской ИТ-отрасли. Это главный результат, который трудно переоценить. Санкции заметно уменьшают влияние традиционного импорта и повышают конкурентоспособность российских производителей. Проблемы развития бизнеса у российских компаний, конечно, остаются — к примеру, высокая стоимость денег и ограничения в доступе к капиталу, однако мы получили шанс и должны им воспользоваться.