Марко Ланди, президент компании Polycom в регионе EMEA. Несмотря на доступность таких бесплатных решений, как Skype, видеосвязь получила пока ограниченное распространение в корпоративной среде из-за высоких требований к инфраструктуре. Стремясь повысить доступность своих предложений, производители придерживаются различных подходов, причем зачастую применяют их все одновременно, но в разной степени акцентируют на них внимание: они меняют лицензионную политику, адаптируют решения к облачной парадигме, выпускают более доступные продукты. Однако всего этого может оказаться недостаточно, если не обеспечить удобство использования и интеграцию с другими коммуникационными решениями. О перспективах развития рынка решений для видеокоммуникаций мы поговорили с Марко Ланди, президентом компании Polycom в регионе EMEA.

Журнал сетевых решений/LAN: Каковы ключевые тенденции в области видео-конференц-связи?

Марко Ланди: Два основных, тесно взаимосвязанных фактора, которые влияют не только на ВКС, — это мобильность и поколение Y (родившиеся на рубеже XXI века, millennial. — Прим. ред.). Мало кто теперь работает в офисе, все хотят быть мобильными. Например, у меня нет своего персонального кабинета с табличкой «Марко Ланди». Так что роль офиса как места работы меняется.

Люди хотят иметь подключение там, где они находятся, и получать все те же функции, что и в офисе, в том числе взаимодействие с использованием высококачественного видео. Эта тенденция подкрепляется запросами со стороны поколения Y. Они привыкли к другому образу жизни и хотят наслаждаться жизнью, а не проводить все время на работе. Если компания их нанимает, она должна предоставить им гибкий график и удобную рабочую среду.

Молодое поколение хорошо разбирается в технических новинках. Они используют мессенджеры, Skype, видеосвязь, Facetime и другие коммуникативные инструменты, но не желают тратить время на освоение сложных решений — хотят нажать одну кнопку, и чтобы все работало. Причем та же самая кнопка должна быть на ноутбуке, планшете и смартфоне. Таким образом, на первый план выдвигаются три требования: гибкость, мобильность и простота использования.

Что мы сделали для реализации этих запросов? Расширили наш портфель продуктов, дополнив его совершенно новыми решениями. Polycom предлагает технологии как для больших, так и для малых помещений, а также программное обеспечение для различных пользовательских устройств. Например, недавно выпущенное решение Polycom RealPresence Debut подойдет для проведения «летучек» и скоротечных совещаний в самых небольших уголках офиса (huddle room), где сотрудники обычно пьют кофе и просто общаются. Основная идея состоит в том, чтобы предоставить как можно больше продуктов и технологий на разные случаи и для разных условий.

Мы изменили все наше программное обеспечение таким образом, чтобы пользовательский интерфейс был одинаковым. Раньше нередко приходилось слышать, что общаться с помощью видео слишком сложно — надо обращаться в ИТ-отдел, вызывать специалистов для настройки. Теперь же можно обойтись даже без руководства пользователя. Например, система Concierge опознает человека, пришедшего в комнату для совещаний, по его мобильному устройству, через которое он подключился к Wi-Fi. А включить ее можно с того же устройства. Именно этого и хочет поколение Y.

Таким образом, создавая свои продукты, мы следуем общим тенденциям рынка.

 

LAN: Какие из перечисленных тенденций актуальны для России?

Ланди: Многие, а может быть, и все. Вы же не сидите в офисе целый день? В Москве, как я знаю, высокая транспортная загруженность, частые пробки на дорогах. Многие предпочли бы работать дома при наличии надежного интернет-соединения. Так что рано или поздно такая тенденция, как полная мобильность, дойдет и до России. Впрочем, это уже сейчас происходит — в московском такси, в котором я ехал в гостиницу, был Wi-Fi, так что я даже смог совершить видеозвонок.

Мы всячески стремимся расширить использование видео. Раньше ВКС-решения предназначались для больших боссов из-за высокой стоимости владения и трудности использования. Компании не могли предоставить такие возможности каждому сотруднику, к тому же для оборудования требовалось отдельное помещение. Теперь же технологии стали доступнее, а программное обеспечение можно установить вообще на любом устройстве. Например, наш новый и доступный по цене продукт RealPresence Debut соединяет в себе видеокамеру и кодек, с его помощью любой монитор можно превратить в терминал ВКС.

Наша цель — приучить людей пользоваться видео. Раньше для проведения конференции надо было предварительно зарезервировать переговорную. Зачастую в компаниях есть специальные комнаты для проведения видеоконференций, но из-за сложности организации ВКС они чаще используются для обычных совещаний, а не по своему прямому назначению. Теперь же мы предлагаем решения, такие как Debut, предназначенные для небольших офисных пространств, и видео становится доступно всем. Чем больше сотрудники его используют, тем чаще обращаются к этому способу общения.

Начав работу в Polycom, я перестал совершать обычные звонки — только по видео. Изменились и способы коммуникации. Когда мне надо что-то сообщить нескольким моим сотрудникам, я все чаще вместо письменного сообщения записываю и отправляю по электронной почте видеообращение. По крайней мере у нас в компании предпочтение отдается этому способу взаимодействия. Ведь я получу больше информации, чем по телефону, если буду видеть глаза собеседника.

Технологии становятся все более гибкими и доступными, что весьма актуально для российского рынка. Взять, например, наш продукт Polycom RealPresence Trio — первый интеллектуальный узел группового взаимодействия, превращающий легендарный треугольный конференц-телефон в систему обмена контентом, видео- и голосовой связи. Пользователям уже недостаточно обычных конференц-телефонов, но если они не готовы к серьезным вложениям в видео-конференц-связь, RealPresence Trio станет для них идеальным решением. Если добавить Web-камеру, Trio превратится в полноценную среду визуального взаимодействия, трансформирующую любое пространство в многофункциональную переговорную площадку. В результате большее число людей сможет общаться посредством видео.

В России, как и во всем мире, молодые люди очень активно пользуются социальными сетями и мобильными устройствами, так что «мобилизация» будет повсеместной. Традиционный подход работает: чем проще технология, тем больше людей ее использует, причем для самых неожиданных задач.

 

LAN: О каких задачах может идти речь?

Ланди: Мы стараемся больше не употреблять словосочетание «видео-конференц-связь», предпочитая вместо него использовать термин «визуальное сотрудничество». Разница как между проведением встречи и совместной работой. Дизайнеры, конструкторы, инженеры могут совместно заниматься тем или иным проектом: на одном экране (или части экрана) будет отображаться видео, на другом — контент из Интернета; можно делать цифровые заметки и т. д. Это открывает путь к новым видам взаимодействия и способам применения технологии, позволяя добиваться гораздо большего.

Превращение видео из средства организации встреч в платформу для удаленного сотрудничества меняет рабочие процессы. И это очень важный момент. Если видеосвязь рассматривать только как иной способ общения, ее применимость оказывается ограниченной. Так, например, недавно я встречался с представителями одной нефтяной компании, которые хотят интегрировать видео в рабочие процессы инженеров-проектировщиков нефтяных платформ, чтобы они использовали видео непосредственно при проектировании, а не только для совещаний.

И такие кардинальные изменения уже происходят. Включение видео в рабочие процессы позволяет компании дифференцироваться. В результате это средство взаимодействия становится критичным для ее деятельности — без него видение бизнеса становится невозможным. К сожалению, пока так происходит не везде, но ситуация меняется.

Если суммировать все сказанное, видео становится все более простым в использовании и все более доступным, находит широкое применение и зачастую оказывается неотъемлемой частью бизнес-процессов.

 

LAN: Наиболее дешевым и доступным решением являются, наверно, облачные сервисы…

Ланди: Такой мощный фактор, как облачные вычисления, невозможно игнорировать. Однако пока многие заказчики предпочитают иметь инфраструктуру в собственности из соображений безопасности, для обеспечения требуемого качества изображения и по другим причинам.

Правда, есть ситуации, когда облачные сервисы незаменимы. Представьте, что, готовясь к новогодним распродажам, компания розничной торговли должна предоставить места для 150 операторов вместо 100. Покупать еще 50 конечных точек нецелесообразно, ведь они будут использоваться всего месяц. Программное обеспечение Cloud Burst, дополняющее наше платформенное решение, позволяет получить временный доступ к облачному сервису и платить только за потребленные ресурсы.

Все в отрасли говорят об облаках, но в реальности мало кто обращается к полномасштабным облачным решениям. Облачные сервисы — это, скорее, способ привлечь дополнительных пользователей. Они нацелены на тех, кто не хочет делать капитальные инвестиции, даже если цены снизятся, но готов платить за фактическое потребление или вносить помесячную абонентскую плату. Так, недавно мы представили продукт Polycom RealPresence Clariti. По сути это другой способ реализации наших инфраструктурных решений. Наряду с приобретением бессрочных лицензий компания теперь может выбрать оплату по подписке.

Как я уже отмечал, несмотря на яркие дискуссии, нет ни одного решения, которое было бы полностью адаптировано к облаку. Тем не менее никто не спорит, что за облаками (и WebRTC) будущее. На эти услуги приходится 10% рынка, но они предоставляют дополнительную гибкость по сравнению с тем, что мы могли предложить еще вчера. И в России, ввиду сложной экономической ситуации, они вполне могут стать привлекательным вариантом.

 

LAN: Однако в действительности облачные услуги по организации видеоконференций, не говоря уже о визуальном сотрудничестве, пользуются намного меньшим спросом, чем, например, виртуальная телефония…

Ланди: Главная причина, мне думается, в качестве услуги — речь не только об изображении и звуке, но и о телекоммуникационной инфраструктуре и технической поддержке. Как говорят мои российские коллеги, реальная пропускная способность интернет-соединений в России ниже номинальной, хуже того — она непредсказуема и варьируется в широких пределах. Повлиять же на сервис-провайдера нет никакой возможности из-за отсутствия SLA.

Таким образом, проблема заключается в отсутствии адекватных соглашений о качестве обслуживания и каких-либо гарантий для потребителя, будь то индивидуальный пользователь или предприятие. Потенциальные клиенты не верят, что провайдер сможет обеспечить им необходимый уровень сервиса. Соответственно, провайдеры должны, во-первых, повысить качество сервиса, а во-вторых — изменить SLA. Только после этого рынок облачных услуг начнет расти. Пока же проблемы с соединением наблюдаются даже в Москве и Санкт-Петербурге, не говоря о регионах.

Существенное значение имеет и вопрос безопасности: некоторые организации никогда не переведут свои системы в облако. Не только силовые структуры, но и многие другие организации весьма озабочены вопросами безопасности. Однако для тех небольших компаний, которым часто нужна видеосвязь для взаимодействия с поставщиками и клиентами, а фактор безопасности не столь существенен, облачный сервис будет наилучшим решением.

 

LAN: Как утверждается в опубликованном Polycom прогнозе тенденций развития технологий для совместной работы в 2016 году, абсолютное большинство комнат для совещаний не приспособлены для их проведения. Каким образом надо изменить эти помещения, чтобы они обеспечивали необходимые для этого условия?

Ланди: В действительности дело обстоит совсем не так — мы не собираемся трансформировать переговорные комнаты. Именно необходимость подготовки специальных помещений была препятствием для распространения высококачественных видеоконференций. Например, при покупке иммерсионной системы телеприсутствия требовалось выделить для нее помещение. Главное было найти комнату подходящего размера, что не имеет никакого отношения к технологии. Однако при продаже решений такая проблема возникала часто: систему надо было встроить в существующее помещение. К тому же офисная площадь, как правило, дорогая — и в Лондоне, и в Москве. Поэтому главным фактором становилась стоимость не систем, а помещений.

При использовании наших технологий размер комнаты не имеет значения. Многие офисы гораздо меньше, чем тот, в котором мы сейчас разговариваем. Большой экран в них просто негде разместить. Для таких случаев как раз таки подойдут наши решения Debut или настольная система RealPresence Group Convene. Именно поэтому мы говорим, что множество помещений, которые раньше не использовались для визуального сотрудничества, теперь позволят решать эти задачи, причем гораздо проще.

Возвращаясь к тому, что я говорил раньше: у видео две проблемы — необходимость выделять специальные помещения и использование таких помещений не по назначению (в лучшем случае на долю видеосовещаний приходилось 20–30% времени, к тому же переговорную требуется заранее резервировать). Вместо этого мы предложили недорогие компактные решения, такие как интеллектуальный узел для любых помещений Polycom RealPresence Trio, которые могут быть развернуты где угодно. В результате 30–50 млн небольших офисных помещений могут быть превращены в видеокомнаты. Тем самым создаются условия для того, чтобы сотрудники действительно использовали видеосвязь повсеместно.

У нас есть программное обеспечение RealAccess Analytics, с помощью которого можно измерить, сколько времени использовалась система. При подключении к нашей платформе оно идентифицирует все конечные точки в масштабах всей компании, после чего контролирует их загрузку. Кроме того, с его помощью можно отслеживать наличие последних обновлений, доступность конечных точек, причины недоступности и т. д. Зачастую выясняется, что видео мало востребовано. Чтобы повысить активность его использования, мы начали предлагать компактные и простые решения вместо больших комнатных систем.

Например, решение Polycom RealPresence Centro в виде стойки с четырьмя экранами поможет превратить любое помещение в комнату для совещаний — его можно привезти на тележке, с которой оно поставляется. Надо только подключить к розетке питания и Интернету. Другой новый продукт — Polycom RealPresence Medialign, который вскоре будет доступен и в России, — отвечает той же концепции быстрого развертывания: его установка выполняется за 45 мин без помощи инженеров. Это кардинально меняет условия для использования ВКС-системы. Ранее оно сопровождалось большим объемом работ по развертыванию, предполагало выделение определенного помещения и требовало существенных инвестиций. Технологии становятся более адаптивными: сегодня помещение можно использовать для визуального сотрудничества, а завтра — для других целей.

 

LAN: А если попытаться заглянуть на десять лет вперед, когда, согласно видению Polycom, видеосвязь станет действительно повсеместно используемым инструментом? Не приведет ли это к стагнации рынка в результате насыщения, как в случае мобильных телефонов, а теперь и смартфонов?

Ланди: Рынок систем для визуального сотрудничества обладает большим потенциалом роста — по причинам, которые мы обсуждали выше. Немногие люди пользуются видеосвязью. Общий объем рынка решений для видеосотрудничества составляет 3 млрд долларов. Если будет реализовано все, что задумано, его объем может возрасти на несколько порядков.

Вполне вероятно, что бизнес-модель продвижения коммуникационных видеорешений изменится. Возможно, мы будем их не продавать, а предоставлять в аренду. Или получат распространение совершенно новые технологические решения, такие как 3D или голография, и тогда все помещение будет адаптировано к взаимодействию с использованием видео. 3D-изображения могут оказаться востребованы в медицине и других областях, где необходимо видеть предмет в перспективе.

Я не думаю, что в обозримом будущем этому рынку грозит стагнация.

Купить номер с этой статьей в PDF