Сергей Бугрин: Первоначально так называли стойку центрального процессора, а впоследствии этот термин стал визитной карточкой целого класса машин, архитектурные особенности которых отличают их от других высокопроизводительных серверов. Вслед за System/360 появились вычислительные комплексы других производителей с такой же системой команд. Среди них, например, Spectra 70 компьютерного подразделения Radio Corporation of America и System 4 британской компании ICL. В нашей стране выпускалась Единая серия ЭВМ. В настоящее время мэйнфреймы производит только IBM. В первой половине 2008 года их продажи на 20% превысили показатель того же периода предыдущего года. Чтобы понять место мэйнфреймов на современном российском компьютерном рынке, обозреватель еженедельника Computerworld Россия встретился с директором департамента по продажам аппаратных средств IBM в России и других странах СНГ Сергеем Бугриным.

- Какие организации сегодня можно отнести к основным российским заказчикам, применяющим мэйнфреймы? Можно ли представить обобщенный портрет пользователей этих вычислительных систем?

Это главным образом достаточно крупные государственные или коммерческие структуры, где работает несколько тысяч человек. Среди них, например, ОАО "Российские железные дороги" и Банк России. Пользователей привлекают в первую очередь такие свойства мэйнфреймов, как высокая надежность и доступность, масштабируемость – за счет увеличения числа процессоров и создания кластеров на базе технологии Parallel Sysplex, - гибкость распределения ресурсов, безопасность, реализуемая на различных уровнях, централизованное управление вычислительными ресурсами. Характерно, что наиболее крупные обладатели мэйнфреймов имеют, как правило, развитую коммуникационную инфраструктуру, предоставляющую возможность консолидировать вычислительные ресурсы в центрах обработки данных. Такие ЦОД постоянно загружены задачами подразделений, находящихся в различных временных зонах. Развитые коммуникации позволяют также использовать технологию дистанционной катастрофоустойчивой инфраструктуры IBM GDPS, которая применяется, в частности, в ЦБ.

- В ряде организаций мэйнфреймы выбирали для поддержки и дальнейшего развития технологических приложений, созданных еще для ЕС ЭВМ. А есть ли заказчики, для которых предыстория не является основным побуждающим мотивом перехода на мэйнфреймы?

Да, есть, хотя они, как правило, не дают согласия на их публичное представление. Одна из "открывшихся" организаций – Центробанк, осуществивший консолидацию ИТ-ресурсов более чем семи десятков центров обработки электронных платежей, где использовалось множество транзакционных приложений, несколько аппаратных платформ, ряд СУБД и более двух сотен серверов. Они перешли на четыре системы IBM System z990 Enterprise Class и СУБД Oracle под управлением z/OS.

- Но перенос приложений – задача нетривиальная, требующая времени, знания специфики работы бизнес-приложений и возможностей инфраструктурных и системных решений IBM. Как это происходит?

Здесь мы работаем с партнерами, осуществляющими совместно с нашими специалистами перенос приложений с различных платформ, используя для этого в ряде случаев собственные "ноу-хау". Это поэтапный процесс,который способен привести к весьма впечатляющим результатам. Например, когда однажды попробовали перенести задачу на основе СУБД Oracle с Unix-сервера на мэйнфрейм с z/OS, то первоначально ее производительность снизилась в четыре раза, но после всех необходимых настроек она превысила первоначальную почти в 20 раз.

- Что представляет собой российский рынок мэйнфреймов?

Если говорить о мэйнфреймах, то компьютеры с такой архитектурой производит сегодня только IBM. Мы поставили в Россию достаточное количество мэйнфреймов, работающих сегодня в различных секторах экономики. Наша страна – одна из немногих, где число новых пользователей мэйнфреймов бьет все рекорды. Исторически в России было довольно много ЕС ЭВМ. В начале 90-х их насчитывалось, по различным данным, от полутора до трех тысяч. Постепенно они прекратили свое существование, как и бывшие в употреблении в то время системы типа IBM 4381. Правда, и сейчас известны случаи отдельных поставок "подержанных" мэйнфреймов, но это машины прежних поколений. Основные же конкуренты поставляемых нами мэйнфреймов - серверы высокой производительности, выпускаемые ведущими игроками серверного рынка.

- Вы говорили о Банке России. Является ли эта организация наиболее крупным новым отечественным пользователем мэйнфреймов?

У нас несколько выполненных и находящихся в процессе внедрения подобных проектов. Характерно, что за все время работы ни один из российских заказчиков не отказался от мэйнфреймов. Был только один случай, когда вновь пришедшая команда руководителей компании-заказчика остановила на начальном этапе развертывание проекта.

- Внедрение мэйнфреймов требует специалистов соответствующей квалификации, которых значительно меньше, чем для вычислительных систем других типов. Как решается проблема их подготовки?

Действительно, такая проблема существует. Чтобы ее решить, IBM сотрудничает с вузами различных стран в рамках программы IBM Academic Initiative Program. У нас в ней участвуют МГТУ им. Баумана, МИИТ, РГУ им. Губкина, Московский государственный университет экономики, статистики и информатики и ряд других вузов. В конце ноября было создано сообщество вузов России, готовящих специалистов для мэйнфреймов.

- В течение 2008 года было представлено два новых мэйнфрейма - System z10 Enterprise Class и System z10 Business Class. Каково их значение для российского рынка?

На сегодняшний день системы System z10 EC, выпущенные в начале 2008 года, - наши самые высокопроизводительые системы данного класса. С учетом модернизации приобретенных ранее z9 можно говорить о заметном количестве их внедрений. Системы z10 BC, появившиеся совсем недавно, в октябре, являются наиболее компактными представителями семейства мэйнфреймов, обладая практически всеми их возможностями. Они поддерживают высокопроизводительную обработку данных и в среде zOS, и в среде Linux, число приложений для которой постоянно растет. Эти системы — весьма серьезные соперники "средних" Unix-серверов, и мы рассчитываем на значительный интерес к ним со стороны относительно небольших организаций.

- По технологическим и системным параметрам мэйнфреймы обладают довольно привлекательной функциональностью. Однако у них есть существенный недостаток – высокая стоимость приобретения и дальнейших обновлений. Насколько сдерживающим фактором является цена?

Когда говорят о высокой стоимости, прежде всего имеют в виду планку начальных инвестиций. Однако следует учитывать и суммарную стоимость владения, в которую входят операционные расходы, составляющие более 70% затрат на ЦОД. Благодаря высокой производительности, виртуализации и консолидации нагрузки мэйнфреймов удается достичь существенного сокращения и площадей машинных залов, и энергозатрат как самих аппаратных средств, так и поддерживающих инженерных систем. Например, 64-процессорная система System z10 EC требует в максимальной комплектации 27 кВт мощности. Мне могут возразить, что сегодня 64 процессора – не так и много. Но, к примеру, в мэйнфреймах двух ЦОД одного из заказчиков, обслуживающих около восьми десятков региональных отделений, только по 10 процессоров, поскольку они справляются со всей нагрузкой. В рамках преобразования центров обработки данных IBM, расположенных в различных станах мира, почти 4 тыс. серверов заменяются приблизительно 30 мэйнфреймами семейства System z, что сулит значительное сокращение расходов не только на энергию, но и на ПО и техническую поддержку.

- Насколько бизнес в этой области коммерчески успешен в России?

Согласно корпоративным правилам мы не сообщаем региональных показателей. Могу сказать, однако, что в 2007 и 2008 годах в этом сегменте нашего бизнеса отмечен рост доходов. А давать прогнозы на 2009 год в сложившейся ситуации я бы не хотел.